Форум » КАРТИННАЯ ГАЛЕРЕЯ » Домик в горах » Ответить

Домик в горах

Холст: Заснеженные горы всюду, куда взглянешь. Белое-белое небо, яркое солнце и тихий ветерок. Деревянный домик, который вблизи куда больше, чем кажется издалека. Большая елка, запорошенная снегом. Ряды коробок, сложенные рядом с ней. И тихий перезвон колокольчиков в воздухе.

Ответов - 61, стр: 1 2 3 4 5 All

Хелен Форанэн: Внезапно оказалась там, путь куда сама же и нарисовала. Огляделась и увидела домик, который с каждым ее шагом становился все больше и больше. Погода здесь была вполне себе зимняя с легким морозцом. Елка и коробки явно намекали на то, что попала она сюда явно в предверии праздника. Но для начала, направилась все-таки к дому, потому что хозяев на улице видно не было, что странно, ибо елка была выбрана и коробки, возможно с игрушками, были приготовлены. Подошла к двери дома и, постучавшись, позвала: - Эй, люди добрые, есть тут кто-нибудь? Стала дожидаться хоть какого-то ответа.

Холст: Сначала было тихо, даже колокольчики притихли. А потом внутри дома начались шепотки. - Кого это к нам занесло? - Да никого не могло! - Может, это Он вернулся? - Да ты что, Олли, голос-то не тот! - Тсссс! И снова тишина.

Хелен Форанэн: Внезапно стало очень тихо, а из-за двери послышались шепотки. Два странных субъекта явно заперлись в доме и явно не хотели ее впускать. Но интересно было узнать, что такое приключилось-то. Поэтому, стараясь говорить абсолютно спокойно, чтобы не спугнуть, произнесла: - Эй, я тут заблудилась. Пустите погреться, а то напрочь замерзну. Вреда не причиню и помогу, чем смогу. Снова прислушалась.

Холст: К шепоткам присоединился теперь и топот маленьких ножек. Кажется, куда большего количества, чем всего две пары. И тихий перезвон колокольчиков. - Он не разрешал нам! - Нолли, мы не можем оставить человека на холоде! - Да и елку надо наряжать... - И Дэшер еще не кормлен, бедняга... - Открываем, ребята! Вновь наступила тишина, после чего дверь с тихим скрипом распахнулась. Внутри домик еще больше, чем снаружи. Все увито гирляндами, венками, праздничными огоньками, на каждом свободном клочке висит или шарик, или фигурка, или снежинка. Повсюду - маленькие и большие елки и елочки, уже украшенные и еще не до конца. Кажется, что в доме нет никого.

Хелен Форанэн: Послушала очередную тираду по поводу открывать ей дверь или нет и улыбнулась, поняв, что среди странных личностей этго дома есть хоть один здравомыслящий человек. Правда человек ли? Тут дверь отворилась и перед ее глазами предстал просторный дом, украшенный с потолка до пола, но больше всего поразило огромное количество елей и елочек, которые явно кто-то украшал. Теперь все это начинало напомнать домик Санты, точнее таким она его себе представляла. Немного постояв на пороге, отчетливо проговорила в пустоту: - Спасибо, что впустили. Может быть я смогу вам чем-нибудь отплатить за ваше доброе отношение?

Холст: Из-за камина послышалась возня и тихие возгласы. - Иди! - Нет, ты иди! - Я боюсь! - Иди, кому говорю! И вдруг в центр комнаты выбежал маленький человечек, явно вытолканный другими вперед. Человечек был Хелен по пояс, носил зеленый камзол, полосатые красно-зеленые штанишки, ярко-красный колпак с бубенцом и туфли с загнутыми носами. В тишине громко звякнул колокольчик - теперь понятно, что звук исходил как раз от колпака. - С Рождеством тебя, человек. Человечек явно попытался говорить серьезным тоном, что вместе с высоким голосом производило странное впечатление. - Что тебя привело к нам, человек?

