Форум » КАРТИННАЯ ГАЛЕРЕЯ » Париж » Ответить

Париж

Холст: Светло-серое небо, темно-серые дома, серо-зеленые деревья. Словно покрыты пылью повозки, кони, дороги... Люди куда-то спешат, кто-то грустен, кто-то весел, но все они такие же серые. Иногда сквозь облака проглядывает солнце, которое расцвечивает весь мир, но серая пелена очень быстро возвращает себе господство. Кажется, скоро начнется дождь.

Ответов - 97, стр: 1 2 3 4 5 6 7 All

Илона Клемансо: Оказавшись на улочке Парижа, огляделась. -Ухты, Париж!- с улыбкой шепнула себе под нос. Отошла с дороги поближе к домам. Да, стоило добавить цвета, а то как в чёрно-белом кино... Почти. Интересно, я тоже серая? Посмотрела на свои жёлтые отвороты мантии.

Холст: Отвороты как отвороты, только сама мантия стала куда больше похожа на плащ с капюшоном, а желтый цвет стал серо-желтым. Сверху закапали первые капли. Мимо прошла та самая парочка... и заглянула в дверь дома совсем рядом с Илоной, сделав какой-то непонятный жест и пройдя внутрь. Дверь осталась приоткрытой, оттуда чувствуется тепло и вкусные запахи еды, но никто никуда девочку не зовет, открыты все пути.

Илона Клемансо: Хмыкнула, увидев, как изменилась мантия. С первыми упавшими каплями, посмотрела на небо и накинула капюшон на голову. Посмотрела на пару, которую рисовала на холсте. Проследила за людьми взглядом и, когда они вошли в дом, тихонько подошла к двери, немного постояла на месте, а затем решила, что стоит осмотреть город, раз уж она здесь. Пошла вперёд.

Холст: Дождь стал совсем сильным, словно только этого момента и ждал. Люди вокруг начали раскрывать зонты, подзывать кареты и спешить по домам. Лавочники убирали весь товар в помещения, а уличные торговцы пытались прикрыть свой скарб. Город привычно и обыденно готовился к серому дождю на серых улицах.

Илона Клемансо: Мерлин, почему именно сейчас? Вздохнула. Обернулась и посмотрела на приоткрытую дверь. Наверное, стоит вернуться и попросить помощи у людей, ну или промокнуть до нитки. Вернулась к заветной двери и постучала, надеясь, что нарисованные герои проявят радушие.

Холст: Дождь стал ливнем, а дверь так и осталась не закрытой, распахнувшись от первого же толчка. Внутри светло, очень тепло и непривычно ярко, словно здесь серый цвет не любят категорически. А еще есть камин и большой стол с людьми самого разного вида. Которые молчат и внимательно смотрят на девочку, словно ожидая чего-то.

Илона Клемансо: Ойкнула, когда дверь открылась от стука. Сама. - Здравствуйте,- сделала шаг через порог, наблюдая за реакцией людей. Дальше не пошла. - Простите, кажется, мне нужна ваша помощь. Там начался ливень, а мне идти некуда. Можно переждать дождь здесь? Я.. Я в долгу не останусь, сделаю, что попросите.

Холст: Люди продолжили молчать, только одна красивая дама наклонилась к своему кавалеру, явно пытаясь что-то у него спросить, но мужчина только отмахнулся. Наконец, поднялся один, видимо, главный здесь. Вышел из-за стола, склоняя голову в приветствии. - Меня зовут Дидье Дюкло, рад знакомству, мадемуазель. Конечно же вы можете остаться здесь. Но, скажите, как вы сюда попали? Дверь же... Запнулся и замолчал.

Илона Клемансо: Переводила взгляд с одного человека на другого, пока, наконец, не встал хозяин дома, по видимому. - Рада знакомству, Дидье Дюкло. Меня зовут Илона Клемансо,- приветливо улыбнулась. На секунду замолчала. - Спасибо, мсье. Как я сюда попала? Дверь была открыта. Глянула на дверь. Перевела взгляд на нового знакомого. - Скажите, как я могу отблагодарить Вас за Ваше гостеприимство?

Холст: Мужчина выдохнул, явно расслабляясь и теперь улыбаясь открыто. - Простите нас за нашу предосторожность, мадемуазель. В эту неспокойную ночь... Раз в год начинается Охота. И мы боимся, что это коснется и нашего дома. Остальные закивали, подтверждая сказанное. - Мы не боимся Охоты, но... Не каждый мирный житель рад тому, что нарушается его покой. Но не бойтесь, мы вас не прогоним, мадемуазель Клемансо. Сделал широкий жест рукой, приглашая присоединиться к их ужину.

Илона Клемансо: Посмотрела на пару, которая вошла до неё. - Охота?- переспросила,- Расскажете, что за Охота? Мысленно перекрестилась, стягивая намокшую мантию. Повесила одежду на крючок, незаметно вытащила из кармана мантии палочку и убрала под рукав кофты. Улыбнулась французу и прошла вместе с ним в комнату. - У вас уютно.

Холст: Все закивали, услышав про уют. Заговорил опять Дюкло. - У нас большая и дружная семья, и ночь Охоты - повод, чтобы собраться всем вместе. Усадил девочку за стол, пододвинул ей кружку и тарелку с маленькими бутербродами - с мясом, сыром и чем-то еще, определенно вкусным. - Мы стараемся привечать гостей в такую ночь. Вдруг за окном промелькнула тень, затем еще одна, еще... Люди переглянулись, но продолжили спокойно пить и есть. Дюкло торжественно проговорил. - Началось! И сам сел во главу стола, обращаясь к гостье. - А вы какими судьбами оказались у нашего дома в такое время? Всем детям стоит быть дома в Охоту, мадемуазель.

Илона Клемансо: - Типа большого праздника? Отлично... Оглядела всех людей. - И на кого объявлена Охота?- поинтересовалась. Глянула в окно. - Ну.. Я гуляла, а потом немножко заблудилась. И ещё дождь.

Холст: Одна из женщин рассмеялась. - Праздник? Можно и так сказать. Я Луиза, если что. Улыбнулась широко и вернулась к содержимому своей тарелки. Дюкло поднял бокал. - За нас и наше спокойствие! Все присоединились к тосту, смеясь и улыбаясь. Еще десяток минут пролетел незаметно. И на очередном взрыве смеха за столом, когда люди совсем расслабились и перестали обращать внимание на тени за окном, раздался громкий стук а дверь.

Илона Клемансо: - Рада знакомству, Луиза,- улыбнулась. Приложила ладонь к лицу. Не хочу взрослеть. - Господа, вы меня специально игнорируете?- спросила довольно грубо. Никогда не любила, когда люди не обращали внимания на её вопросы. Спокойно вздохнула. Когда раздался стук в дверь, повернула голову в сторону входа. - Не, ну вы этого ждали, да?

