Форум » КАРТИННАЯ ГАЛЕРЕЯ » Цирк » Ответить

Цирк

Холст: Ночной лес, полный шорохов и звуков от зверей и птиц. Небольшая полянка, на которой с удобством расположились три повозки, полные всякого разного скраба. Повозки стоят по периметру, а в центре, у костра, спят люди, укрытые кто конской попоной, кто настоящим одеялом, а кто и просто так. Элис Граффад - среди всех этих людей. Она лежит на подстилке из тонких веток, которые, хоть и жесткие, но неплохо защищают от тянущего холода земли. Из одежды на ней имеется рубашка с рюшами, приталенный бархатный камзол, штаны из того же бархата, хоть и основательно потрепанные. На ногах надеты мягкие кожаные сапоги, а под головой лежит шляпа. Кажется, с пером. Крепко обняв что-то, что определенно напоминает лютню, Элис Граффад не спит, а глядит в звездное небо. Видимо, уже не первый час глядит - вокруг царит тишина, прерываемая храпом, а у нее сна нет ни в одном глазу.

Ответов - 124, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 All

Элис Граффад: Вздохнула тяжело, устояв на ногах и выдвигаясь в обозначенном направлении. Заговорила наконец: - Постойте. А как же вещи и реквизит? Представления без реквизита быть не может! Его нужно взять с собой! Задумалась на секундочку. - Можно конечно и на месте сделать новый, но это лишние расходы, сами понимаете... а так - наоборот, можно будет и цену поднять, и время не терять. Остановилась рядом с человеком, обозначенным окружающими как Карл.

Холст: Кто-то из разбойников отдал в руки Карлу лютню и сумку менестреля. Ближе подошел главарь в сопровождении верных Ганса и Кука. - Не переживай, певчая птичка, что было в фургонах - все наше, а что останется тут - ну, не повезло. Подойдя ближе, мужчина легко поднял пленника, не слишком-то мягко отправляя его сидеть в телегу. Ганс занял место возницы, Кук и главарь сели по обеим сторонам от Элис Граффад, а Карл залез на место напротив. И приказал. - Развлекай. Лошадь тронулась, понукаемая возницей, следом за остальными.

Элис Граффад: Не очень удачно приземлилась в телеге, чувствуя, как оцарапала руки. Поморщилась, но смолчала. Посмотрела налево, потом направо. Потом на собеседника напротив. Заметила, объясняя, словно... глупым маленьким детям: - Я менестрель. Певец. Пою я. Чтобы петь, мне нужна лютня. Нет лютни - нет песен. Нет песен - нет развлечений. Мне очень жаль. Закончила со скорбным выражением лица.

Холст: Сидящий справа Кук больно ткнул локтем в бок - чувствительно даже сквозь веревки. - Чего перечишь! Сказано - развлекать? Развлекай! Так пой. Остальные просто молча продолжили ждать. Кажется, подобная ситуация возникает не в первый раз, поэтому и поводов волноваться ни у кого нет.

Элис Граффад: - Ох. - Вздохнула от тычка. - Ну ладно.... Набрала воздуха больше. - Я поэт, зовусь я цветик, от меня вам всем... букетик! - Начала мрачно, но закончила вполне жизнерадостно. - О, а давайте вы про себя расскажете, а я про вас песню сложу!

Холст: Карл, выглядя ну совершенно не развлеченным, уже сделал знак, чтобы менестреля выкинули в общую толпу. Но сам же и остановил помощников, заинтересованно глядя на парнишку перед собой. - Меня зовут Карл. Я и мои ребята - лучшие в своем деле. Нас знают везде. И знают, что мы всегда привозим самый лучший товар. Много товара. Впервые за все время мужчина сыто улыбнулся, поглядев через плечо на идущих впереди пленников и их повозки. - Складывай. Песню.