Хелен Форанэн: Вот кого-кого, а рождественского эльфа встретить не расчитывала. Но на самом деле верила, что где-то они все-таки существуют. Вот и встретила, правда было очевидно, что ее боялись. Видимо гости с улицы тут не часто бывают. Когда один все-таки вышел, улыбнулась ему, правда при этомм пришлось присесть на корточки, чтобы быть вровень с этим человечком, и проговорила: - И тебя с Рождеством. Что меня сюда привело? Сделала небольшую паузу: - Да вот, неожиданно для себя, заблудилась. И тропинка привела меня сюда. А что это за место? На самом деле напоминает домик Санты, но это же сказка.

Холст: Из-за камина раздалось испуганное шушуканье, а человечек перед Хелен выразил общее опасение. - Но сюда не ведет ни одна тропинка, человек! Добавил торжественным тоном. - Ты в Его доме, человек! И никаких сказок мы не знаем, недосуг нам сказки знать. Оглянулся через плечо, а потом закивал, словно согласовав действия. - Раз ты тут, то будешь нам помогать. Не так легко достать до вершин вот тех елок, а они все-все должны быть украшены. А за это мы тебя не будем выгонять обратно на холод и накормим, человек. Остановился, явно дожидаясь согласия.

Хелен Форанэн: Прикинула в уме, каким образом можно до верхушек елок достать, а затем проговорила, соглашаясь: - Хорошо, я помогу вам достать до верхушек тех елок. Пускай будет так. Только дайте чем верхушки украсить, а так посмотрим, что можно будет сделать. Все-таки странно звучала фраза о том, что сюда ни одна тропинка не ведет. Впрочем, в мире волшебства разные места бывают, чего ж тут удивляться. А вот что касалось способа решения проблемы, разве не должна здесь работать у этих существ какая-то особая магия или им просто рук не хватает? Решила все-таки уточнить: - А разве вы не владеете какой-то особенной магией, которая поможет все сделать за считанные секунды? Мне просто интересно.

Холст: Человечек, явно потеряв всякую боязнь и интерес в новоприбывшей, только махнул рукой в сторону склада очередных коробок, которые виднелись чуть в стороне. - Вот в них верхушки, с ними тебе справляться. Вон там, если что, приступочка, чтобы дотянуться до самых верхних. А у нас дела, мы спешим, человек. Вернемся через час! И крутанулся вокруг своей оси, исчезая в облаке зеленых конфетти. Коробки и правда стоят там, где указано. Разной формы, но все относительно небольшие.

Хелен Форанэн: Окинув взглядом все елки и ели, ожидающие украшения, стала вырабатывать план, как все побыстрей украсить. В итоге, выход оставался один - применить к тем елка, до верхушки которых не дотянется, Левиосу. Но вначале отправилась к складу, где лежали коробки с украшениями. Вытащила парочку коробок и отнесла их поближе к елкам. Затем, решила проверить, до верхушек каких елок дотянется без заклинания, проходя по рядам и внимательно рассматривая все елки. Так работа пойдет быстрее.

Холст: Дотянуться можно почти до всех елок, до еще пары - с приступочкой, которую человечек показал, и только одна достаточно высока, чтобы не дотянуться без заклинания никак. А из парочки коробок, которые Хелен выбрала, еще по пути раздалось шуршание, возня и прочие признаки активности.

Хелен Форанэн: Вначале решила обратить свое внимание на те елочки, до которых могла дотянуться пропсто так без всяких дополнительных ухищрений. И все было бы нормально, если бы не услышала, как из коробок доносится возня, шуршание и вообще признаки активной деятельности. Улыбнулась и, присев около первой коробки, открыла ее. Надо же было посмотреть, кто там возится. Любопытство, как всегда победило.

Холст: Стоило открыть коробку, как оттуда буквально вылетел-выпрыгнул кто-то очень яркий и блестящий. Этот кто-то пропрыгал по всему дому, после чего устроился на нижних ветках одной из елок. И только тогда стало понятно, что перед Хелен большая зеленая светящаяся и определенно стеклянная лягушка. В тишине раздалось отчетливое "ква-а-а-а".

Хелен Форанэн: Не успела опомнится, как на нее вылетело или выпрыгнуло Нечто. Это самое существо некоторое время попрыгало по всему залу, пока не оказалось прямо перед ее носом - на нижних ветках ближайшей елки. При более тщательном осмотре оказалось, что это лягушка. Причем вполне себе стеклянная. - Ух ты! Иди сюда. Медленно протянула руку к игрушке-лягушке. Что-то подсказывало, что в остальных коробках игрушки такие же.