Холст: Все удивленно посмотрели на девочку, которая не стала радоваться вместе со всеми. Девушка рядом с Илоной наклонилась, шепча на ухо. - Неприлично обсуждать Охоту, мадемуазель. Все и так всё знают... Зачем произносить это вслух? И испуганно посмотрела на дверь, словно там ждал страшный-страшный монстр. Шепнула. - Нет! Не ждали! И дрожащими руками поставила бокал на стол. - Нам наверх, пошли. Здесь должны оставаться только взрослые. Потянула Илону куда-то наверх, следом за ними потянулись еще двое мальчиков примерно одного с ними возраста. Наверху - коридор и множество дверей.

Илона Клемансо: Сдвинута брови вместе и посмотрела на девушку. - Ну извините, я немного... Неместная. И по этой причине я не в курсе, что за Охота. Быстро поднялась за девушкой наверх. - Куда дальше? Посмотрела на двери и подошла к девушке. - Послушайте, те люди в опасности, как и мы. Им нужно помочь. Если вы расскажете, что здесь происходит, мы сможем придумать, что нам делать. Каждому противнику можно дать отпор, любого можно победить общими силами,- проговорила вполголоса. Кажется, Цицерон немного... Не, он не мог ошибиться. Помотала головой, вытряхивая из неё ненужные мысли. - В конце концов, можете рассказать, что творится внизу?

Холст: Снизу раздались громкие голоса: "Именем Охоты... Приказываем... Мы знаем... Не уйдете...". Девушка и парни вздрогнули, оглядываясь затравленно, после чего махнули Илоне на какую-то дверь, а сами побежали куда-то вглубь. - Укройся! Девушка обернулась и на ходу крикнула, после чего побежала дальше, тоже в одну из дверей.

Илона Клемансо: - Ой, ну да, спасибо..- фыркнула. Да они их запугали! Прям второе Министерство... Или одно и то же. Да нет. Посмотрела вслед девушке с мальчиками. Сама быстро огляделась и дернула за ручку первой попавшейся двери.

Холст: Дверь легко открылась - в этом доме явно не принято запирать двери. Перед Илоной небольшая комната: кровать, шкаф и рабочий стол. За ним сидит мальчик лет двенадцати. - Ты кто такая? Как ты сюда попала? Через теперь открытую дверь слышны крики внизу.

Илона Клемансо: Вошла в комнату и закрыла дверь. - Привет,- растерянно произнесла,- Илона Клемансо. Типа... Типа гость этого дома. Зла я точно не причиню. Подошла к мальчику. - А ты... Тоже прячется от этих внизу?

Холст: Мальчик, едва услышав крики, начал судорожно собираться, пытаясь одновременно и убрать все со стола, и забрать вещи из шкафа. - Франсуа Дюкло, приятно, очень. Помоги мне, чего стоишь! Нервно оглянулся. - Это за мной, за мной. Помоги! Кинул девочке сумку с вещами. Снизу послышались громкие шаги.

Илона Клемансо: - Да, мне тоже очень приятно, но не самое время сейчас для этих.. Формальностей знакомства. Удивлённо посмотрела на Франсуа. - Что? Почему за тобой? Что ты сделал? Пошла уже к двери, и начала, было, доставать палочку, но повернулась на просьбу помощи и каким-то чудом поймала сумку. - Я собиралась двери запереть. Ну ладно, что с сумкой делать?

Холст: После согласия Илоны мальчик перестал обращать внимание на нее, только махнув рукой на груду вещей. - Зачем-зачем, вещи в нее собери! И сам подбежал к двери, запирая ее. И вовремя - шаги послышались совсем близко, а потом раздался стук в дверь. - Выходи, открой дверь! Ты опасен для людей, будь благоразумен! Мы не причиним тебе вреда, а так ты спасешь множество жизней! Открой дверь! Мальчик затравленно замер, не шевелясь.

Илона Клемансо: -Есть идея. Быстро сбегала за стулом и пришла с ним к двери. Поставила его так, чтобы спинка упирались в дверь. Села на стул, помогая таким образом держать дверь. - Иди собирай сумку, хотя я не знаю зачем, а я подержу дверь. И закрою её. И прошу, доверься мне. Прикрыла своим телом замок, вытащила палочку из рукава, пытаясь не показывать её. Вздохнула, освобождая голову от посторонних мыслей. Представила себе двух домовиков с кучей гвоздей, досок и ведрами быстросохнущего цемента. Один домовик начал прибивать доски к косякам очень плотно друг к другу. А второй эльф все помешивал раствор, чтобы он не застыл. Когда домовик перестал доставать со своего роста, он взял стул и , встав на него, дальше начал прибивать доски. И вот, наконец, оставалось прибить несколько досок, он слез со стула и дал дорогу домовик с цементом. Эльф забрался на стул и начал заливать цемент в пространство между досками и дверью. Жидкий раствор наполнял пустое пространство, просачиваться сквозь щели между досок, между дверью и косяками, затекал в замочную скважину. Эльф залил последнее ведро цемента. Через несколько минут раствор застыл, намертво скрепив доски с дверью, дверь с косяками. Теперь при всем желании никто не сможет открыть проход в комнату. Закрепила в голове образ заколоченной, забетонированной двери. Сделала еле видное круговое движение против часовой стрелки у замка и шепнула себе под нос: - Colloporus! Проверять, сработало ли заклинание не стала. И так узнают скоро. Опять убрала палочку в рукав и посмотрела на мальчика, все так же сидя на стуле. - Ну хоть ты расскажи, что за Охота, на кого и почему пришли за тобой.

Холст: Франсуа отмер не сразу, но потом что-то все же кинул в сумку, вот только теперь он смотрел на дверь совсем иначе. Так, словно был готов ее отпереть. Так, словно... - Они ведь правы. Охотники - они правы. Я... тебе не надо со мной. Останься здесь, не надо! Схватил сумку, перекидывая ее через плечо и открывая окно, готовясь оттуда вылезать. А люди с другой стороны, крепко выругавшись, начали с разбегу пытаться выбить дверь. Вроде как пока - безуспешно. Франсуа, еще раз оглянувшись, вылез в окно, повисая на руках и, кажется, спрыгивая на мостовую.

Илона Клемансо: Вздохнула. Ой-ёй. Я.. Что сказала? Ну ладно. Отлично... Посмотрела на мальчика. - Стой. Да подожди ты!- соскачила со стула и кинулась к мальчику. Услышав, что там кричат люди, крикнула в ответ: - Господа, тут же дети! Взялась за голову и подбежала к окну. Посмотрела на мальчика. - Франсуа! Почему ты бежишь?- спросила, пока мальчик висел на карнизе.

Холст: Люди за дверью продолжили ее выбивать - на сей раз понятно, что до успешного завершения их дела осталось совсем немного. А один, явно главный, прокричал. - Что?! Сообщница! Какие еще дети! Да ты сначала спроси, сколько лет этому ребенку, глупая! Мы тебя спасаем! А мальчик только поглядел на Илону, покачал головой, отпуская карниз и падая на мостовую. Явно неудачно падая - бежать у него после этого не вышло, поэтому он похромал вниз по улице. Дверь треснула под очередным ударом.

