Форум » КАРТИННАЯ ГАЛЕРЕЯ » Париж » Ответить

Париж

Холст: Светло-серое небо, темно-серые дома, серо-зеленые деревья. Словно покрыты пылью повозки, кони, дороги... Люди куда-то спешат, кто-то грустен, кто-то весел, но все они такие же серые. Иногда сквозь облака проглядывает солнце, которое расцвечивает весь мир, но серая пелена очень быстро возвращает себе господство. Кажется, скоро начнется дождь.

Ответов - 97, стр: 1 2 3 4 5 6 7 All

Холст: Плач из дома доносится теперь глуше, но к нему добавились и крики взрослых. А в кустах - темно и почти тихо. Франсуа, вздрогнув всем телом, замотал головой, испуганно глядя на Илону. - Иди...те туда, мадемуазель! Не надо со мной, теперь со мной опасно, они меня видели! Всхлипнул, пытаясь встать, цепляясь за кусты. А из-за спины донесся громкий голос Оливера. - Илона, куда ты пропала? Иди сюда, немедленно!

Илона Клемансо: Ещё раз глянула на дом. - Туда? Где хаос и боль? Не. Услышав голос мужика с начесом, вздрогнула и выразительно посмотрела на Франсуа, прикладывая указательный палец к своим губам. Что за люди? Так и хотела выкрикнуть, что никого нет дома и вообще её съели... Токикоеды. Что ж, Франсуа, я знаю твой секрет, а ты, видимо, узнаешь мой. Если этот дяденька Оливер не уйдет. Надеюсь, это не сильно изменит мою реальность. Мне б тут разобраться. Сидела за кустом тихо и не двигаясь, все так же держа палец у губ. Другой рукой показала мальчику, чтобы тоже сидел. И тихо. Иначе обоих убьют. Его за то, что он тот, кто он есть, а её.. За... Ну... За предательство, что ли. Или поведут к воображаемой тетушке.

Холст: Мальчик все же смог встать, яростно качая головой и окончательно переходя на невежливое "ты". - Там для тебя - спасение! Там те, с кем ты должна быть! Рядом со мной тебе - опасно! И не можешь ты мне помочь, не можешь. Похромал, держась за ветки и качаясь, прочь. Очень медленно прочь. - Илона, не заставляй меня разочаровываться опять! Голос Оливера явно звенит от злости. А плач из дома уже не доносится, наступила гнетущая тишина. И через секунду раздались громкие шаги - Оливер убедился, что Илоны в доме нет, и пошел ее искать.

Илона Клемансо: Спокойно глядя на мальчика и выслушивая его, встала с земли и в полусогнутом состоянии начала отвечать. - Они убивают таких, как ты. Убивают, не разобравшись. Тебе плевать на таких же? И с теми... Вот теми вот иногда может быть опаснее. В эту "особенную" ночь я могу находиться и рядом с тобой, это уж я точно поняла из всей той тишины и непонятных полуобъяснений ситуации. Повернулась на голос мужчины, постояла еще немного в тишине, а затем сново посмотрела на Франсуа, который уже пошел в, видимо, безопасное место. Прислушалась к шагам и пошла в обратную сторону, отходя за кустами довольно далеко от того места, где говорила с мальчиком, убирая палочку во все тот же рукав. Будет вам театр. Отойдя довольно далеко, выбежала из кустов, прям навстречу Охотнику. Налетел на него и прям так обняла, будто правда испугалась. - Я вас нашла! Наконец-то!- говорила не отрывая лба от тела мужчины. - Вы вошли, а там тень... А я... Я туда... Думала... А там никого... И.. И... Там так страшно! Но никого... Никого... Только тишина и пугающая темнота! Прижалась к мужчине ещё сильнее, сцепила руки в замок и начала ногтями впиваться в костяшки пальцев. Аж слезу пустила от боли. Добившись желаемого, расцепила запястья, не отпуская Охотника.

Холст: Франсуа обернулся, глядя на девочку со слезами на глазах. - Мы не можем никому доверять. Я... мог, но теперь их не осталось. Совсем! Мне некуда идти, но и тебя за собой я не потащу. Похромал дальше, уже чуть увереннее цепляясь за стены домов и все те же кусты. А Оливер, на которого налетела Илона, окинул ее цепким взглядом, после крепко обнимая. - Не переживай, девочка, не бойся. Ты научишься быть такой, как мы, ты научишься не бояться. И тени тебя не будут пугать. Резко кивнул головой еще двоим. - Жан, Мишель, проверить! Двое пошли туда, откуда прибежала Илона, держа оружие наготове. - Пошли, Илона, пошли. Ты должна поглядеть страху в лицо, уничтожить его - и больше ты не будешь плакать, нет. Оливер, поддерживая девочку за плечи, повел ее в дом.

Илона Клемансо: Отцепилась от Охотника и недоверительно посмотрела на него. - Стать такой же? Такой же... Бесчувственной? Не этого я хочу от жизни,- промямлила, всхлипывая и вытирая лжеслезы. Посмотрела на двух взрослых. Хорошо, что отошла подальше от того места. Надеюсь, он успел уйти далеко отсюда. Посмотрела на кусты и показала рукой ещё дальше от тех кустов, где сидела. Практически, в самый конец. Туда, где кусты выводили на другую улицу. - Тень была там,- сказала громче, чтобы Жан и Мишел услышали и немного сменили курс,- Я хотела.. Я... Я пыталась. Думала, найду ещё одного, раз тогда вы нашли, когда пошли на тень. Посмотрела на дом, после слов Оливера. - Пойти туда? Ещё раз увидеть, как вы сжигаете человека?- отстранилась от мужчины,- Помилуйте Господа, я ещё ребёнок! Это не то, на что я должна смотреть в своём возрасте.

