Форум » КАРТИННАЯ ГАЛЕРЕЯ » Цирк » Ответить

Цирк

Холст: Ночной лес, полный шорохов и звуков от зверей и птиц. Небольшая полянка, на которой с удобством расположились три повозки, полные всякого разного скраба. Повозки стоят по периметру, а в центре, у костра, спят люди, укрытые кто конской попоной, кто настоящим одеялом, а кто и просто так. Элис Граффад - среди всех этих людей. Она лежит на подстилке из тонких веток, которые, хоть и жесткие, но неплохо защищают от тянущего холода земли. Из одежды на ней имеется рубашка с рюшами, приталенный бархатный камзол, штаны из того же бархата, хоть и основательно потрепанные. На ногах надеты мягкие кожаные сапоги, а под головой лежит шляпа. Кажется, с пером. Крепко обняв что-то, что определенно напоминает лютню, Элис Граффад не спит, а глядит в звездное небо. Видимо, уже не первый час глядит - вокруг царит тишина, прерываемая храпом, а у нее сна нет ни в одном глазу.

Ответов - 124, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 All

Холст: В клетке явно собрали циркачей, оставшихся после распределения остальных по другим местам. Один - тот самый бородач, который спал рядом и храпел. Сидит, глядит в землю и никак не реагирует на окружающую действительность. Второй - карлик, нервно ходящий по кругу и пытающийся подергать брусья - безуспешно. Третья - женщина средних лет в пышной юбке, стоит в самом углу и очень внимательно разглядывает как саму Элис Граффад, так и остальных разбойников. Расстояние между брусьями - сантиметров двадцать. Ганс, нетерпеливо глядя на замедлившегося менестреля, опять подтолкнул его в спину. - Ну, чего застыл?

Элис Граффад: Оглядела коллег по несчастью, останавливаясь взглядом на женщине. Ей бы самой такие юбки - и не замерзнешь, и спрятать можно целого коня под такими юбками. Вздохнула. Нерадостно получалось. - Ноги отнялись, - проворчала, но пошла в нужном направлении, понадеявшись, что за ночь какой-нибудь план обязательно придет в голову.

Холст: Дверца из таких же брусьев закрылась, клетка оказалась заперта на большой навесной замок, ключ перекочевал в карман к Гансу. Разбойники ушли, явно на сегодня больше не интересуясь творчеством менестреля. Рассевшись у костра в паре десятков метров от клеток, они начали громко и радостно пировать. Ночь, между тем, не перевалила даже за половину. Несколько факелов, горящих рядом с пленниками, нормальным освещением назвать вряд ли можно, а луна то показывается, то скрывается за появившимися облаками. Люди в соседних клетках стонут, плачут, кто-то уже лег спать, словно ничего не случилось. Трое соседей Элис Граффад смотрят на нового члена их маленького коллектива как-то уж очень подозрительно.

Элис Граффад: Постучала по деревянным брусьям задумчиво, явно что-то обдумывая. Потом развернулась, целиком переключая внимание на сокамерников. Здороваться было странно, знакомиться - еще странней. Молча пожала плечами и достаточно красноречиво развела руками - мол, ну вот так вот.

Холст: Бородач определенно спит. Женщина сделала шаг навстречу и застыла, глядя совершенно недоброжелательно. Действовать взялся карлик, подойдя и чувствительно ткнув в живот. - Это все твоя вина. Ты их навел. Что, думал, не поймем? Не свяжем внезапное появление неизвестного менестреля, его желание ехать с нами - будто мы великие какие! - и через день мы тут. Ты вообще кто такой, эй? Уперев руки в бока, карлик поглядел более чем сварливо.

Элис Граффад: Прицокнула языком. Вздохнула печально. - Если бы все было так просто, я бы не прозябал в этой деревянной клетке с вами, а пил вино у костра. Присела, чтобы быть на одном уровне с карликом. Заговорила мягко. - Болезный я, дяденька. С памятью не лады. Помню себя одним днем. Перевела взгляд на хмурую женщину, потом снова на карлика. - Вы мне скажите, что я вам рассказал-то хоть. А я расскажу, что у разбойников услышал.

Холст: Оскорбленно выдохнул, резко отодвигаясь, когда предатель еще и на рост намекнул. - Это хитрый план! Я еще не знаю, какой, но раскрою обязательно! И демонстративно отошел к бородачу, садясь рядом с ним и скрещивая руки на груди. Зато вдруг засмеялась женщина - мягким грудным смехом. - Менестрель без памяти? Мальчик, тебе не кажется, что сейчас ты врешь? После небольшой паузы сжалилась. - Да ничего не успел. Спел нам пару песен и даже отказался говорить, как звать. Все смеялся, мол, в ближайшем же трактире тебя узнают в лицо и сами назовут.