Холст: Лягушка свысока, даром, что маленькая и сидит внизу, посмотрела на человека. - Я не ух ты, я Царевна-Лягушка, прошу Вас, юная леди, обращаться ко мне соответствующим образом. Приподнялась на задних лапках. - Чего Вам надобно, юная леди?

Хелен Форанэн: - Ух ты, Царевна-Лягушка. Восторг от услышанного реально был детским и непомерным. Но все-таки взяла себя в руки и проговорила: - А Вы желания испоняете, да? И что Вы делали в коробке для елочных игрушек? Внимательно посмотрела на лягушку, доказательств, что она царевна пока не было.

Холст: Презрительно квакнула. - Вы меня с плебейкой-Щукой попутали, юная леди. Я — Царевна, никаких желаний не исполняют, это все вокруг исполняют мои. Не интересные ей самой вопросы оставила без ответа, начав забираться все глубже в елку.

Хелен Форанэн: Пожала плечами и проговорила: - Ну, раз так, то можете дальше по елке ползать. Мне тут работать надо. Елки украшать. Вернулась к коробкам в поисках верхушек для елок. Должно же быть что-то еще, кроме стеклянных принцесс неизвестного происхождения.

Холст: Коробки как коробки, лежат себе - ровно столько же, сколько и ёлок без верхушек. И в каждой что-то шевелится. Открыть можно любую.

Хелен Форанэн: Решила начать открывать коробки по очереди. И начала с самой ближайшей, надеясь, что не везде одни царевны-лягушки. Может там что-то более сговорчивое и не командующее. С такой игрушкой можно будет договориться.

Холст: А из следующей коробки выскочило странное существо - вроде и пони, но с длинным ушами и горбами, как у верблюда. Стеклянное, впрочем, как и лягушка. Игогокнув, существо вскочило на другую елку, начиная прыгать по ветвям и вообще не обращая внимания на человека.

Хелен Форанэн: Видимо навершия для елки были не простыми, но и в то же время теми же стеклянными игрушками, которые нельзя было заклинанием шандарахнуть - рассыпятся. Решив, что после третьей попытки начнет серьезно относится к делу, открыла третью коробочку, надеясь, что там что-то более спокойное.

Холст: В третьей коробке и правда оказалась флегматичная Щука, которая вяло махнула хвостом и вообще не стала никуда из коробки убегать. Только зевнула во всю ширину своей стеклянной пасти.

Хелен Форанэн: Нашла то, что искала. В третьей коробке лежала щука, которая никуда не собиралась убегать, уплывать и так далее. Может она еще и желания исполняет? - Эй, простите, что тревожу вашу дрему, но вы не против полежать на верхушке елки? Протянула руку, чтобы взять щуку.

Холст: Вяло щелкнула зубами рядом с протянутой рукой. - Девочка, мне так лень, ну чего ты меня беспокоишь? И опять зевнула.

Хелен Форанэн: Усмехнулась. Приблизительно так она и сама выглядела, когда ей было лень. А так, лягушка сказала, что щука желания исполняет, поэтому и решила поинтересоваться: - Мне сказали, что вы желания исполняете. Вот решила узнать. А вы крайне ленивой оказались и откуда в вас столько лени? Посмотрела на щуку.

Холст: Махнула хвостом. - Мне лень исполнять. Зачем? В чем смысл? Эх, не знаю, зачем, зачем...

Хелен Форанэн: - Смысл в том, чтобы сделать доброе дело и помочь другому. Тогда и вам тоже от этого что-то перепадет. А если лениться, то так можно стать вообще никому не нужной. И вас расплавят потом или разобьют, потому что не увидят в вас никакого смысла. Улыбнулась щуке.

Холст: Секунду поглядела на девочку, после чего всхлипнула и широким взмахом хвоста оказалась на вершине одной из елок, превратившись в звезду. Вот только тусклую звезду на елке с чуть поникшими иголками. А по всей елочке рассыпались маленькие хрустальные капельки-слезы. Впрочем, формально задание, видимо, выполнено.

Хелен Форанэн: Поскольку формально задание было выполнено, решила вернуться к царевне-лягушке. Подошла к елке и поинтересовалась: - Еще раз здравствуйте, уважаемая. Что мне нужно сделать, чтобы вы сделали мне отдолжение и оказались на верхушке елки?