Илона Клемансо: - Ага, конечно. Сообщница, не знающая, что вообще происходит. Напряженно вздохнула. - Я тут битый час пытаюсь выяснить, что происходит и что за Охота! Посмотрела на мальчика, а затем на дверь. Думала уже том, чтобы прыгнуть следом, но не решилась. Когда дверь треснула, вскрикнула. - А давайте пока вы меня не связали и никуда не увезли, расскажете, кто тот мальчик?

Холст: Мальчик скрылся за поворотом, кинув последний взгляд на окно. А дверь, натужно скрипнув еще раз, распахнулась, являя взгляду Илоны группу мужчин и женщин в удобных костюмах, которые, едва увидев ее, наставили на девочку ружья. - Стой, где стоишь! Прежде, чем мы поговорим... От толпы отделился мужчина в красном камзоле с пышной гривой волос и подошел к девочке. - Тебе нечего бояться, если с тобой все в порядке. Вынул из кармана крестик, сделанный на первый взгляд из серебра, и протянул его. - Возьми. А после мы ответим на все твои странные вопросы.

Илона Клемансо: Увидев оружие, машинально подняла руки. -Ладно, ладно. Стою. Посмотрела на странного мужчину и непроизвольно улыбнулась. Посмотрела на крестик. - Крест. Серебряный? А пули тоже серебряные? Секунду... Я, конечно, читала книжки, но... Это что, вампиры? А вы типа инквизиции... Класс! Ещё раз глянула на крест. Ну... Я ж не вампир... - И ничего вопросы не странные. Я это... В гостях у тётушки, поэтому не знаю, что тут происходит. Оберегает,- взяла в руки крест.

Холст: Мужчина нахмурился, но кивнул вполне серьезно на все вопросы. И нетерпеливо качнул головой - бери, мол. После того, как Илона забрала крест, все замерли, чтобы через пару секунд опустить ружья и улыбнуться. И только главный все еще был явно недоволен. - В гостях у тетушки? Случаем, она не среди тех, кого мы взяли внизу под подозрением в укрытии нелюдя? Все взволнованно зашептались, явно обеспокоенные таким предположением. - И как ты оказалась здесь, вместе с... ним? "Ним" главный выплюнул так, словно это было какое-то ругательство.

Илона Клемансо: Постояла с крестом в руке, ожидая реакции людей. Казалось, эти секунды были самыми длинными в жизни. С облегчением выдохнула, увидев улыбки на лице. Удивлённо глянула на мужчину с непонятным начесом. - Что? Нет. Эти люди мне позволили остаться, когда начался дождь. А тётушка живёт в паре кварта... В паре улиц от сюда,- сделала паузу,- А здесь... Меня сюда отправили, когда вы нагрянули в дом.

Холст: Наконец, расслабились все. Кажется, здесь вообще легко верили на слово - или после того, как Илона не побежала за мальчиком, все ей доверяли. - Меня зовут Оливер, я Охотник, а это - мои помощники. Представился главный. - Мы спасаем этот город от нелюдей, которые убивают нас без малейшего стеснения. Они скрываются среди обычных людей, обманывают их, заставляют их помогать себе... А потом подлый укус - и мы находим очередной труп. В эту ночь... В эту ночь у них нет сил. А мы можем очистить город от скверны. Ты доказала, что выбрала верную сторону, хоть твое незнание и удивляет, поэтому сегодня я предлагаю тебе пойти с нами. Оставаться в этом притоне... Передернул плечами, оглядывая комнатку. - Не стоит. А знать угрозу в лицо - вполне. Кто знает, через года ты и сама захочешь к нам присоединиться. Если да, то назови свое имя - и идем.

Илона Клемансо: - Рада знакомству, сэр,- вполне себе приветливо улыбнулась. Выслушала объяснения мужчины и не сильно удивилась. - Сегодня новолуние или полнолуние? Или от числа зависит?.. Вдруг я через года решу к вам присоединиться. Так вопросов будет меньше. Немного подумала над предложением. - Ладно, я иду с вами. Меня Илона зовут. Мы же через низ пойдем? У меня там внизу ещё плащ.

Холст: От теперь уже лишних вопросов мужчина только отмахнулся. - Узнаешь все, когда придет срок. Идем, Илона. Все остальные люди кивнули и быстро спустились вниз, давая девочке шанс забрать плащ, а после вышли на улицу. Дождь почти прекратился, но после яркости дома серость города ощущалась еще сильнее. - Вон тот дом, видишь? Там скрываются нелюди, как нам донесли, идем. Вся группа направилась вперед, Илоне остается их только догонять. И вдруг сбоку, в темноте, что-то мелькнуло, пропадая в переулке.

Илона Клемансо: - Ладно. Потом, так потом... Спустилась вниз, взяла плащ, надела его и накинула на голову капюшон, только затем вышла. - Да уж, цвета тут точно не хватает,- пробурчала и вспомнила почему-то сразу Уоррен с ее аналогиями. Пошла за совсем незаметной толпой людей с оружием, как краем глаза заметила, что что-то мелькнуло в переулке. Подошла к мужчине с начесом. - Дяденька Оливер, как думаете, странно, что кто-то в одиночку шатается по тёмным переулкам? Я, конечно, не намекают на то, чтобы вы разделились и одни проверили, вдруг один из этих вооон в том переулке... Кстати, о разделении. Так намного быстрее сможете всех изловить и... что вы а ними там дальше делаете...

Холст: Мужчина резко остановился. - В каком переулке? Джексон, Эмилия, проверить! От группы людей отделились двое, направляясь в указанное место. Оливер продолжил. - Если нелюдей много - мы можем не справиться в одиночку. Так что минимум - двое. Уничтожаем, что же еще? Мужчина пожал плечами, не понимая вопроса. А в это время вернулись те двое, таща за собой маленькую девочку, которая вырывалась и плакала. Оливер скривился. - Мерзкое отродье. Илона, учись. Мужчина в пару шагов оказался рядом с процессией, доставая из кармана камзола крест и с довольной улыбкой прикладывая его прямо к голой коже на руке девочки. Та громко закричала, словно от боли.

Илона Клемансо: - Да что вы заладили, нелюди, нелюди. У них есть своё название. Или вы его боитесь? Посмотрела в глаза мужчины, будто пытаясь найти в них ответ. Хотела ответить что-то на счёт истребления, но не успела. Другие притащили девочку. Когда та закричала, от приложенного креста, зажмурилааь, но уже через мгновение открыла глаза и встала между Оливером и маленькой девочкой. - Остановитесь. Истребление- не выход из ситуации. Есть другие способы борьбы,- заговорила так, как обычно говорил отец, когда начинала делать что-то не так. Ой, сейчас влетит, наверное. Продолжать свою мысль не стала. И уходить тоже не собиралась.

