Форум » КАРТИННАЯ ГАЛЕРЕЯ » Темнота » Ответить

Темнота

Холст: Зергиус Доннер и Ника Морган очнулись отдельно друг от друга в полной темноте и тишине, окруженные запахом сырости. Они оба где-то лежат, кажется, это где-то довольно маленькое - и стены, и потолок ощущаются рядом, даже руку никуда тянуть не надо.

Ответов - 101, стр: 1 2 3 4 5 6 7 All

Зергиус Доннер: Очнулся, осознав себя скорее лежащим в гробу, чем в... Стоп. Что?! Постарался задушить растущую в груди панику и попытался осм.. ощупать все, до чего смог достать, чтобы пришло понимание формы этого.. пусть будет ящика, материала, из которого он изготовлен и наличия каких-нибудь щелей и прочих неточностей конструкции. После этого обшарил свою одежду, попытался найти сумку. Не произнося не звука вслушивается в окружение.

Ника Морган: Открыла глаза - темно. Доннер же рисовал парк аттракционов? Может нас похитили прямо из комнаты Гриффидора? Что за скандалы, интриги и расследования. Совершенно сбитая с толку, прислушалась. До чего же тихо, как в склепе. Поежилась и аккуратно обшарила руками пространство, пытаясь понять где сейчас находится. Рукам было холодно, а в голову лезли совершенно мерзкие мысли. В какой-то момент (когда уже приступила к осмотру содержимого карманов и молилась найти волшебную палочку) показалось, что слышит громкий и быстрый стук своего сердца в этой давящей тишине.

Холст: Осмотр и ощупывание показали обоим, что стены их нового места обитания скорее всего каменные - по крайней мере, они твердые, шершавые и категорически холодные. Обе стенки расположены чуть шире плеч, у Зергиуса Доннера, видимо, в силу возраста, пространства больше. Потолок же скорее напомнил крышку, потому что оказался очень и очень близко, не позволяя даже поднять голову. В карманах Ника Морган нащупала какую-то бумажку, палочка обнаружилась лежащей прямо на груди. Там же и Зергиус Доннер обнаружил свою палочку. Сумка и иные вещи отсутствуют.

Ника Морган: Обнаруженная волшебная палочка вселила уверенность, но осознание замкнутого пространства заставляло часто-часто дышать и зажмуриваться, чтобы успокоиться. Достала найденную бумажку, почти уверенная что это очередной фантик. Медленно повернулась на бок, отодвигаясь к одной из стен, нужно освободить пространство для колдовства и гораздо удобнее колдовать перед собой, но лежа на боку. Еще раз глубоко вздохнула, собираясь с мыслями. Палочка в руке словно обычный магловский фонарик. Он в такой старой металлической оболочке, а сбоку кнопочка, которая позволяет его включать. Кажется дедушка такие хранил в своей мастерской. Делаешь щелчок и поток света вырывается, освещая путь. Сконцентрировалась на образе фонарика-волшебной палочки, который дарит свет в этой кромешной тьме. Сделала круговое движение кистью, проговаривая заклинание. - Lumos ! Посмотрела на найденную бумажку.

Холст: Повернуться Нике Морган удалось, хотя и с трудом. Люмос вышел, и вот уже девушка практически ослеплена ярким светом, который в замкнутом пространстве бьет по глазам только сильнее. Естественно, что разглядеть что-то толком пока что не выходит.

Ника Морган: Совершенно неудобно изогнувшись, тихо ойкнула и резко закрыла глаза. Но яркие пятна мерцали всё равно. Прикрыла ладонью лицо, открыла глаза, глядя в ладонь и постепенно привыкая к свету.Стала понемногу раздвигать пальцы. Кажется прошла целая вечность, прежде чем смогла нормально видеть и воспринимать происходящее.

Холст: Вечность и правда прошла, измеряясь долгими минутами. Глаза все еще болят и слезятся, но уже можно рассмотреть стены и потолок - они сделаны из серого камня, чем-то напоминающего то ли гранит, то ли мрамор. А записка в руке - это клочок пергамента, на котором торопливо написано было какое-то послание, вот только остался от него лишь правый краешек: "....ы ....жище".

Ника Морган: Сощурила глаза, которые заболели еще сильнее. Нет, очевидно тут не хватает целого куска. Еще раз проверила карманы, понимая, что там абсолютно пусто. Даже пряника мятного нет. Вновь легла на спину, всматриваясь в потолок. Мерлин, зачем он так близко. Воображение угодливо нарисовало прекрасную картину сплющивания этим самым потолком ту самую Морган. От досады больно прикусила губу. Думай голова, думай. Замерла, вновь вслушиваясь. Но спустя минуту, не выдержала и попробовала подтолкнуть крышку наверх, вполне осознавая всю тщетность попыток.

Холст: Если бы не звук скрежета, можно было бы подумать, что потолок-крышка не сдвинулся ни на йоту. Однако звук - был.

Зергиус Доннер: Успокоиться. Не получилось. Постарался хотя бы ровнее дышать. Гроб оказался каменным. Минус - крышка тяжелая. Плюс - таки ящики хотя бы в землю не закапывают. С трудом, но все-таки перевернулся на живот, приподнялся, упершись спиной в крышку, и начал выталкивать себя вверх руками и ногами, в попытке сдвинуть плиту.

Холст: А вот у Зергиуса Доннера плита отказалась поддаваться практически совсем - какой-то слабый, едва на уровне ощутимости сдвиг. Кажется, мальчику банально не достает массы, чтобы справиться с тяжелым потолком-крышкой.

Ника Морган: Убедилась, что крыша над головой вполне может поехать. Это хорошо. Изгибаясь и отчаянно похрустывая коленками, подтянула их к животу и со всей силы надавила пятками на закрывающую плиту и с огромным усилием начала сдвигать ее, пытаясь освободить пространство над головой. Нужно же совсем немного для того чтобы протиснуться и освободиться.