Холст: Лягушка удивленно квакнула, глядя на грустную елочку со звездой. - Вы... Вы и меня хотите... так? Спросила удивленно-удивленно, даже остановившись в забирании вглубь елки. - Это же... печально, юная леди!

Хелен Форанэн: Покачала головой и проговорила: - Нет, не хочу. Я хочу, чтобы вы засияли, как полагается царевне. И больше ничего. Не все же становятся такими тусклыми, как ленивая щука. Посмотрела на лягушку.

Холст: Лягушка задумчиво поглядела на Хелен, а потом единым прыжком оказалась на вершине ёлки, став вершиной. Не тусклой, но и не яркой, скорее - просто стекляшкой.

Хелен Форанэн: Направилась к третьему животному, которое выпустила. То ли пони, то ли ослу, не понятно. Решила на всякий случай поинтересоваться, а вдруг существо тоже говорящее: - Эй, здравствуй, а ты меня понимаешь? Посмотрела на существо.

Холст: Остановил свой бег, чтобы закивать, мотая ушами. - А то, еще как понимаю! Ты обидела Щуку, не впечатлила Лягушку, а теперь пришла уговаривать меня! Игогокнул, продолжая свои прыжки по ветвям.

Хелен Форанэн: Пожала плечами, мол как получилось, так получилось. Затем проговорила: - Как получилось. По своей воле никого обижать не хотела. Но у меня вся жизнь такая: либо обижаю, либо разочаровываю. Третьего не дано. Но могу попробовать договориться с тобой. Толькочтобы это был справедливый договор, а не пустая болтовня.

Холст: Вздохнул очень по-человечески. - А справедливый договор - это как? Это что именно? Остановился даже.

Хелен Форанэн: - Справедливый договор - это договор с пользой для обеих сторон. Например, мне нужно украсить все елки и убедить тебя стать звездой на елке. Ты в свою очередь можешь попросить у меня что-то равноценное этому. Посмотрела на существо. - А для начала неплохо бы познакомиться. Я Хелен, а ты?

Холст: Игогокнул довольно. - А я - Конек-Горбунок, Хелен. Скакнул, оказываясь рядом. Заговорил проникновенно. - Перо Жар-Птицы - вот что принеси мне, Хелен. Вот моя мечта и моя часть, - повторил с интонациями девушки, - справедливого договора. Игогокнул и вскочил обратно на елку.

Хелен Форанэн: Подумала, что конек-горбунок - настоящий делец. Поэтому надо было искать в коробках Жар-птицу. А коробок неисчеслимое количество. - Хорошо, попробую найти его. Взяла из стопки еще две коробки. И открыла, в начале, первую.

Холст: Коробок, как и ёлок, осталось всего три. И из первой открытой раздалось громкое рычание, стоило ее приоткрыть. Оттуда вразвалочку выбрался стеклянный бурый мишка, встал на задние лапы и проговорил. - Это ты съела мою кашу, девочка? Угрожающе рыкнул.

Хелен Форанэн: Отшатнулась от коробки, когда из нее выбрался бурый мишка. Показала головой и проговорила: - Неет, я кашу вообще не люблю. Так что ее явно съел кто-то другой. И этот кто-то предпочел бы забраться повыше, чтобы ты его не достал в случае чего. Все же знают, что медведи на верхушку елки забраться не могут. Могу поспорить, что и стеклянные сказочные мишки тоже не ообо по деревьям лазают. Посмотрела на мишку.

Холст: Покачал тяжелой головой, урча. - Говоришь, не ты? Говоришь, наверх? Ууу, если ты меня обманула! Зашагал на задних же лапах к ёлке, взбираясь на нее, пригибая ветви. - Сейчас я тебе покажу, подлый вор! Добрался до вершины, уселся там, оглядывая комнату, ёлки... И через пару секунд окутался ярко-красным светом, чтобы после стать такой же стеклянной верхушкой, горящей ярко и сердито - как и вся ёлка, теперь усыпанная красными огоньками.

Хелен Форанэн: Еще одна проблема была решена, может не правильно, но все таки решена. В результате чего, оставалось еще две коробки не открытые, следовательно, шанс, что она найдет жар-птицу тепрь стал пятьдесят процентов. Подошла к первой из двух оставшихся коробок и открыла ее.