Холст: Кто-то из группы рассмеялся. - Они недостойны своего имени, Илона. Нелюди, да и только. Оливер только недовольно посмотрел, одной рукой безо всякий усилий отодвигая Илону в сторону. - Не делай того, что позволит мне разочароваться в тебе, Илона. Смотри. Приказал, кивая на девочку, которая уже только хрипела. А потом, буквально за секунды, вся выгнулась, загораясь ярким пламенем и превращаясь в кучку пепла. - Вот так. Довольно улыбнулся, махнув рукой всем. - В тот дом. Илона, идем. И запомни - это единственный способ борьбы.

Илона Клемансо: Что-то пропыхтела, отодвигаясь со своего места. С отвращением посмотрела на кучку пепла. - Вы так всех ловить будете ещё век.. Или два... А может, и все три. Не проще бы оставить одному жизнь, сковать и допросить? Найти главаря, а потом вот так же.. Кремировать. Если все зависит от его жизни, они все разом погибнут. В теории. Скрестила руки на груди и недовольно глянула на главного Охотника. - Ну да... Единственный. Потому что вы так считаете. Вы же взрослые, а значит больше знаете. И, видимо, пробовали допрашивать. Иначе, вы бы не вылавливали их вот так по одному, мучаясь изо дня в день, из месяца в месяц. Послушно поплелась за толпой в дом.

Холст: Пока Илона пыталась что-то доказать, все дошли до дома, а Оливер постучался. - Открывайте! Охота! За пояснения принялся другой человек. - Я Хьюго, Илона. И нет, у них нет главаря. Они все - одиночки. Убеждают мирных жителей, что те должны им помогать... А потом предают доверие. И мы делаем то, что должны делать. Уничтожаем одиночек. Нет другого пути. Это как бешеные звери среди здоровой стаи. Их просто надо уничтожать. И он знает, как. Хьюго ткнул пальцем в Оливера, отворачиваясь от Илоны. А за домом опять мелькнула чья-то тень. Только на сей раз она попала в область света - и стало видно, что это Франсуа. Сильно хромающий Франсуа. А потом он опять исчез, прячась в придорожных кустах.

Илона Клемансо: Посмотрела на другого мужчину. - У каждого есть семья. Они просто не могут жить в одиночку. И вообще, берутся ж они откуда-то. У них должен быть кто-то кто связывает всех. Типа матки в улье. Когда мужчина отвернулся, бросила взгляд на тень и тут же испугалась. Испугалась, что того мальчика убьют. А она ему помочь хотела, не зная, кто он на самом деле. И сдавать сейчас точно не собиралась. Вздохнула и посмотрела в противоположную сторону. Развернулась и пошла по мостовой, делая большой круг в противоположной стороне от мальчика. - Да-да-да. Взрослые всегда прислушиваются к мнению детей!- говорила громко и с таким сарказмом, каким в жизни ещё не говорила. - Взрослые же умные! И всё-таки, вы пытались достать информацию? Может, это инфекция, которая лечится? Может... Может это, как у оборотней- не каждую ночь! Но, конечно, вы можете меня не слушать и пытаться дальше ловить их по одному. До окончания своей жизни. И передавать свою работу потомкам, которые так же будут мучиться. Ходила и довольно громко говорила, размахивая руками. Хотела незаметно пахнуть Франсуа рукой, чтобы тот быстрее уходил, но побоялась- могли заметить. - И в любом случае, есть ещё один способ. Договор? Вы пробовали договориться а ними? И нет, они не бездушные, как вы можете сказать. Если бы у них не было души, они бы не прятались от вас, не боялись бы. Ибо если нет души, значит нет и чувства. Но давайте отложим все разговоры и войдем в этот дом и напугаем взрослых и маленьких детей!- последние слово аж выкрикнула. А что её никто не слушает? Сделав пару больших кругов, вернулась к толпе, показывая, что выговорилась. - Кстати, а почему люди помогают им? Знают же, что они убивают. Но помогают. Смысл?

Холст: Илону никто не слушал. Нет, конечно, то один, то другой оборачивались, кивали, словно успокаивая ее, но не слушал в итоге никто. Оливер что-то через дверь говорил хозяевам дома, явно убеждая их открыть дверь. Франсуа, которого в ходе хождения Илоны кругами было то видно, то не очень видно, сидел на земле, опустив голову на сложенные руки и явно не мог толком пошевелиться. Наконец, дверь в дом открылась. Оливер громко крикнул. - Заходим! Илона, не отставай! И вся группа охотников хлынула внутрь. Раздался детский плач и мягкий голос женщины, которая пыталась успокоить своего ребенка.

Илона Клемансо: - Обожаю взрослых!- крикнула, что есть мочи. Они все равно не слышат. И не услышат. Им всегда плевать на мнение детей. Поставила руки в боки и ответила Оливеру. - Ага, иду! Но плач ребёнка совсем не манил к себе, а только отталкивал, как и все деяния этих недоинквизиторов. В любом случае, они заняты делом, а значит можно по тихому слинять. Пошла в сторону Франсуа, иногда оглядываясь на дверь. Зашла в кусты за несколько метров от мальчика и пошла в кустах к нему, готовя, на всякий пожарный палочку. Тихо подошла к французу. - Франсуа, ты как?- шепнула,- Расскажи мне, как ты таким стал? Может, есть способ помочь? Сквозь кусты глянула на дверь.

Холст: Плач из дома доносится теперь глуше, но к нему добавились и крики взрослых. А в кустах - темно и почти тихо. Франсуа, вздрогнув всем телом, замотал головой, испуганно глядя на Илону. - Иди...те туда, мадемуазель! Не надо со мной, теперь со мной опасно, они меня видели! Всхлипнул, пытаясь встать, цепляясь за кусты. А из-за спины донесся громкий голос Оливера. - Илона, куда ты пропала? Иди сюда, немедленно!

Илона Клемансо: Ещё раз глянула на дом. - Туда? Где хаос и боль? Не. Услышав голос мужика с начесом, вздрогнула и выразительно посмотрела на Франсуа, прикладывая указательный палец к своим губам. Что за люди? Так и хотела выкрикнуть, что никого нет дома и вообще её съели... Токикоеды. Что ж, Франсуа, я знаю твой секрет, а ты, видимо, узнаешь мой. Если этот дяденька Оливер не уйдет. Надеюсь, это не сильно изменит мою реальность. Мне б тут разобраться. Сидела за кустом тихо и не двигаясь, все так же держа палец у губ. Другой рукой показала мальчику, чтобы тоже сидел. И тихо. Иначе обоих убьют. Его за то, что он тот, кто он есть, а её.. За... Ну... За предательство, что ли. Или поведут к воображаемой тетушке.

Холст: Мальчик все же смог встать, яростно качая головой и окончательно переходя на невежливое "ты". - Там для тебя - спасение! Там те, с кем ты должна быть! Рядом со мной тебе - опасно! И не можешь ты мне помочь, не можешь. Похромал, держась за ветки и качаясь, прочь. Очень медленно прочь. - Илона, не заставляй меня разочаровываться опять! Голос Оливера явно звенит от злости. А плач из дома уже не доносится, наступила гнетущая тишина. И через секунду раздались громкие шаги - Оливер убедился, что Илоны в доме нет, и пошел ее искать.