Холст: Крышка совершенно неохотно начала подниматься, когда Ника Морган начала давить на нее снизу вверх. Сбоку показались небольшие щелочки, через которые пробился бы тусклый свет, не будь внутри уже светло от Люмоса. А потом удерживать вес на ногах стало слишком тяжело, и крышка с грохотом упала на прежнее место, сдвинувшись относительно прошлой позиции лишь на дюйм-другой вперед.

Ника Морган: Зажмурилась, группируясь и прижимая волшебную палочку к груди. Такой грохот привлечет кого-угодно. Может Доннер откликнется? Пожамкала свободной рукой икры, делая глубокий вдох и вновь упираясь ногами в крышку. Выдох и вновь с силой надавила ногами, но теперь резко дернула в сторону, надеясь откинуть преграду.

Холст: Откинуть преграду у Ники Морган не получилось, зато получилось сдвинуть ее достаточно, чтобы справа образовалась щелка достаточного размера, чтобы можно было просунуть руку. А потом крышка опять упала с громким грохотом, когда ноги устали ее держать.

Ника Морган: Вновь сгруппировалась, дала ногам небольшой отдых. Уж больно тяжелая и внезапная работа им выпала. Совершенно не желая вытаскивать в образовавшуюся щель руку (даже мурашки побежали по коже), вновь надавила ногами и вновь направила усилие в сторону.

Холст: Крышка сдвинулась еще на немного - кажется, столько незапланированных усилий для мышц не проходят даром, теперь в щелку можно попытаться протиснуться и самой, но она все еще узка.

Ника Морган: Замерла, понимая, что тело вполне пролезет. Может ведь совсем чуть-чуть не хватить, но это компенсируется руками. План понравился,поэтому освещая себе палочкой вокруг начала делать поползновения из своего укрытия. Когда голова и верхняя часть туловища пролезли, уперлась руками в крышку, стараясь ее еще немного сдвинуть. Наконец вылезла с ногами и уместилась сверху крышки.

Холст: План удался, теперь Ника Морган сидит на крышке того, что совершенно определенно является мраморным гробом - большим и строгой прямоугольной формы. Вокруг стоит множество таких же, неотличимых друг от друга. Царит полная тишина. Запах сырости стал куда сильнее.

Ника Морган: Когда свет палочки охватил окружающий "интерьер", с ужасом зажала рот рукой, стараясь подавить крик. Это..склеп? Боги, где же Доннер!? Огляделась, чувствуя ком в горле. Он же задохнется, если не сможет выбраться. А когда выберется, что делать, черт возьми! Осторожно спустилась с крышки на землю, чувствуя в ногах ужасную слабость и боль. Обняла себя руками,ощущая дрожь. Лучше бы на лекциях учили не хулиганским Чарам, а азам выживания в случае пробуждения в гробу. Это еще хорошо он не под землей оказался! Выдохнула и начала движение вдоль гробов, в надежде, что Серж где-то рядом, и она сможет его услышать.

Холст: Двигаться Нике Морган больно и тяжело, схлынувший адреналин оставил после себя выраженную слабость. Все гробы вокруг одинаково мраморные и одинаково мрачные, ни на одном нет имен. Отличаются они только степенью потемнения мрамора - видимо, от времени.

Ника Морган: Медленно двигаясь вдоль гробов, отмечала лишь разные оттенки камня. Таким темпом вряд найдется Серж. Может надо найти гроб схожего оттенка? Что за глупость. Нарастающая паника мешала думать, ноги отказывались идти, и холод пробирал уже до костей. Подняла взгляд к потолку и осмотрелась, стараясь понять насколько большое пространство. Почти на удачу постучала рукой по ближайшему светлому гробу.

Холст: Потолок в свете Люмоса виднелся метрах в пяти над головой, а вот разглядеть стены не вышло. Кажется, это очень, очень большой склеп. Из гроба не раздалось в ответ ни звука.

Зергиус Доннер: Исход вышел не слишком неожиданным. Перевернулся обратно на спину и взял верует палочку, откатившуюся в угол. Серьёзным усилием воли отодвинул панические мысли на задний план и сосредоточился. Хорошенько представил в объёме плиту над головой. Прекрасный каменный прямоугольный параллелепипед надежно закроет гробницу. Далее представил себе тех же размеров плиту из древесины бальзового дерева, которая столь же успешно закроет этот чудесный мраморный гроб. В этом они похожи, но деревянная плита гораздо легче и практичнее. Ее дешевле изготовить, проще доставить и установить. Легкие гробы - здоровые рабы. Представил как мраморная плита расплавляется в высокотемпературном пламени, а полученная масса разравнивается и приобретает прежнюю форму и прежние размеры, но теперь плита выполнена из древесины бальзового дерева. Как каменная плита закрывала гробницу, так и бальзовая делает то же самое. Ясно нарисовал в воображении прямоугольный параллелепипед деревянной плиты, которая служит крышкой гробницы и лежит прямо над ним. Коснулся палочкой плиты и произнёс: Verti Angustus

Холст: Кажется, что-то у Зергиуса Доннера получилось. Или нет? В любом случае, понять это студент сможет, только если еще раз попробует что-либо предпринять.

Зергиус Доннер: Не сумел разглядеть, изменился ли материал, поэтому просто уперся в крышку всеми четырьмя конечностями и снова попытался сдвинуть ее.

Холст: Крышка на сей раз поддалась удивительно легко, особенно если сравнивать с прошлой попыткой, в итоге едва ли не улетев в сторону. Сразу стало светлее - где-то сбоку явно находится источник света.

Зергиус Доннер: Получилось! Шумно вдохнул. Несмотря на то, что воздух был сырой и затхлый, снаружи он хотя бы есть в избытке. Решив, что после фееричного открывания крышки, осторожность ему уже не поможет, просто сел в гробу и огляделся, первым делом обратив внимание на свет.

Холст: Увидеть что-то не выходит, в помещении царит полная темнота - за исключением фигуры человека через ровные ряды гробов, которые виднеются рядом с ним в луче света, который исходит от чего-то в его руках. Человек стоит достаточно далеко, чтобы понять, что на нем мантия, но не увидеть его лицо.