Элис Граффад: Улыбнулась печально, глядя на карлика. Тут бы хоть какой-нибудь план, можно хитрый, можно нет. Посмотрела на женщину - куда более спокойную, на первый взгляд. Согласилась. - Да, нелогично. Значит, с моей памятью что-то случилось совсем недавно. Может даже вчера. Или сегодня. Вздохнула. - Вот имени я, например, не помню. И разбойники не вспомнили - значит, не такой я и известный. Вздохнула опять. - Слушайте. А фокусники в вашей цирковой труппе есть? Ну, такие, чтобы из ничего сделать что-то, например?

Холст: Женщина вдруг представилась. - Можешь звать меня Лаурой. Уж не знаю, что с тобой произошло, но ты сам на себя вчерашнего не похож. И не обращай внимания на Мэтта. Не каждый день, знаешь ли, тебя собираются продать. Лаура зябко закуталась в платок. - Есть. Только весь его реквизит - в повозке. А создать что-то из ничего... Магии не существует, парень. Настроение разговора стало совсем пессимистичным. Бородач привычно громко всхрапнул.

Элис Граффад: - Очень приятно, Лаура. - Встала, протягивая руку и чувствуя необходимость назваться как-то в ответ. - А я пусть буду Теодором. Тедом. Кивнула. - Хороший фокус - это всегда качественная подготовка. Ну и поскольку мне повезло и мои вещи, в отличии от вещей фокусника, остались при мне... Улыбнулась. Продолжила так же тихо, но торжественно: - Дамы и господа, только сегодня, на арене нашего цирка - удивительное превращение! На ваших глазах менестрель Теодор волшебным образом превратится... в Теда-фокусника! Прошлась по клетке, словно по арене. - Мадам. - Обратилась к новой знакомой. - Как Вы думаете, что нам сейчас пригодилось бы для того, чтобы выбраться из этой клетки?

Холст: Немного неловко, явно не привыкнув к такой форме знакомства, пожала руку. - Сказала бы, что тоже очень приятно, да обстановка не располагает, Теодор. Присела, глядя на мальчика с сочувствием. Кажется, ситуация слишком плохо на него повлияла... Ничего, успокоится, смирится. Прикрыла глаза, пока не услышала вопрос, обращенный к ней. Пожала плечами. - Помощь Господа Бога? Вот только зачем мы ему сдались, простые циркачи. Карлик только презрительно сплюнул, глядя на позера-менестреля.

Элис Граффад: Вздохнула, явственно ощущая всеобщую обреченность. - Нну... - Замялась. - Помощь Господа Бога это хорошо, но ее в сумку не положишь. Может быть, что-то чуть более материальное?

Холст: Карлик не выдержал. - Да успокойся ты уже! Садись, спи. Вон, с Мэтта пример бери. Кивнул на бородача. - Не выберемся мы отсюда. Из такого - одна дорога, и завтра мы ею пойдем. Лаура мягко, но настойчиво прервала карлика. - Погоди, Фред. Мальчик надеется, а надежда всегда должна оставаться в наших сердцах. Повернулась к менестрелю. - Ключ от замка не помешал бы, Тед-фокусник. И улыбнулась все так же мягко.

Элис Граффад: Отвлеклась недоуменно на карлика, до того искренне считая, что Мэтт - это он, а не спящий с бородой. Огляделась по сторонам. Продолжила, не обращая внимания на пессимистические настроения. - Ключ от замка не помешал бы. Но замков много, а ключ - один, и открытая дверь станет куда более заметной. А вот если бы... Постучала тихонько по деревянным жердям. - А если бы нашелся топор или пила - как думаешь, это помогло бы?

Холст: Лаура рассмеялась, качая головой. - Спасибо, мальчик, развлек ты нас и в такой-то час. Вот только сам посуди, откуда тут взяться топору или пиле, да и как ты выберешься так, чтобы никто не услышал? Указала на разбойников, сидящих неподалеку. - Слышать они нас не слышат, но уж звук топора... Ты лучше поспи, Теодор. Силы тебе завтра пригодятся - не к добру они тебя заприметили, не к добру. Откинула голову на брусья клетки, закрыв глаза и пытаясь задремать. Разбойники у костра явно не собираются сегодня вообще ложиться спать - слышатся громкие песни, стук кружек и радостный гогот.



полная версия страницы