Илона Клемансо: Спокойно глядя на мальчика и выслушивая его, встала с земли и в полусогнутом состоянии начала отвечать. - Они убивают таких, как ты. Убивают, не разобравшись. Тебе плевать на таких же? И с теми... Вот теми вот иногда может быть опаснее. В эту "особенную" ночь я могу находиться и рядом с тобой, это уж я точно поняла из всей той тишины и непонятных полуобъяснений ситуации. Повернулась на голос мужчины, постояла еще немного в тишине, а затем сново посмотрела на Франсуа, который уже пошел в, видимо, безопасное место. Прислушалась к шагам и пошла в обратную сторону, отходя за кустами довольно далеко от того места, где говорила с мальчиком, убирая палочку во все тот же рукав. Будет вам театр. Отойдя довольно далеко, выбежала из кустов, прям навстречу Охотнику. Налетел на него и прям так обняла, будто правда испугалась. - Я вас нашла! Наконец-то!- говорила не отрывая лба от тела мужчины. - Вы вошли, а там тень... А я... Я туда... Думала... А там никого... И.. И... Там так страшно! Но никого... Никого... Только тишина и пугающая темнота! Прижалась к мужчине ещё сильнее, сцепила руки в замок и начала ногтями впиваться в костяшки пальцев. Аж слезу пустила от боли. Добившись желаемого, расцепила запястья, не отпуская Охотника.

Холст: Франсуа обернулся, глядя на девочку со слезами на глазах. - Мы не можем никому доверять. Я... мог, но теперь их не осталось. Совсем! Мне некуда идти, но и тебя за собой я не потащу. Похромал дальше, уже чуть увереннее цепляясь за стены домов и все те же кусты. А Оливер, на которого налетела Илона, окинул ее цепким взглядом, после крепко обнимая. - Не переживай, девочка, не бойся. Ты научишься быть такой, как мы, ты научишься не бояться. И тени тебя не будут пугать. Резко кивнул головой еще двоим. - Жан, Мишель, проверить! Двое пошли туда, откуда прибежала Илона, держа оружие наготове. - Пошли, Илона, пошли. Ты должна поглядеть страху в лицо, уничтожить его - и больше ты не будешь плакать, нет. Оливер, поддерживая девочку за плечи, повел ее в дом.

Илона Клемансо: Отцепилась от Охотника и недоверительно посмотрела на него. - Стать такой же? Такой же... Бесчувственной? Не этого я хочу от жизни,- промямлила, всхлипывая и вытирая лжеслезы. Посмотрела на двух взрослых. Хорошо, что отошла подальше от того места. Надеюсь, он успел уйти далеко отсюда. Посмотрела на кусты и показала рукой ещё дальше от тех кустов, где сидела. Практически, в самый конец. Туда, где кусты выводили на другую улицу. - Тень была там,- сказала громче, чтобы Жан и Мишел услышали и немного сменили курс,- Я хотела.. Я... Я пыталась. Думала, найду ещё одного, раз тогда вы нашли, когда пошли на тень. Посмотрела на дом, после слов Оливера. - Пойти туда? Ещё раз увидеть, как вы сжигаете человека?- отстранилась от мужчины,- Помилуйте Господа, я ещё ребёнок! Это не то, на что я должна смотреть в своём возрасте.

Холст: Оливер еще настойчивее потянул Илону в дом, заговорив с грустью, но очень спокойно. - Ты отрицаешь наличие во мне чувств? Илона, у меня есть семья. Любимая жена, маленький сын. А когда-то была дочурка, почти как ты. А потом нелюди просто выпили ее, оставив пустую оболочку. И с тех пор моя жена не улыбается. Тебе кажется, что мы все без чувств? Так прежде спроси, что нас привело на Охоту, Илона. И хочешь ты того или нет, но я сделаю все, чтобы ты не повторила судьбу всех тех жертв, что уже погибли. Ты слишком веришь нелюдям, а так нельзя, Илона. Захлопнул за ними дверь. - Это не человек, Илона. Ткнул пальцем на мужчину, который лежал на полу, скорчившись от боли и яростно глядя на вошедших. - Это - убийца. И только так мы можем защитить себя.

Илона Клемансо: Начала упираться ногами, но что-то это не сильно помогало. Этот мужик с начесом был в разы сильнее. - Я сказала бесчувственный? Кажется, не то слово подобрала. Оказавшись, уже в доме, отошла от Оливера. - У них тоже есть причины на эти убийства. Вы уверены, что они не жалеют? Убивать их, не разобравшись, как минимум, эгоистично. Посмотрела на лежавшего мужчину. - И что вы уже с ним сделали? - бросила недовольный взгляд на Охотника,- Этого я убить не дам. Просто дайте мне крест и полчаса на разговор. Это может помочь вам и им тоже. Вздохнула. - И, конечно же, вы мне не поверите и не дадите, чего я хочу. Я ж всего лишь ребёнок, которого тут не слушают с самого появления! А если... А если я сама его потом... Того... Если буянить будет или ничего не скажет.

Холст: Оливер вздохнул, сталкиваясь с таким упрямством и нежеланием понимать очевидные вещи. - Причины есть у всех, вот только бьют первыми всегда они. Мы уже во всем разобрались. Убийцы живут только тогда, когда пьют нашу кровь - и точка. Рассмеялся невеселым смехом. - Я не смогу тебя оставить наедине с ним, я не готов потерять ту, что когда-нибудь станет одной из нас. Кивнул помощникам рядом с лежащим мужчиной. - Связать. Вновь обратился к Илоне. - Мы будем вон там, - махнул в сторону обеденного стола в нескольких метрах от них, - а ты не приблизишься к нему ближе, чем на два метра. Тебе необходимо убедиться, что с ними не о чем говорить? Хорошо. А потом - я тебя услышал. Ты сама его уничтожишь. И больше, Илона, не будешь задумываться там, где не стоит.

Илона Клемансо: - Бьют первыми, значит слабее. Значит, их сила в неожиданности. Вы во всем разобрались... Только я почему-то не услышала ничего, кроме того, что они нелюди и убийцы. Тяжко вздохнула. - Я смогу себя защитить. Вон... Стулом, например. Посмотрела на уже связанного мужчину. - Вы его связали. Теперь он точно ничего мне не сделает. Глянула на место, куда показал Оливер. - Ну тогда это не будет разговором наедине. Не ближе, чем на два метра? Все ещё думаете, что он мне что-то сделает? Да он связан! Снова вздохнула. - И вы мне так не объяснили, почему одни им помогают, а другие убивают. Ладно, сама разберусь. Ещё раз подумала о том, что потом придётся этого мужчину того... Уничтожить. Придётся убить. Ей, двенадцатилетней девочке. Сразу начала надеяться на то, что мужчина ей что-нибудь скажет. Протянула Оливеру руку, чтобы он дал крест.