Ника Морган: Скорбно вздохнула, заслышав пустой звук. Идея обходить все ряды и стучать в каждый гроб была так себе. Вдруг услышала какой-то звук и застыла, прислушиваясь. Это похоже на...дерево. Откуда тут дерево, вокруг мраморные гробы! Присела, укрываясь за гробом. Может это Серж, в любом случае свет от палочки уже кому-то дал знать о ее присутствии. Откашлялась и громко позвала в сторону, где был шум. - Доннер! Кто в нашей башне главный по штрафам?

Зергиус Доннер: Прищурился, разглядывая фигуру с горящей палочкой. Совсем собирался уже сигануть из гроба и зашкериться между остальных, как фигура подала голос. И он давно никому не был настолько рад. Крикнул в ответ: - Льюилл Сильвер, вне сомнений. Не стреляй, я уже сдался. Вылез из опостылевшего каменного ящика, отряхнулся, взял палочку и направился к подруге.

Ника Морган: С облегчением рассмеялась и вышла из своего укрытия. Да, Доннер, такой же растрепанный балбес. Мальчик двигался навстречу гораздо быстрее, ну, разумеется, он не тягал тут тонны камня ногами. Возвестила товарищу. - У тебя нет еды или теплого свитера? Вижу нет. Еще вопрос, у тебя нет бумажек со странными буквами? И еще, знаешь ли ты что-то о нашем положении?

Зергиус Доннер: Подошел к Нике. Рейвенкловка выглядела так, будто полночи вагоны разгружала. Ответил: - Ни еды, ни бумажек. Дурацкие гробы. Вот собственно и всё. Аттракционы получаются весьма специфические. А что за бумажки? Ты тоже оттуда выбиралась? - неопределенно мотнул головой в сторону случайного ящика. Взял Нику за руку , в которой была палочка и поднял ее повыше. Огляделся. Произнес: - Предлагаю для начала найти стену.

Ника Морган: Ну как можно доверять человеку без еды. Даже сухарика и того нет. Все это досадливо. Покачала головой своим мыслями и утвердительно кивнула на фразу про выбралась и гробы. Сунула руку в карман и протянула Сержу бумажку. - Я нашла это у себя, собственно это тоже всё, что я знаю. Нас видать неудачно засосало в холст. Согласная на всё, кроме стоять и мерзнуть, максимально бодро последовала за другом. Тащиться мимо гробов в сыром и жутком склепе было совершенно неприятно, с другой стороны минут десять назад не было уверенности, что Доннер рядом, а гробовая плитка над головой выглядела вынесенным приговором. Интересно, как скоро они найдут стену? В конце концов, должны же быть здесь хоть какие-то границы.

Холст: Стена нашлась довольно быстро, всего через десяток-другой гробов. И даже дверь в этой самой стене. Дверь, сделанная из изящных металлических прутьев, закрывала выход на каменную лестницу, которая вела куда-то вверх, теряясь в темноте.

Зергиус Доннер: Тщетно подергал дверь. Снова достал палочку. Абстрагировался от лишних мыслей и сосредоточился. Посмотрел на дверной замок и представил свои руки в перчатках, а в них металлический шприц с жидким азотом. Он подносит шприц к замочной скважине и заливает замок его содержимым, замораживая металлические элементы замка и многократно увеличивая их хрупкость. Из замочной скважины валит дым, всегда сопровождающий заморозку жидким азотом. Выждав десять секунд для верности он берет тяжелую кувалду с длинной рукоятью хорошенько размахивается и бьет в дверь в области замка, вдребезги разбивая его. Цель достигнута - запор разрушен, и дверь открыта. Закрепил в сознании образ открытой двери, никоим образом не преграждающей им путь, сделал круговое движение палочкой и произнес: - Alohomora!

Холст: Заклинание удалось: дверь приоткрылась, не удерживаемая теперь замком.

Ника Морган: Стоя у двери и освещая мальчику место действия, оглядывалась назад. Это ужасная обстановка продолжала пугать, и слава Мерлину, в этом сценарии не было странных существ. Заслышав щелчок, хлопнула Сержа по плечу и первая пошла вверх по лестнице, освещая дорогу.

Холст: Каменные ступеньки довольно быстро вывели в небольшое помещение, совершенно пустое, но с дверью, тоже запертой и на сей раз из деревянных досок.

Ника Морган: Рассеянно оглядела помещение и направилась к двери. Опять заперто. Направила палочку на дверь и улыбнулась с ностальгией. Вновь сосредоточилась на фонаре-палочке, представляя как сбоку делается щелчок обратно и фонарь гаснет. Сконцентрировалась на том, как волшебная палочка-фонарик гаснет и вновь наступает темнота. Сделала круговое движение кистью против часовой стрелки и произнесла. - Nox! Когда свет погас, некоторое время привыкала к темноте. После вновь сосредоточилась, но уже на другой цели. Представила как маленькие эльфы трудяжки в количестве трех штук принесли обычный железным лом и аккуратно приставили "язычок" лома к замку и резко дернули вниз, срывая его. Удерживая образ открытой двери, которая теперь не мешает продолжать путь, сделала круговое движение палочкой по часовой стрелке. Произнесла. - Alohomora!

Холст: Замок щелкнул, отпираясь.

Ника Морган: Почему-то тихо посоветовала Доннеру. - Закрой глаза, я уже сегодня сделала эту ошибку. Вновь сосредоточенно представила магловский фонарик-палочку. Он в такой старой металлической оболочке, а сбоку кнопочка, которая позволяет его включать. Делаешь щелчок и поток света вырывается, освещая путь. Сконцентрировалась на образе фонарика-волшебной палочки, который дарит свет в этой кромешной тьме. Сделала круговое движение кистью, проговаривая заклинание. - Lumos ! Тоже зажмурилась, глубоко вздохнула и спустя небольшой промежуток времени вновь открыла глаза. Осторожно дернула дверь.

Холст: Свет появился, дверь оказалась освещена. И легко открылась, когда за ручку дернулись. За дверью - лесопарковая зона, освещенная заходящим солнцем в багряные тона. Тихо шелестит ветерок, по земле шуршат листья, где-то раз-другой каркнула ворона... Более ничего изнутри увидеть не выходит.