Холст: И из второй коробки с громким рыком выскочил еще один бурый медведь. - Где тот, кто сидел на моем стуле, урр! Оглянулся, пытаясь найти вредителя.

Хелен Форанэн: Отшатнулась, вспомнив, что в сказке было три медведя. И подумав, что провести одним и тем же способом всех троих вряд ли получится. Затем проговорила: - Вы ищете кого-то кто сидел на вашем стуле, мистер медведь? Я вряд ли могу вам помочь. И откуда вы вообще узнали, что на нем кто-то сидел? Может вам показалось. Посмотрела на мишку.

Холст: Медведь начал что-то ворчать, когда раздался звон колокольчиков, а следом появились человечки - на сей раз все. Старший заговорил, указывая пальцем на игрушку. - Опять ты за свое, мишка? Никто не сидел на твоем стуле, а ну, иди на место! Не смущай нашу помощницу! Медведь пристыженно опустил нос, взбираясь на ветви и превращаясь в верхушку на теперь горящей ровными огоньками елке. Человечек улыбнулся довольно, а потом кивнул. - Вижу, с нашей парочкой ты уже справилась, молодец. За такое полагается чай и вкусности... А где Конёк? Оглянулся в поисках.

Хелен Форанэн: Не успел мишка зарычать, как вернулись человечки домой и тут же поставили его на место. На вопрос про Конька проговорила: - Прыгает по елкам. Пока ему перо жар-птицы не принесут. По крайней мере так сказал. Спасибо, что мишку остановили, а то я не знаю, что бы могла ему предложить. И за чай будущий с вкусностями тоже. Улыбнулась.

Холст: Человечки загомонили. - Так дай ему! - Да, ты же можешь! - Дай ему перо! Старший цокнул языком, заставляя всех замолчать, и заговорил сам. - Почему бы тебе и правда не достать ему перо? Я видел много...ваших, вы можете создавать новые вещи из ничего! А стеклянной игрушке много не надо, да.

Хелен Форанэн: - Ты видел много наших, но видимо владеющих особой магией - трансфигурацией или материализацией. Я не из таких. А у вас случайно нигде в коробках жар-птицы не завалялось? Посмотрела на человечков. - И вообще, делать предметы из ничего невозможно, всегда было что-то в начале.

Холст: Вздохнул грустно. - Нет у нас Жар-Птицы, да и зачем такую красоту портить, перья отрывать... Посмотрел внимательно. - Ты ведь взрослая совсем, верно? Говоришь, что-то в начале? Протянул Хелен леденец-трость. - Вот.

Хелен Форанэн: Пожала плечами и проговорила: - Может совсем взрослая, а может и не совсем. Я еще учусь, так что, наверное, все же не совсем. Но я попробую. Взяла предложенный леденец-трость и положила его на ближайшую пустую коробку. Затем достала из рукава палочку и вздохнула. Трансфигурация не была сильной стороной, но попробовать все-таки следовало, поэтому всецело сосредоточилась на выполнении задания. Вот перед ней лежит леденец-трость, который довольно часто можно встретить на рождество. Все дети его любят. И это лакомство дарит им радость. Но ей сейчас нужно не оно, а перо жар-птицы для конька-горбунка. Оно тоже может дарить радость. Просто идеальный подарок на Рождество, теплый и яркий. Как и у трости, в пере превалируют яркие цвета и они оба имеют гладкую и немного фигурную поверхность. Представила себе, как карамель из которой сделан леденец расплавляется на медленном огне, а затем заливается уже в другую форму - форму пера, где постепенно охлаждаясь, затвердевает. Теперь это больше не леденец-трость, а перо, очень похожее на перо жар-птицы, все еще теплое и яркое, перенявшее цвета от леденца и так же способное дарить людям радость и не только людям. Как и леденец, это будет отличный подарок на рождество, который принесет тепло тому, кому это перо будет подарено. И вот карамель уже вынута из формы и перед ней красивое и яркое перо. Вполне должно понравиться Коньку. Закрепила образ карамельного пера жар-птицы и коснувшись палочкой изначального объекта, произнесла: - Verti Angustus!