Холст: Оливер только хмыкнул скептически, услышав про стул, дал Илоне в руку крест, а затем ушел на указанное расстояние, больше не имея желания спорить. И так слишком много позволяет девчонке в память... в память. Но всякому терпению приходит конец - и теперь этот конец совсем близок. Мужчина на полу, увидев, что его оставили в одиночестве, резко задергался, пытаясь разорвать веревки, которыми его только что скрутили. На Илону он не обращает вообще никакого внимания.

Илона Клемансо: Едва заметно качнула головой. Сжала в руке крест и повернулась к лежащему на полу мужчине. Ещё один взрослый, который вряд ли послушать ребёнка. - Здравствуйте, мсье,- обратилась к извивающемуся на полу,- Не пытайтесь, они крепко вяжут. Можно с Вами поговорить? Я не собираюсь что-то выпытывает или выбивать. Просто разгор.

Холст: Мужчина поднял голову и посмотрел на Илону диким взглядом, в котором не читалось вообще ничего человеческого. Громко зарычал, пытаясь еще и зубами оторвать от себя веревки и не замечая, что его пленители, в общем-то, никуда не ушли.

Илона Клемансо: Поймав на себе не самый доброжелательный взгляд, нахмурилась. Подошла к мужчине с другой стороны. Пощелкала пальцами, привлекая к себе внимание. - Эй, я тут! Меня хорошо видно, слышно? Я знаю, что вы тоже хотите жить, как и мы. Но для того, чтобы вас не убивать по каким-то причинам, нам нужно знать, что такие причины есть. Сделала шаг к мужчине и чуть наклонилась к нему.

Холст: Мужчина огрызнулся, не прекращая попыток вырваться. - Отстань, девчонка! Попытался замахнуться рукой, словно забыв, что связан. И опять принялся за веревке. Оливер отодвинул стул, встав из-за стола, едва мужчина попытался напасть. Кажется, еще один намек на угрозу для Илоны - и больше разговоров не будет.

Илона Клемансо: - Отстать? Я бы с удовольствием, только вот никак... Мне придётся вас или убить... Или всё-таки просто поговорить. Я бы, может быть, смогла бы освободить, да охотники не дадут. Когда связанный попытался замахнуться, выпрямилась и чуть отступила назад, не отрывая взгляда от мужчины. Отвела одну руку в сторону, показывая Оливеру, что все хорошо и беспокоиться пока что не стоит. Присела на корточки и посмотрела в глаза вампиру. - Так что Вы выберете? Смерть или разговор? И это я Вам ещё выбор даю. А вот они,- кивнула в сторону охотников,- убили бы сразу. А так... Мы можем попытаться во всем разобраться.

Холст: Мужчина, яростно дернувшись в последний раз, замер. Вот теперь он явно заметил жест Илоны, указывающий на других охотников. И перестал вырываться. Зато - заговорил, выплевывая слова. - Милость от вас? Не дождетесь! Хотите знать - пытайте! Но все равно не узнаете ничего. Осклабился, растягивая губы в подобии улыбки. - Никто и никогда ничего тебе не скажет... пища. Последнее словно мужчина практически прошипел.

Илона Клемансо: Пожала плечами. - Можно сказать и так. Я не жестока по своей натуре, так что да... Милость,- улыбнулась,- Я не сильна в пытках, увы. Чуть склонив голову, посмотрела на мужчину исподлобья. Увидев, что тот не пытается вырваться, оперлась руками о пол, сжимая крест в ладони, чтобы в случае чего не искать где попало, и чуть подалась вперёд. - Пища Вас не боится, какая досада!- прошипела в ответ. Оттолкнулась от пола и осталась сидеть на коленях. - Вы убивает из надобности, а мы- от страха. Но страх сильнее, и в этой войне можем победить мы. Дальше зашептала: - Я тоже владею тем, что их может напугать. И они устроят охоту на меня. Но я для них не опасна. Пока что. И такие, как вы, сможете спокойно жить рядом с ними. Если обуздаете свою силу, если сможете контролировать свои потребности или смените рацион. Сделала паузу. - Я не хочу убивать Вас, да и не смогу. Наверное.

Холст: Улыбка стала еще безумнее и еще шире. - Какая досада, что пища столь глупа! Прислушался к шепоту, расхохотавшись на первых же словах. И крикнул охотникам. - Эй, избавьте меня уже от сказочек этой мелкой, будьте хоть так милосердны! На секунду взгляд мужчины прояснился. - Мы никогда не будем жить спокойно рядом с вами. Те, кто верит в такие сказки, уже заплатили своими жизнями, заплатят и дальше. И опять безумно засмеялся, начиная дергаться в путах. Оливер, решив, что разговор определенно закончен, решительно двинулся от стола к парочке. - Итак, Илона, ты убедилась, что нелюди - это не самая достойная кандидатура для общения? Ты, наконец, готова принять правоту нас с тобой, людей, а не тех, кто нас убивает?

Илона Клемансо: Недовольно дернула бровью. Да уж, тяжёлый случай. Ну сказочки и сказочки... Ну да, видимо, сказочки. Поднялась с пола. Следующие слова почему-то начали злить и раздражать. Обернулась на слова Оливера. И почему-то начало казаться, что эта вот вся идея с разговором была бессмысленной, как и говорил Охотник. Но не зря же некоторые люди им помогали. И сама помогла мальчику... Пыталась... - Я.. Я.. Да. Разжала ладонь и посмотрела на крест. Обошла связанного мужчину и встала над его головой. Склонилась над мужчиной, а затем прижала крест к его лбу.

Холст: Оливер ободряюще улыбнулся, вставая за спиной Илоны и обхватывая ее руку своей, чтобы помочь и удержать. И стоило той сделать первое движение, которое символизировало самое главное, мягко отстранил девочку, задерживая крест уже своей рукой. И вовремя - мужчина на полу изогнулся, взвыл - а потом рассыпался в пепел. Оливер спокойно встал, отряхивая руки и убирая крест. - Молодец, Илона. Я рад знать, что теперь тебе в голову не придут неправильные мысли, которые могут довести тебя до смерти. Каждый из этих, - презрительно кивнул на мужчину на полу, - может казаться милым и добрым, но никто еще таковым не был. Легко обнял Илону за плечи, выводя из дома. - Нас ждет Охота, Илона. Следующая цель - там. Махнул рукой дальше по улице, к сияющему огнями дому. И свистнул, собирая всех своих помощников. Отстранился, уходя вперед и увлекая за собой всю процессию.

Илона Клемансо: Увидев, что мужчина рассыпался, тут же отошла. Накатила такая тоска, руки начали дрожать, а затем поняла, что это вообще было такое. Вышла на улицу вместе с Оливером. Услышав о следующей цели, остановилась на месте. - Нет... Я не.... Нет. Посмотрела на Охотника блестящими не от радости глазами. Сделала шаг в сторону, постояла несколько секунд, а затем помчалась куда подальше от этого дома. Забежала за первый угол дома. Оказавшись в достаточно тёмном месте, опустилась на землю, согнула ноги в коленях и обняла их руками. Сидела, иногда вытирая слёзы рукой.