Ника Морган: Осторожно ступая, вышла из склепа. Странно, а зачем столько опечатанных дверей нужно было преодолеть. Глубоко вдохнула свежий воздух, оглядываясь вокруг.

Холст: Ника Морган стоит на пороге маленькой то ли сторожки, то ли просто входа в тот самый склеп. Вокруг все такая же тишина и осенняя благодать. От двери идет засыпанная листьями, но все равно заметная дорожка, которая петляет среди деревьев и исчезает где-то вдалеке.

Ника Морган: Спросила Сержа, который топтался где-то сзади. - Сеерж, давай обойдем этот склеп? Если хочешь, подожди меня тут. Я хотя бы примерно попробую. Может тут есть опознавательные знаки или еще чего. Решительно начала обход, не забывая осматривать все под ногами.

Холст: Небольшое строение, сложенное из каменных блоков, украшено кельтским орнаментом. А над дверью виден рельеф двух скрещенных волшебных палочек. Больше ничего интересного не нашлось.

Ника Морган: Достаточно быстро вернулась к Сержу. - Знаешь, что меня беспокоит? То, что мы не посмотрели хотя бы один гроб. Вдруг кто-то еще там есть и просто не может выбраться. Достаточно быстро справилась с этими благородными порывами и потащила Доннера по дорожке, по пути размышляя, что могут значить те скрещенные палочки и что всё-таки тут происходит.

Зергиус Доннер: Что ж снаружи оказалось симпатично. Хотя и жутковато. Скептично усмехнулся в ответ на вопрос Ники. Произнес: - Бог нам судья. Пошли отсюда. Убрав руку с палочкой в полу мантии, зашагал следом за подругой.

Холст: Тропинка довольно долго петляла среди деревьев, солнце опускалось все ниже и ниже за линию горизонта, пока впереди не показались развалины какого-то очень большого замка.

Зергиус Доннер: Это был тот случай, когда большие развалины не радовали от слова совсем. Произнес негромко: - Старый замок. Ночью. Переглянулся с Никой, увидел понимающий кивок и продолжил: - Гаси, пошли посмотрим на него с другого ракурса. Дождался, пока рейвенкловка выключит свет, и направился вместе с ней в сторону от дороги, но не выходя из леса. Расположившись под покровительством раскидистого куста и какого-то дерева, присел и стал наблюдать за замком и его округой.

Холст: Округа замка - это заросшее травой и кустами пространство, в котором выделяется разве что большое озеро и остатки какого-то строения поближе к стенам замка - то ли фонтан, то ли памятник, издалека не понять. Сам замок тих. Солнце практически село. Наступили сумерки.

Ника Морган: Пожалуй, отлично, когда мысли сходятся. Не надо ничего лишний раз объяснять. Погасила палочку и пошла следом за мальчиком. Когда место обзора было выбрано, прислонилась к дереву, вглядываясь в развалины. Одно хорошо, глаза привыкли и уже не требуется волшебная палочка для света. Другое плохо, если они видят, то и другие заметят (если таковые имеются). Тихо спросила, сидящего Сержа. - Может по очереди будем спать? До утра в принципе дотянем, а там посмотрим, что за развалины. Оглянулась в лес за спиной. В такой тишине обязательно услышишь приближение кого-нибудь или ... чего-нибудь. Обняла себя руками, то ли от страха, то ли от холода, прилично так знобило.

Зергиус Доннер: На душе было неспокойно. Обернулся к Нике, произнёс: - Так и сделаем. Первая вахта моя. Снял с себя мантию и протянул подруге. Продолжил своё наблюдение.

Ника Морган: Хотела вызваться первой нести вахту, но не успела и обрадованно уместилась на земле, постелив свою мантию. Посмотрела на рыцаря-Доннера и с тихим смешком, покачала головой. - Одень обратно, а то сам замерзнешь. Все еще улыбаясь, прислонила голову к дереву. Сон не шел, но глаза было приятно закрыть, а ноги наконец-то перестали так болеть. Непроизвольно вслушивалась в происходящее. Кажется, этой ночью никто не будет спать.

Холст: Постепенно все затихло. Через час в лесу начали появляться звуки, шорохи и ощущение, что теперь он уже совсем не пустой. А через еще час откуда-то со спины шорох стал весьма концентрированным и близким.

Зергиус Доннер: Дождался, пока Ника задремлет, и накрыл её своей мантией. Все равно, чтобы не заснуть надо мёрзнуть. Впрочем спать не хотелось и без того. Ближе к ночи лес наполнился звуками, что не могло не напрягать. Когда зашуршало совсем рядом, потянулся к Нике и несильно постучал по плечу, чтобы разбудить. Поймав взгляд девушки прижал указательный палец к губам и кивком велел прислушаться. После чего осторожно стащил с неё свою мантию, но не для того чтобы одеть. Так, с палочкой в одной руке и мантией во второй, стараясь ступать потише отошёл на несколько метров в сторону за дерево.

Ника Морган: Показалось, что закрыла глаза всего-то на минуту, как вдруг непонятные поползновения рядом. Резко открыла глаза, Доннер уже начал творить странные махинации. Напряженно вслушиваясь, осторожно поднялась и вытащила волшебную палочку. Может это просто лестные обитатели, которые ведут ночной образ жизни, а они уже тут переполошились.

Холст: Из-за деревьев сначала показались светящиеся в темноте глаза - то ли сами по себе, то ли луна так удачно отразилась - а после и сам источник шороха. Им оказалась или большая собака, или уже волк, так и не разберешь. Мягко ступая и уже совершенно шумно принюхиваясь, зверь целенаправленно повернулся к людям.