Элис Граффад: Кивнула. Пробурчала под нос: - Карл у Клары украл кораллы, а Клара у Карла украла кларнет, лучше бы Клара украла опалы, раз цирк уж - уехал, а клоуны - нет! Пояснила громче: - Рифму подбирала. Начала вдохновленно: - Вот Карл. Он и его ребята, Сегодня ночью поработали славно, Теперь они после подвигов ратных, Идут получать барыш знатный. Все знают, они в своем деле - лучшие, Купцы, барыги, бухгалтеры душ, Сегодня они постарались особенно, И в город известный везут они куш. А в городе, что... Запнулась. - ... В какой город мы едем?

Холст: Кажется, попытка засчитана: по крайней мере, все сели на свои места и слушают с практически довольным выражением лица. Главарь троицы довольно присвистнул. - А ты ничего так, певчая птичка. Звать-то как? Вопрос про город был проигнорирован. Вместо этого ко всем повернулся Ганс, отвлекаясь от лошади. - Да дайте вы ему лютню уже, что ль. Охота тут слушать подвывания без музыки.

Элис Граффад: Растянулась в улыбке, чтобы немного потянуть время. Затем ответила: - Эрнст... Теодор... Амадей... Гофман! К вашим услугам, господа. Для друзей можно просто Теодор, не обижусь. Покивала головой. - Да, с лютней у меня получается лучше.

Холст: Лютня была возвращена практически одновременно с тем, как один из разбойников развязал веревки, освобождая руки пленника. Главарь троицы довольно ухмыльнулся. - Амадей, говоришь? Ну что ж, вот тебе лютня, руки целы, голова на месте... Продолжим? Времени до стоянки еще достаточно. И весь наклонился вперед и в сторону менестреля.

Элис Граффад: Пожала плечами. - Ну, можно и Амадей. Да простит меня Моцарт за то, что будет дальше... - Добавила куда тище. Вздохнула. - На чем мы там остановились? Провела пальцами по струнам лютни. - Ах да. Мы познакомились с героями нашего сюжета. Это завязка. Теперь нужно развитие, в котором герою представляется возможность показать себя во всей красе. Обвела взглядом разбойников. - Расскажите о вашем самом удачном деле?

Холст: Карл, довольный уделенным делу вниманием, заговорил опять. - А вы и будете самым удачным делом. Тех троих зря вы, конечно, - острый взгляд в сторону троицы, - но и без них товар неплох. Вас я себе оставлю, будете с нами. А как надоест... Улыбнулся совсем довольно. Где-то впереди послышались громкие голоса, смех и чья-то ругань. Кажется, именно туда и направляются разбойники с пленниками.

Элис Граффад: Слегка нахмурилась, вспоминая о... об оставшихся в лесу. - Вас? Кого - вас? Помолчала, потом закончила жизнерадостно: - А как надоест, вы нас отпустите, правда? Вновь провела рукой по струнам. - Кажется, мы приближаемся к пункту назначения! Вновь провела по струнам, начиная уставать от этой невозможной жизнерадостности. - Мы приближаемся к концу пути, Что нас там ждет, что мы хотим найти?

Холст: Сидящие вокруг громко расхохотались, услышав про "отпустите". И добродушно махнули рукой на то, что менестрель-то и выдохся. Через минуту повозки приблизились к стоянке. Стали видны большие клетки из редких деревянных брусьев - явно для нескольких людей одновременно. Не трудясь развязывать, разбойники загоняли всех по этим клеткам. Элис Граффад оказалась стащена на землю Гансом и тычком в спину направлена к одной из последних клеток. Главарь троицы радостно пояснил. - Ты тут ночь посиди, песни попридумывай, а после мы и поговорим о том, отпускать кого или не отпускать. В клетке, куда полагается идти Элис Граффад, уже сидят трое из ее труппы.

Элис Граффад: - Ох. Вновь не оценила типичный способ обращения с пленниками. Идей "что делать" так и не появилось. Чуть-чуть затормозила, словно поправляя что-то там в лютне, чтобы присмотреться к тем, кто уже находится в предлагаемой... клетке. И к ширине проемов между брусьями тоже.



полная версия страницы