Холст: За девочкой сразу кинулся кто-то, но Оливер их остановил. - Мы ее потом найдем, пусть придет в себя. Ей многое надо осознать, чтобы и дальше быть среди нас. Донесся его смех и последние слова. - Мы охотники, мы сможем найти кого угодно и где угодно. А дальше всех стало совсем неслышно. У дома холодно. Да еще и дождь опять усилился, что совсем неприятно. Кажется, в соседнем проулке мелькнула чья-то тень?

Илона Клемансо: Услышав последние слова, пробурчала что-то напоминающее "не найдете", а затем сделала глубокий вдох и, откинув голову назад, выдохнула, вытянула ноги. Повернула голову в сторону, заметила, что что-то мелькнуло. Шмыгнула носом и лениво встала, поплелась в сторону, где мелькнуло что-то непонятное.

Холст: Непонятное быстро нашлось. Им оказался большой пес, сенбернар. Без ошейника и в не самом ухоженном состоянии, зато дружелюбный. Пес радостно гавкнул, словно и сам ее искал, подбегая ближе и подставляя большую голову для почесывания за ухом.

Илона Клемансо: Найдя то, что искала, усмехнулась. - Надеюсь, ты не подобие оборотня? Просто... Собака, да? Накинула на голову капюшон, а потом посмотрела на собаку. - Погладить? Хорошо... Протянула руку к голове собаки и аккуратно, с некоторой опаской, положила на голову и погладила. -Тебя, наверное, выгнали... Или ты потерялся?

Холст: Довольно гавкнул, виляя хвостом. Подождал - может, погладят еще? Но нет. Аккуратно зубами схватился за край рукава мантии, потянув Илону куда-то в сторону той самой подворотни, откуда и выбежал.

Илона Клемансо: Пошла за собакой. - Ладно, я иду, иду. По дороге гладила животное. - Слушай, а там... Там безопасно?

Холст: Только все радостнее вилял хвостом, понимая, что девочка идет за ним. И гавкал довольно, когда перепадало ласки. Идти оказалось не очень далеко, у очередного серого дома пес остановился, прорычав на сей раз довольно, чтобы его было слышно. За дверью послышались шаги и женский голос. - Сейчас, сейчас.

Илона Клемансо: Подошла к дому и чуть нахмурилась. Опять какие-то дома. Главное, чтобы без этих Охотников с крестами и связанными вампирами. Посмотрела на собаку. - Ты тут живешь? Видимо, да. Потерпела шерсть на голове животного.

Холст: Дверь открылась, в просвете показалась немолодая женщина в переднике и со скалкой в руках. Увидев девочку, она заулыбалась, наклонилась и похвалила собаку. - Молодец, умничка, ты нашел ее! Открыла дверь шире, пропуская Илону внутрь. - Проходи, не стой под дождем, нечего мерзнуть больше, чем необходимо.

Илона Клемансо: С недоумением посмотрела на женщину, а затем на собаку, и снова на женщину. - Здравствуйте,- наконец, произнесла и вошла,- Спасибо. Сняла капюшон и снова посмотрела на хозяйку дома. - Вы.. Вы меня знаете? Искали меня? Но.. Но зачем?

Холст: Женщина улыбнулась, не отвечая на вопросы, а просто указывая куда-то вглубь дома. - Здравствуй, Илона Клемансо. У стола рядом с большим книжным шкафом сидит Франсуа. Потрепанный, все еще не отдохнувший, но улыбающийся и явно ее ждущий. - Смотрю, Сен тебя быстро нашел, молодец такой.

Илона Клемансо: Едва заметно улыбнулааь и прошла вглубь дома. Когда увидела Франсуа, очень удивилась. - Здравствуй, Франсуа, ты искал меня? Осмотрела мальчика. - Ты как? Кажется, приземление было не слишком удачным?

Холст: Женщина тихо исчезла где-то в других комнатах дома, а мальчик приглашающе кивнул на стул рядом. - Садись, в ногах правды нет. Да, я искал тебя, как только понял, что добрался до безопасного места. Это дом моей тетушки, тут я ненадолго. Смутился, опуская взгляд. - Прости, что так грубо обошелся с тобой, я был испуган и не хотел, чтобы кто-то заметил тебя рядом со мной - этого нельзя было допустить. Скажи... тот дом, куда вы зашли... Там был Франк... такой же, как и я... он цел?

Илона Клемансо: Медленно... Очень медленно пошла в сторону указанного стула. Не то, чтобы тот случай сильно ошарашил и она боялась, что мальчик тоже дошёл до такого состояния, но... Было немного страшно. - Я тоже здесь, в Париже, у тётушки, тоже ненадолго. Махнула рукой, на лице появилась лёгкая улыбка. - Я понимаю, все хорошо. А вот следующий вопрос заставил перемениться в лице. Улыбка махом сошла с губ. - Кажется мне... Мне сейчас лучше уйти... Нервно провела рукой по волосам и уже сделала маленький шажок назад.

Холст: Франсуа вскочил, качая головой. - Нет-нет, останься! Я просто... просто спросил. Он мертв, да? Франк... был бы рад такой смерти. Не сдавшись. Он же не сдался? Ты все видела? Он ничего не сказал? Замолчал, краснея. - Прости за вопросы, но мне очень хочется знать. Хочешь, я потом отведу тебя к твоей тетушке? Я знаю короткий путь практически к каждому дому в этом городе. Только давай посидим немного?

Илона Клемансо: Осталась на месте. - Да, он.. Он мёртв. Нет, не сдался, не переживай. И ничего не сказал. Я.. Я не только видела. Не только видела... Вздохнула и посмотрела в потолок. - Думаю, я могу ответить на твои вопросы... Потом сама дойду, если меня не найдут.

Холст: Мальчик улыбнулся еще шире и теперь уже спокойно. - Это хорошо, это правильно. Все так, как и надо. Не только видела? Спросил, не особо придавая внимания своему же вопросу, гораздо больше заинтересовавшись последними словами Илоны. - А кто тебя ищет? И садись уже, сейчас горячего чаю налью. Давай лучше ты спросишь меня, а я отвечу, на что смогу. Кажется, я задолжал тебе пару-тройку объяснений, верно? Подмигнул и вернулся на свое место, разливая горячий чай из стоящего на столе чайника. - Вот, бери. Подвинул кружку ближе к Илоне.

Илона Клемансо: - Кажется, у вас это дело чести- ничего не сказать. Проигнорировала первый вопрос. - Кажется, будет искать тот охотник со странным начесом. По крайней мере, кому-то говорил, что найдет. Видимо, думает, что сможет сделать из меня такую же, как он. Теперь уже послушно прошла и села на стул. Поблагодарил за чай. - Знаешь, я уже не знаю, что меня интересует больше. Может, начнем с того, почему идёт такая облава? Ну то, что Охотники мстят и оберегают своих близких, я поняла. Кажется, они боятся. И не понятно, кто боится больше, вы или они. И ещё, почему одни вас ловят и убивают, а другие помогают? Это немного странно.