Ника Морган: Глядя на светящиеся в темноте глаза, поняла, что время охоты пришло. Собралась с мыслями. Представила, как из кустов выбегает два эльфа. Один бегает перед носом животного, отвлекая его, а другой резво запрыгнув на спину, достает шприц со снотворным быстрого действия (от слова очень) и делает укол прямо в шею, нажимая поршень до конца. Сделав дело, эльфы убегают, а снотворное уже начинает действовать. Закрепила образ засыпающего животного, которое теперь не сможет к ним подойти ближайшие часов пять точно. Сделала движение палочкой сверху вниз на уровне мордочки животного и произнесла. - Dormio!

Холст: Зверь помотал мордой, явно не понимая, с чего вдруг бодрый настрой на вкусный ужин пропал, движения его стали куда более вялыми, однако громко завыть, подзывая стаю, и продолжить подходить заклинание Ники Морган ему не помешало. Расстояние между зверем и рейвенкловкой сократилось до нескольких метров. Кажется, зверь готовится к прыжку.

Зергиус Доннер: Так и не понял, что напугало больше, сам зверь и его лютый вой или не сработавшее заклинание Ники. В любом случае времени на раздумывания не оставалось. Абстрагировался от ситуации и ненужных мыслей, концентрируясь. Представил себе ясный полдень, яркое и палящее солнце в зените. Он берет большую лупу и фокусирует его горячие лучи на морде зверя. Волос за волосом, шерсть хищника загорается и на короткое время пламя охватывает голову. Как итог - яркая и обжигающая вспышка огня на звериной морде. Закрепил в сознании образ пламени, охватившего морду животного, резко взмахнул палочкой и направил ее в голову хищнику, произнося: - Incendio

Ника Морган: Совершенно не тихо чертыхнулась, понимая, что запорола момент и подставила не только себя, но и Сержа. Не теряя время, резко отскочила назад-в бок и отбежала немного, пятясь спиной, тем самым приближая себя к руинам и выбегая из леса. Стараясь, сохранять ясную голову, пыталась решить следующий шаг. Сосредоточенно всматриваясь в фигуру животного, представила того самого ядовитого паука, который опустился откуда-то с деревьев прямо на спину и дальше примостился на животе, где самая мягкая кожа у волка и, сумев прокусить её, выпустил свой яд внутрь. От него все мышцы волка абсолютно ограничены, но парализация получается не абсолютная. Сосредоточенная на парализующем эффекте, резко и коротко взмахнула палочкой сверху вниз в сторону хищника. Четко произнесла. - Petrificus Totalus!

Холст: Шерсть на морде зверя задымилась и загорелась. Петрификус не получился. Громкий вой перешел во всхлипывания и скулеж, нападать волк не собирается, вместо этого обхватил лапами морду, уткнулся в землю и пытается как-то себя спасти. Однако откуда-то из леса донесся ответный вой - и, кажется, голосов там уже несколько.

Зергиус Доннер: Когда зверь задымился и заскулил как дворняга, разом утратив всю свою хищность, испытал краткую и неожиданную эйфорию. Быстро накинул на себя мантию и ломанулся между деревьями вслед за Никой. Оказавшись возле неё выдохнул совершенно лишнее на фоне многоголосого волчьего воя: - Бегом! И рванул вместе с подругой в сторону развалин, не оглядываясь назад. Лишь недалеко от цели позволил себе немного сбросить темп и постарался по звукам оценить продолжается ли волчья погоня, а заодно огляделся по сторонам, пытаясь хоть чего-то разглядеть в темноте.

Холст: Вой за спинами становится ближе, но неторопливо, словно сами по себе развалины - это не то место, куда волки хотят сунуться. Разглядеть удалось все то же большое озеро с остатками причала, строение, которое оказалось недействующим фонтаном. Да в какой-то момент они пробежали по чему-то, что напомнило когда-то бывшую ровной лужайку. Вблизи развалины впечатляют своими размерами и вовсе не кажутся такими уж развалинами. По крайней мере, дверь - есть.

Ника Морган: Мысленно примерив корону аутсайдера, понеслась следом за Зергиусом в те самые руины, которые они хотели исследовать утром, ведь ночью туда наведываться ну исключительно не по-рейвовски. Вздрогнула, понимая, что в случае прорыва волков в эти развалины...о, дверь! Потянула дверь на себя, свято веря, что ее алохоморить не придется.

Холст: Алохоморить не пришлось. За дверью больше пустое помещение, по которому гуляет ветер. Слева и справа видны разрушенные лестницы. Некоторые из них ведут вверх, некоторые - вниз. Среди них есть парочка в более-менее сохранившемся состоянии. Длинный коридор уходит куда-то в темноту.

Зергиус Доннер: Предчувствия были самые дурные. То есть очень. То есть совсем. Фактически чувствовал себя между молотом и наковальней. Выбрав чисто интуитивно, потащил Нику вверх по одной из лестниц, внушившей доверие.

Холст: Лестница привела студентов в еще один коридор. Кажется, стены здесь разрушены не так сильно. Несколько дверей поскрипывает от ветра. За ними - пустые помещения с выбитыми окнами. Только одна дверь выглядит плотно прикрытой. За ней - небольшая комната с потухшим камином, рядом с которым свалена груда изрубленной на дрова мебели. Разбитые окна заколочены досками. На полу - старый ковер, несколько не очень чистых подушек и хлебные крошки.

Зергиус Доннер: Наскоро изучив этаж, заинтересовался одной комнатой. Она выглядела.. Довольно бомжеватой, но обитаемой. Вместе с подругой поподробнее изучил обитель, оценивая степень её обжитости и потенциальную возможность обнаружения разных ништяков. С той же целью, пытаясь понять живет ли здесь кто-то на постоянной основе, заглянул в камин, осмотрел и потрогал пепел.

Холст: Рассмотреть что-то толком не выходит: снаружи наступила полноценная ночь, окна заколочены, а света из коридора недостаточно, особенно теперь, когда путники встали в дверном проеме. Пепел на ощупь холодный и слежавшийся. Среди пепла встречаются обгоревшие части пергамента - видимо, из кучи свитков, лежащих на каминной полке.