Холст: Леденцовая трость осталась леденцовой тростью. А пра-пра-прадед Бонни Гамп перевернулся в гробу от такого пренебрежения правилами Трансфигурации. Человечек печально вздохнул и протянул деревянную ложку. - Попробуй еще, пожалуйста?

Хелен Форанэн: Покачала головой и проговорила: - Увы, я ничего с этим поделать не могу. Но попробую в последний раз. Взяля деревянную ложку и положила ее на пустую коробку. Сосредоточилась на трансфигурации. Вот перед ней деревянная ложка, можно ей кушать, а можно просто держать, как красивый предмет интерьера. Ну, или подарить на Рождество кому-нибудь, кто без ума от ложек. Но сейчас ей не нужна простая ложка, ей нужно перо жар-птицы, которое так необходимо Коньку и, которое при желании можно использовать в любых целях. Как и ложку, например, в декоративных или в качестве подарка. Представила себе, что деревянная ложка распадается на мелкие частицы, которые потом постепенно собираются в совершенно другую форму - форму пера. Линии из плавных становятся более резкими, и более тонкими. И вот перед ней уже не ложка, которую можно использовать для еды или для подарка-украшения. А вполне себе неплохое перо, которое можно выдать за перо жар-птицы и также подарить. Закрепила образ пера, полученного из изначального предмета, дотронулась до ложки палочкой и произнесла: - Verti Angustus!

Холст: Ложка стала деревянным пером. Чуть кривоватым, но пером. Откуда-то выбежал Конёк-Горбунок, схватил зубами его и, радостно заржав, взлетел на вершину, становясь украшением, неказистым, но ёлка огнями заиграла-таки. Человечек захлопал радостно. - Спасибо! А теперь - чай! Указал на стол сзади Хелен. - Скоро настанет полночь и вернется Он, но у нас еще есть время.

Хелен Форанэн: Улыбнулась, увидев, что сработало. Кривовато, но сработало. Затем, кивнула и проговорила: - Не за что. Сделала все, что могла. Отправилась к указанному столу и присела за него. Потом поинтересовалась: - А кто такой этот Он?

Холст: Старший разлил чай по чашкам, вручил одну большую Хелен, а остальные роздал другим человечкам. - Да ты и сама знаешь, кто это, чего тут размышлять. Ты лучше пей чай, а мы сейчас завершим с елками, как раз к Его приходу. Засеменил, оказываясь рядом с последней коробкой, заглядывая внутрь и что-то проговаривая сидящему внутри третьему, по всей видимости, медведю. - Вот так будет славно, дом украшен и готов к Его возвращению! Все захлопали в ладоши, глядя на разномастные, но горящие и с украшенными вершинами ёлки.

Хелен Форанэн: Взяла кружку и отпила немного. Чай оказался восхитительным. А ответ на ее вопрос был правдивым, она уже давно знала, куда попала. - Да, верно. Чай абсолютно восхитителен, спасибо. Улыбнулась, а когда все елки были украшены, захлопала в ладоши со всеми остальными, проговорив: - Это было незабываемое приключение с елками. У нас игрушки не оживают. Жалко, что я ничего не смогу отсюда с собой взять.

Холст: Все расселись за столом, весело гомоня и уже совсем не стесняясь человека. - Да, наши игрушки такие, с ними сложно, но зато как интересно! Все выпили по кружке чая, когда раздался громкий звон, совсем не похожий на обычный и привычный уже перезвон колокольчиков человечков. - Он вернулся! - Он едет! - Пойдёмте встречать! Все убежали на улицу, а самый маленький человечек вдруг подбежал к Хелен, вручил ей большой леденец-трость - не тот ли самый? - и подмигнул. - Спасибо тебе, человек. А затем весь домик подернулся дымкой, замерцал... И исчез, а Хелен оказалась перед белым холстом в картинной галерее, держа в руках тот самый леденец.

Хелен Форанэн: Едва взяла в руки леденец, как снова оказалась перед белым холстом. Приключение закончилось, но оно оказалось крайне забавным. Очень понравилось, а леденец в руке подтверждал, что все было реально. Улыбнулась и пошла обратно на факультет, напомнив себе о делах насущных. И пообещав, что еще сюда вернется. Чуть позже.



полная версия страницы