Холст: Вздрогнул от упоминания Охотника. - Оливер. Его зовут Оливер. Говорил, что найдет? Тогда тебе заранее стоит придумать причину, по которой ты перестанешь его интересовать, Илона. Вздохнул, немного помолчав. - Мы - нелюди. Вампиры в каком-то смысле, скажем так. Для жизни нам нужна кровь. Часть наших считает, что можно прожить на крови животных, а часть... Франк был из тех, кто принимал только человеческую. Охотники - простые люди, которые своей целью избрали Охоту на нас. Убивать всех и без разбора - их выбор. Честно говоря... Поморщился, но продолжил. - Это правильная тактика. Я могу тебе сказать, что никогда не убивал, но у тебя не будет ни единого шанса это проверить. А еще я могу убить тебя прямо сейчас - и ты ничего не сможешь мне противопоставить. В каком-то смысле, боимся друг друга мы одинаково, просто в разное время наши силы неравны. Отпил чай из кружки. - Помогают нам наши друзья или родственники, обычно. Есть те, кто считает, что совершает благо, спасая нас от Охотников. К сожалению, зачастую это заканчивается выпитыми телами и поиском новых... благодетелей. Мы умеем убеждать, Илона. Помолчал еще немного. - Среди Охотников есть настоящие отморозки. Они убивают всех - и наших, и тех, кто их скрывал у себя.

Илона Клемансо: Увидев реакцию на упоминания Охотника произнесла: - Вот и я говорю, странный тип. Послушала и свела брови вместе. - Правильная тактика? Убивать всех без разбора это правильно? Да, конечно, можешь меня убить... Попытаться. Но отпор, возможно, я смогу дать. Сделала пару глотков чая. - Есть те, кто заставляет убивать,- заметила так, невзначай,- И вообще, вырождение одного вида может привести к катастрофе. Сделала паузу. - И давно идёт эта война между людьми и вами?

Холст: Засмеялся невесело. - Не странный. Просто... несчастный. Может, поэтому куда более профессиональный, чем другие Охотники. И да, Илона, правильная. Не будут убивать они... Наши быстро выпьют всех людей. Я, как видишь, нетипичный представитель своего вида. Еще больше загрустил. - Мало. Нас мало - тех, кто хочет жить в мире. Возможно, когда-нибудь мы что-то и изменим... Но вряд ли это будет на моем веку. Моя задача - выжить. Молчал долго-долго. - Давно. Я не смогу сказать начала, но это идет уже много десятилетий. А может и столетий? Я не знаю, Илона.

Илона Клемансо: Хмыкнула. - Я бы сказала, одержимый местью. Пускай охота, но почему всех без разбора? Это не правильно, ведь есть не такие уж и опасные... Вампиры. Глянула на погрустневшего мальчика. - Я уверена, все изменится. Будем жить в мире... И спокойствии. Немного помолчала. - И что, во всем мире сейчас так же, как здесь? Раньше я не видела ничего подобного. Кажется, родители нашли довольно спокойное место.

Холст: Отрицательно покачал головой. - Нет, почему же, Оливер как раз... не такой. Он никогда не убьет человека. Так мне кажется. Попытался улыбнуться и кивнул. - Конечно. Мир и спокойствие. Как-нибудь встретимся лет через пятьдесят и посмеемся над своими детскими приключениями, верно? Кивнул. - Мне кажется, да. Я никогда не задумывался, как там - в остальном мире. Газеты купить очень сложно, а заказать место в омнибусе - дорого. Махнул рукой, допивая весь чай одним махом. - Да и до всего ли мира, когда у меня дома такое? Илона, может, ты переночуешь у нас с тетушкой? Уже стемнело, а возвращаться опасно в такое время...

Илона Клемансо: - Видимо, мы по-разному его воспринимает. Он при мне уничтожил девочку. Но вы ведь, по своей сути тоже люди. А рацион.. Он не так важен. Улыбнулась. - Конечно посмеемся. Вспомним этот разговор и поймём, что были правы. Предложение остаться завел её в тупик. Конечно, возвращаться было опасно, как и убегать от Оливера, но безопасно ли оставаться? Франсуа сам говорил, что они умеют убеждать, а гарантий, что Франсуа не вампир-людоед нет. Но, с другой стороны, если бы он был таким, как тот мужчина в доме, вряд ли бы его тётушка была бы жива. Он бы мог её тоже убить, ища себе пропитание, если она если она не такая, как он. Отвечать на предложение не спешила.

Холст: Передернул плечами, явно пытаясь не замечать такую новость. И упорно покачал головой. - Не люди. Нелюди. В комнату зашла женщина, вытирая руки об передник. - Ну что, комнату я приготовила гостевую, Илона, Франсуа много рассказывал о тебе, останешься у меня на ночь? А Франсуа поспит тут, я ему постелю. Улыбнулась тепло. - А то ночь совсем начинается, да и негоже идти домой по такой погоде.

Илона Клемансо: - В некоторых из вас есть больше человеческого, чем в людях. Наконец, допила свой чай. Повернула голову в сторону вошедшей женщины. Раз уж и она предложила остаться, то, наверное, стоит переночевать в тепле, а не остаться по переулкам, тем более, что дождь за окном, кажется, не собирался кончаться. - Хорошо, я.. Останусь, спасибо. И за чай спасибо,- улыбнулась.

Холст: Женщина радостно кивнула, улыбаясь. - Вот и хорошо. Пошли, я провожу тебя наверх. Франсуа, словно сумев, наконец, прекратить думать о чем-то своем, улыбнулся тоже. - До завтра, Илона, завтра мы постараемся решить все то, что сегодня решения не нашло. А не решим завтра - впереди у нас целая жизнь. Женщина подождала еще пару секунд и вместе с Илоной поднялась по лестнице, открывая перед ней дверь в маленькую, но уютную комнатку. - Вот, наша гостевая. Спи крепко, Илона. И ушла, оставив девочку в одиночестве.

Илона Клемансо: Посмотрела на мальчика. - До завтра, Франсуа. И правда.. Целая жизнь впереди. Встала на ноги и пошла за женщиной, помахала рукой мальчику. Вошла в предоставленную ей комнату. - Спасибо большое,- улыбнулась женщине, а когда та ушла, прикрыла двериела на кровать, задумалась над её словами. Интересно, это было простое пожелание крепкого сна или это предупреждение и прощание навсегда? А если она уснет и не проснётся? Ни здесь, ни в реальном мире... Прервала свои не самые позитивные мысли, приготовились ко сну и легла в кровать, закрыла глаза.

Холст: Илона заснула очень быстро, а потом проснулась. В том самом реальном мире - перед холстом, который опять был белым, словно и не рисовали на нем ничего.

Илона Клемансо: Открыла глаза и потрогала себя, как бы проверяя, цела ли она. Посмотрела на белый холст, а затем ушла прочь, по пути сворачивания петлю.



полная версия страницы