Ника Морган: Да это это же настоящий замок Дракулы! Старый, холодный и плесневелый. Поднимаясь по лестнице за Сержем, который взял роль главного проводника, размышляла о странности происходящего. То есть они очнулись в склепе рядом с заброшенным замком? Да еще те волшебные палочки под крышей не давали покоя. Присоединилась к рассматриваю комнаты, насколько позволял свет в коридоре. Тихо прошептала. - Здесь обитает бобр без определенного места жительства? Понимая, что в этой темноте ничего не обнаружишь, а тот самый бобр может оказаться еще и бобром-волшебникоедом, достала палочку, обираясь с мыслями. Снова представила фонарик-волшебную палочку. Сконцентрировалась на образе фонарика-волшебной палочки, который дарит свет в этой кромешной тьме. Сделала круговое движение кистью, проговаривая заклинание. - Lumos ! Принялась осматривать все вокруг и заодно помогла Доннеру в его шебуршаниях.

Холст: Свет на конце палочки загорелся. В комнате ничего нового не обнаружилось, разве что понятно, что "дрова" сложены весьма аккуратно, словно кто-то планировал использовать их очень и очень долго. В остальном место и правда похоже на весьма неопрятное обиталище того, кто уже не заботится об аккуратности, а только о том, чтобы выжить. В стопке пергаментов на каминной полке стали видны совершенно пустые и смятые, пустые и расправленные, исписанные разными почерками и тоже смятые и расправленные.

Ника Морган: Осматривая комнату, резко замерла и медленно вышла в коридор, так же медленно осмотрела стены. Привлекая внимание Зергиуса, заметила. - Серж. Тут. Освещение. В коридоре. Тут кто-то есть. В испуге посмотрела в сторону лестницы, с которой они пришли. Это была самая ужасная идея - идти в замок. Лучше бы придумали, как убить или приручить волков. Лучше убить. А то холодно и голодно.

Зергиус Доннер: С охапкой бумаги с каминной полки вышел в коридор и начал разбирать, что написано. Ну.. Пытаться разобрать. Взял Нику за руку с палочкой и поднес к себе поближе. - Посвети.. Не отрываясь от своего занятия продолжил: - Есть. Или был. В любом случае давай осторожнее. И тише. Глянул на стены и на потолок, чтобы понять, а что собственно светит.. Продолжил вычитывать свитки.

Холст: Коридор освещен несколькими - кажется, раньше их было куда больше - факелами, которые дают удивительно ровный и немерцающий свет. Опять же, кажется, обычному факелу не положено светить настолько качественно. На потолке висит оставшаяся одинокая, видимо, масляная лампа, дающая опять же очень ровный свет. На лестнице никого нет. Большинство свитков пусты, часть оставшихся заполнены неразборчивым почерком, рисунками деревьев, птиц и растений. И только на паре почерк легко читается. Мятый пергамент гласит: "Шел 1400 день нашей новой жизни. Сегодня ушел Килир... Он сказал, что больше не может, не хочет... не станет. Вышел из ворот замка и исчез в лесу. Я не думаю, что он вернется. Я уверен... Нет, не хочу думать. Нас осталось пятеро. Говорят... говорят, на юге есть убежище. Смешанное - это нас останавливает... останавливало. Рейчел который день говорит, что стоит оставить все в прошлом, что все зашло слишком далеко. Что они уже не будут... против. И что никакая чистота... что наша жизнь дороже принципов. ...." Дальше пергамент оборван. На следующем текста куда меньше: "1461 день нашей... нашего существования. Закончился хлеб. Закончилась еда. Выйти за водой становится все сложнее - вокруг замка собираются волки. Мы готовы сдаться. Убежище... вот наша единственная надежда. Мы не сможем дойти до туда - нас осталось всего трое. Но раз уж помирать... то с музыкой, как говорит Рейчел. Завтра мы выходим. ..." И этот пергамент кем-то разорван на две половины. Больше ничего интересного в пергаментах найти не удалось.

Ника Морган: Ошарашенная свой догадкой, уставилась на Доннера, который аки хаффлинг притащил за собой всякий хлам и разрядил обстановку. Тихо спросила. - Они ведь не совсем обычным способом зажжены? Ткнула в факел. Утащила Сержа из коридора обратно в комнату, опустила палочку вниз и подошла к заколоченному окну и всмотрелась в щели. Что там снаружи?

Холст: Факел на тычок никак не ответил, продолжая светить. Через щели особо ничего не разглядеть - просто стена замка и трава под окном. В остальном Люмос темноту перебороть не может.

Зергиус Доннер: Зачем-то сунул в карман листки с дневником. Остальные просто запинал в комнату. Зашел, закрывая за собой дверь и произнес негромко: - Да факелы похоже магические. И я не хочу шарахаться здесь в потемках. Может еще раз попытаемся дождаться утра? Задумался на мгновение и продолжил: - Только в соседней комнате. Собрал все свитки и свалил их обратно на каминную полку. Огляделся, но вроде они больше ничего не трогали. - Если у этого места есть хозяин, то еще есть шанс, что он о нас не знает.

Ника Морган: Наблюдала за восстановлением изначальном обстановки, хмыкнула. - Надейся, надейся. Пойдем в соседнюю комнату. Только там продувает сильно. Пожала плечами и отправилась вместе с Доннером в комнату напротив. Закрыла за собой дверь и сосредоточилась на очередном ноксе. Вновь фонарь-палочка. Представляя как сбоку делается щелчок обратно и фонарь гаснет. Сконцентрировалась на том, как волшебная палочка-фонарик гаснет и вновь наступает темнота. Сделала круговое движение кистью против часовой стрелки и произнесла. - Nox! Привыкнув к темноте, сосредоточилась на другой задаче. Перед нами дверь, она открывается без лишних усилий. Но на сцене вновь появляются маленькие эльфы, в ручках несут гвозди, молотки и несколько больших деревянных досок. Последние эльфы тащат лесенку. И тут начинается занимательно забивание двери досками. Какие-то эльфы забивают доски, стоя на лесенке, кто-то внизу. И так это продолжается до полного забивания двери и невозможности ее открыть, соответственно. Зафиксировала образ закрытой двери. Сделала круговое движение палочкой против часовой стрелки и произнесла. -Colloportus!

