Форум » КАРТИННАЯ ГАЛЕРЕЯ » Остров » Ответить

Остров

Холст: За спиной - тропический лес, полный звуков, запахов и цвета, а за вершинами деревьев виднеется невысокая гора. Впереди, докуда хватает взгляда, расстилается морская гладь, нарушаемая только редкими, словно ленивыми волнами. Вокруг поют птицы, стрекочут какие-то насекомые, но громче всего шумит вода. Белый песок, ласковое море, теплое солнышко, пальмы на берегу... Идеальное место для отдыха, определенно.

Ответов - 53, стр: 1 2 3 4 All

Холст: Женщина, побледнев, посмотрела сначала на свою ногу, а потом на хвастающегося спутника. Проговорила тихо. - Вы издеваетесь? И протянула руку, даже близко не дотягиваясь до дождя. - Спасибо, я уже не голодна. С тихим стоном от боли в ноге, легла прямо на песок спиной к Зергиусу, подкладывая руки под голову, чтобы хоть как-то улучшить ситуацию. Герцогиня, тявкнув напоследок, свернулась калачиком у нее под боком. Стало холодать, а ливень, кажется, не планировал становится меньше. Только ветер усилился, теперь куда чаще задувая под навес целые потоки воды. Костер шипел, но держался. Впрочем, прогореть он все равно должен был относительно скоро - сухих дров больше в пределах видимости не наблюдалось.

Зергиус Доннер: Пожал плечами в адрес собеседницы. Ее поведение не трогало совершенно. Есть тоже не тянуло, поэтому убрал печенье. Вынул из под себя второе полотнище парусины и подвязал его с той стороны, откуда задувал ветер, пока костер еще держался. Продолжил сушить одежду, пока хватает дров.

Холст: Задувать стало меньше, дождь внутрь теперь не попадал, костер продолжал гореть, погода лучше не становилось. Время шло. Кажется, ночь наступила внезапно, но зато сразу - стало совсем темно снаружи, окончательно похолодало, и даже горящий костер уже не приносил прежнего тепла. Почувствовав это - или просто выспавшись рядом с хозяйкой - к Зергиусу подбежала собачка, громко тявкая, виляя хвостом и всем своим видом выражая желание получить еды.

Зергиус Доннер: Начал подмерзать и стал понемногу одевать обратно то, что успело подсохнуть. Угостил собаку печеньем и попытался погладить. Продолжил бдение, стараясь не заснуть.

Холст: Собачка, кажется, осознав, что ничто ей не грозит, кроме печенья, слопала предложенное, позволила себя погладить и устроилась спать на более теплом месте рядом с другим человеком. Ночь шла своим чередом, ливень не прекращался, костер начал постепенно прогорать.

Зергиус Доннер: Наконец, оделся полностью. Вроде и не так холодно. Тоже угостился печеньем. Пришлось пить тем же странноватым способом. Укутавшись в мантию сидел и не отрываясь смотрел на яркие и горячие угли догорающего костра, слушал ровный, успокаивающий шум дождя, в котором слышались тысячи звуков: шум морского прибоя, шелест крыльев незнакомых птиц, шорох листьев старого дуба возле их дома, тихий голос матери. Вокруг углей вдруг проявились сначала туманные, но с каждой секундой все более четкие очертания камина в гостиной Рейвенкло, слух наполнял шум крыльев сотен чудных летающих леденцов, неизвестно откуда вообще появившихся, но очень даже вкусных, нос уловил тонкий запах мятного чая из кружки, стоящей на подлокотнике кресла. Серж уснул, уронив голову на грудь.

Холст: Костер, догорев окончательно, еще грел какое-то время жаром от углей, но после стало просто прохладно. Ночь прошла спокойно под шум дождя, который угомонился только под самое утро. А когда наступил день, тишину под навесом нарушили сразу два события: громкий кашель Жозефины и не менее громкие то ли крики, то ли свисты, то ли еще какие-то непонятные звуки, которые издавала маленькая обезьянка, деловито рыскающая среди немногочисленных вещей.

Холст: Вот только беспокоить кашель и обезьянка могли разве что Герцогиню, которая недоуменно разглядывала пустое место там, где вроде как всю ночь провел их с хозяйкой странный спутник. К счастью, Герцогиня долго задумываться не умела, поэтому просто перебралась под теплый бок единственного человека на острове и опять заснула. А Зергиус оказался перед полотном в галерее.



полная версия страницы