Холст: Оливер еще настойчивее потянул Илону в дом, заговорив с грустью, но очень спокойно. - Ты отрицаешь наличие во мне чувств? Илона, у меня есть семья. Любимая жена, маленький сын. А когда-то была дочурка, почти как ты. А потом нелюди просто выпили ее, оставив пустую оболочку. И с тех пор моя жена не улыбается. Тебе кажется, что мы все без чувств? Так прежде спроси, что нас привело на Охоту, Илона. И хочешь ты того или нет, но я сделаю все, чтобы ты не повторила судьбу всех тех жертв, что уже погибли. Ты слишком веришь нелюдям, а так нельзя, Илона. Захлопнул за ними дверь. - Это не человек, Илона. Ткнул пальцем на мужчину, который лежал на полу, скорчившись от боли и яростно глядя на вошедших. - Это - убийца. И только так мы можем защитить себя.

Илона Клемансо: Начала упираться ногами, но что-то это не сильно помогало. Этот мужик с начесом был в разы сильнее. - Я сказала бесчувственный? Кажется, не то слово подобрала. Оказавшись, уже в доме, отошла от Оливера. - У них тоже есть причины на эти убийства. Вы уверены, что они не жалеют? Убивать их, не разобравшись, как минимум, эгоистично. Посмотрела на лежавшего мужчину. - И что вы уже с ним сделали? - бросила недовольный взгляд на Охотника,- Этого я убить не дам. Просто дайте мне крест и полчаса на разговор. Это может помочь вам и им тоже. Вздохнула. - И, конечно же, вы мне не поверите и не дадите, чего я хочу. Я ж всего лишь ребёнок, которого тут не слушают с самого появления! А если... А если я сама его потом... Того... Если буянить будет или ничего не скажет.

Холст: Оливер вздохнул, сталкиваясь с таким упрямством и нежеланием понимать очевидные вещи. - Причины есть у всех, вот только бьют первыми всегда они. Мы уже во всем разобрались. Убийцы живут только тогда, когда пьют нашу кровь - и точка. Рассмеялся невеселым смехом. - Я не смогу тебя оставить наедине с ним, я не готов потерять ту, что когда-нибудь станет одной из нас. Кивнул помощникам рядом с лежащим мужчиной. - Связать. Вновь обратился к Илоне. - Мы будем вон там, - махнул в сторону обеденного стола в нескольких метрах от них, - а ты не приблизишься к нему ближе, чем на два метра. Тебе необходимо убедиться, что с ними не о чем говорить? Хорошо. А потом - я тебя услышал. Ты сама его уничтожишь. И больше, Илона, не будешь задумываться там, где не стоит.

Илона Клемансо: - Бьют первыми, значит слабее. Значит, их сила в неожиданности. Вы во всем разобрались... Только я почему-то не услышала ничего, кроме того, что они нелюди и убийцы. Тяжко вздохнула. - Я смогу себя защитить. Вон... Стулом, например. Посмотрела на уже связанного мужчину. - Вы его связали. Теперь он точно ничего мне не сделает. Глянула на место, куда показал Оливер. - Ну тогда это не будет разговором наедине. Не ближе, чем на два метра? Все ещё думаете, что он мне что-то сделает? Да он связан! Снова вздохнула. - И вы мне так не объяснили, почему одни им помогают, а другие убивают. Ладно, сама разберусь. Ещё раз подумала о том, что потом придётся этого мужчину того... Уничтожить. Придётся убить. Ей, двенадцатилетней девочке. Сразу начала надеяться на то, что мужчина ей что-нибудь скажет. Протянула Оливеру руку, чтобы он дал крест.

Холст: Оливер только хмыкнул скептически, услышав про стул, дал Илоне в руку крест, а затем ушел на указанное расстояние, больше не имея желания спорить. И так слишком много позволяет девчонке в память... в память. Но всякому терпению приходит конец - и теперь этот конец совсем близок. Мужчина на полу, увидев, что его оставили в одиночестве, резко задергался, пытаясь разорвать веревки, которыми его только что скрутили. На Илону он не обращает вообще никакого внимания.

Илона Клемансо: Едва заметно качнула головой. Сжала в руке крест и повернулась к лежащему на полу мужчине. Ещё один взрослый, который вряд ли послушать ребёнка. - Здравствуйте, мсье,- обратилась к извивающемуся на полу,- Не пытайтесь, они крепко вяжут. Можно с Вами поговорить? Я не собираюсь что-то выпытывает или выбивать. Просто разгор.

Холст: Мужчина поднял голову и посмотрел на Илону диким взглядом, в котором не читалось вообще ничего человеческого. Громко зарычал, пытаясь еще и зубами оторвать от себя веревки и не замечая, что его пленители, в общем-то, никуда не ушли.

Илона Клемансо: Поймав на себе не самый доброжелательный взгляд, нахмурилась. Подошла к мужчине с другой стороны. Пощелкала пальцами, привлекая к себе внимание. - Эй, я тут! Меня хорошо видно, слышно? Я знаю, что вы тоже хотите жить, как и мы. Но для того, чтобы вас не убивать по каким-то причинам, нам нужно знать, что такие причины есть. Сделала шаг к мужчине и чуть наклонилась к нему.

Холст: Мужчина огрызнулся, не прекращая попыток вырваться. - Отстань, девчонка! Попытался замахнуться рукой, словно забыв, что связан. И опять принялся за веревке. Оливер отодвинул стул, встав из-за стола, едва мужчина попытался напасть. Кажется, еще один намек на угрозу для Илоны - и больше разговоров не будет.



полная версия страницы