Холст: Свет погас, а дверь теперь заперта.

Зергиус Доннер: Проследовал за Никой и дождался, пока она запрет дверь. Несмотря на все напряжение этого дня, которое пока и не думало спадать, почувствовал дикую усталость. Произнес: - Часы есть? Дай мне два часа, потом сменимся. Улегся на полу на мантию, как смог прикрылся ею же, положил руки под голову и моментально уснул, словно выключился в аварийном режиме.

Холст: Снаружи еще был слышен вой волков, который в какой-то момент стал затихать. Ника Морган, устав физически сверх меры, хоть и пыталась не спать, уже через час видела яркие и не самые приятные сны. А Зергиус Доннер, так и не разбуженный спутницей, так и остался спать до самого утра. Точнее, до того момента, как откуда-то снаружи раздались громкие слегка шаркающие шаги, а через несколько минут предусмотрительно запертая дверь начала сотрясаться от попыток открыть ее снаружи. От очень активных и молчаливых попыток.

Ника Морган: Сидела, привязанная к стулу, с испугом наблюдала за гигантским живым кактусом, который стрелял иголками вокруг, но будто специально не попадал в цель. Хотела завопить, чтобы прекратили пытать, ведь она не знает, где находится врач, который проводил операцию по разделению графинь Вишенок и вообще, Морган в этой больнице проездом была. Грунт в банк грунта сдавала. И тут одна из игл вонзилась в ногу... Резко открыла глаза, просыпаясь и понимая, что разбудила не боль, а громкий стук в запертую дверь. Перевела испуганный взгляд на Сержа, чья лохматая и не менее испуганная голова появилась где-то в складках мантии. Быстро и тихо поднялась, вытащила волшебную палочку и медленно подошла к двери, но встала так, чтобы дверь при открытии закрыла собой и сделала незаметной при первом осмотре комнаты.

Зергиус Доннер: Проснулся и несколько секунд находился в абсолютной прострации, осознавая, где он, почему все тело ломит, будто он уголь разгружал, что за шум, почему уже утро, и какого.. Когда наконец пазл сложился, стало ясно, что он всё еще в аду без одной буквы, вместе с соней Морган, с которой он в разведку не пойдет, а за дверью какой-то нежелательный и агрессивный элемент, который, между прочим, обладает достаточным ростом и пятипалой конечностью, чтобы дергать за дверную ручку, что делает его с большой долей вероятности человеческой особью. Хотя в голове была дикая мешанина, но действовал довольно быстро. Поднялся, на цыпочках подошел к окну и глянул, есть ли кто и далеко ли лететь. Затем оценил, что Ника заняла стратегически правильную позицию, хоть в этой стратегии ему и отводилась роль мальчика для битья. Так же крадучись подошел к стене с дверным проемом и встал по другую сторону от двери, не решаясь подать голос или сделать еще что-то смелое.

Холст: До земли не очень далеко - второй этаж замка, хоть и высок, но все же всего лишь второй. Вот только внизу совершенно неподвижно стоит и глядит вверх, четко в их забитое досками окно, какой-то человек в мантии с капюшоном, надвинутым на глаза. Разглядеть что-то толком не выходит, так как щели между досками слишком малы. Кто-то за дверью с треском что-то сломал - видимо, дверную ручку, потому что теперь дверь сотрясается от очень мощных ударом уже явно всей массой.

Зергиус Доннер: Было страшно. Нет. Было очень страшно. Но помимо кучи оккультных терминов, в голове появилась идея, которой обрадовался мастер айкидо, медитирующий на татами у себя в Японии. На пределе слышимости объяснил Нике, параллельно жестикулируя: - Я открою дверь под удар, и собью его с ног, когда он влетит в комнату. Приготовь заклинание покрепче. Слушая мощные удары в дверь, понял их ритм и сосредоточился на колдовстве, отогнав страх и другие лишние мысли. Посмотрел на дверной замок и представил свои руки в перчатках, а в них металлический шприц с жидким азотом. Он подносит шприц к замочной скважине и заливает замок его содержимым, замораживая металлические элементы замка и многократно увеличивая их хрупкость. Из замочной скважины валит дым, всегда сопровождающий заморозку жидким азотом. Выждав десять секунд для верности он берет тяжелую кувалду с длинной рукоятью хорошенько размахивается и бьет в дверь в области замка, вдребезги разбивая его. Цель достигнута - запор разрушен, и дверь открыта. Закрепил в сознании образ открытой двери, никоим образом не преграждающей путь, сделал круговое движение палочкой и произнес: - Alohomora! И сделал это точно через мгновение после удара в дверь, с тем расчетом, чтобы следующий уже пришелся в пустоту - на открытую дверь. А также приготовился выставить ногу сразу же, как гость ввалится в комнату и, если потребуется, подтолкнуть его в спину, чтобы тот уж точно распластался по полу.

Холст: Человек за дверью явно не ожидал, что та так легко поддастся, поэтому при очередном ударе, пришедшемся в пустоту, просто полетел вперед, теряя равновесие и падая на пол тяжелым кулем, чтобы уже в следующую секунду начать медленно подниматься, совершенно не уделяя внимания тому, что только что упал и больно ударился. На полу перед Никой и Зергиусом поднимается явно человек, одетый в потрепанную и видавшую виды мантию с капюшоном, закрывающим лицо. Единственный звук, который человек издает, это негромкое утробное рычание, слышное только вблизи. Как удачно, что Ника и Зергиус как раз таки находятся совсем-совсем рядом с ним.

Холст: По техническим причинам Темнота продолжится после 13.11.16.

Ника Морган: В голове еще была послесонная каша, а ситуация заставляла что-то предпринимать. Сжималась от каждого сильного удара в дверь, кажется Доннер даже смог что-то придумать. Покрепче? Что в его понимание покрепче?! Крепко держа палочку, глубоко вздохнула, восстанавливая спокойное дыхание и очищая сознание. Всё произошло за доли секунды, это существо, которое очень хотелось назвать человеком вывалилось в комнату, ровно как запланировано. Быстро вернула свое сосредоточенное состояние. Представила, как толстые и крепкие цапучие стебельки дьявольских силков передвигаются к мужчине (?!), коварно замышляя его обездвижить. Поднимается стебелек со спины, как настоящий злодей и начинает делать обороты часто-часто, обматывая тело от середины шеи до самых ступней, жестко фиксируя ноги и руки, плотно прижимая их к телу. Обмотка проходит это пусть быстро: шея, расширяется к плечам, а после бедер наоборот сужается, дообвивая ноги. И этот ввалившийся человек становится, словно оловянный солдатик. Затем хвостик стебля хитро прячется в переплетениях и где-то там завязывается в сложный узел. Мужчина не может двигаться, он зафиксирован, и возможности развязаться самому не имеет. Полностью захватила образ, касаясь палочкой сначала шеи рычащего существа, второе касание – его щиколотки. Четко произнесла. - Incarcero!

Холст: Заклинание удалось, теперь на полу лежит перевязанный по всему телу мужчина - судя по низкому тембру продолжающегося рычания - который продолжает двигаться всем телом вперед, к Нике Морган и Зергиусу Доннеру, явно вообразив себя гусеничкой. В остальном вокруг - тишина.

Зергиус Доннер: - Браво! - Похвалил негромко. Поднатужился и перевернул извивающееся тело на спину. Обратился к Нике: - Там внизу еще один. Минимум. Осторожно, кончиком палочки скинул капюшон гостя, всмотрелся в лицо.

Холст: Резким движением тело попыталось достать руки переворачивающего, но толком ничего из-за веревок не вышло. Под капюшоном оказалось человеческое лицо - мужское, заросшее бородой и усами, с провалом вместо носа и мутно-сухими глазами. Которые, впрочем, легко нашли цель: голова мгновенно вскинулась, прикусывая внезапно крепкими зубами самый кончик неосторожно приближенной палочки.

Ника Морган: Несколько облегченно опустила волшебную палочку. Проследила за действиями Зергиуса, который решил поиграть в лишние проблемы, переворачивая незваного гостя. Отшатнулась, когда капюшон позволил увидеть лицо. Что с ним не так? Как он ориентируется? Его глаза...мертвые? Издала тихое фуу и наступила "гусенице" на ногу, помогая Доннеру сохранить волшебную палочку в целостности и самому отскочить в сохранности. Тихо уточнила. - Что мы имеем? Непонятных дневных гостей, странный неизученный замок и волшебные факелы. Почему по классике жанра всё безобразие не началось глубокой ночью? Медленно выглянула в коридор, осматриваясь. Быстро схватила Доннера за руку и выволокла из комнаты. Здесь нельзя оставаться. Верхние этажи = тупик. Тихо предложила. - Мы можем попробовать вырваться в лес. Среди деревьев затеряться.

Зергиус Доннер: Выдрал палочку и в сердцах пнул тварь по голове в районе уха. Называть его человеком почему-то не хотелось. Пнул - отпрыгнул - и попытался оценить реакцию существа. Он вообще боль чувствует? Не отводя взгляда от гостя выволокся наружу. Скептически хмыкнул, отвечая: - От волков проблемно затеряться, они по запаху сориентируются. Только если обратно в гроб улечься. Нет, давай еще здесь пошуршим, только тииихо. Палочку не опускай, если что колдуй всё, что придет в голову, присяжные тебя оправдают. Огляделся, пытаясь понять, куда можно направиться дальше.

Холст: Тело никак не отреагировало на попытки наступить ему на руку, ногу и прочие части тела со стороны Ники Морган, а вот движение Зергиуса Доннера по спасению палочки оказалось удачным. Разве что теперь она с краев у верхушки со следами зубов. Зато - целая. На пинок тело тоже не отреагировало. Коридор не изменился со вчерашнего вечера, разве что фвакелов осталась всего парочка, в начале и в конце коридора. Оставленный в одиночестве нападающий глухо зарычал. Удивительное дело, если рык может звучать призывно - то вот он, именно такой призывный рык.

Зергиус Доннер: Досадливо цыкнул на столь противным образом испорченный товарный вид палочки. Поведение твари доверия не внушало, зато страх - с избытком. Рванул в соседнюю комнату, бросив Нике через плечо: - Попробуй достать факел. В комнате выбрал какую-то ножку стола, которая более других подходила в качестве дубины по эргономике и весу. Вернулся к пыхтящей над факелом Нике и потянул её вниз, на первый этаж. По дороге обернулся и прижал к губам указательный палец в популярном жесте "не греми костями".

Холст: Выбранная Зергиусом деревяшка действительно соответствовала заданным параметрам, отличаясь от дубины разве что степенью трухлявости - даже просто держа ее в руках, можно ощутить, как дерево крошится. Достать факел у Ники не вышло - собственно, даже хоть чуточку сдвинуть его с места. Лестница на первый этаж пустует. Внизу тихо.

Ника Морган: Закатила глаза, когда непонятное существо издало звуки раненного ламантина. В любом случае, возможно его услышали и уже спешили на помощь, а может и нет. Но кому хочется это выяснять? Последовала в коридор и честно попыталась снять факел, безуспешно. Внизу вроде не слышно передвижений, пошла первой, держа наготове палочку и заранее вспоминая нужное заклинание. Доннер с дубинкой это неплохо, он как маленький воинствующий викинг. Тихо спустилась вниз, не оглядываясь, Зергиус всё равно идет следом. Мотнула головой в сторону темного коридора, а потом в сторону входа-выхода и подняла плечи в знаке вопроса.

Холст: В это время в галерее холст пошел недовольной белой рябью. Виданное ли дело - трое! Бегают! Думают! Шевелятся! Внутри холста что-то сдвинулось, перемешалось, на миг для Ники Морган и Зергиуса Доннера все заволокло белой дымкой... Через мгновение Ника Морган осталась наедине с темным коридором и тихим шорохом из-за поворота. А Зергиус Доннер оказался на улицах незнакомого ему города - так и не потеряв деревяшку в руках.



полная версия страницы