Форум » КАРТИННАЯ ГАЛЕРЕЯ » Планета » Ответить

Планета

Холст: Зелененькие человечки снуют туда-сюда по каким-то своим делам. Разноцветные транспортные средства летают над их головами, стремясь успеть на важные встречи. В проемах зднаий мерцают переливающиеся... стекла? Вот только сам мир - идеально черно-белый. Белое небо, серые облака, белые солнца, черная земля. Теодора Фидлер стоит на вершине небольшого холма. И тоже - черно-белая.

Ответов - 20, стр: 1 2 All

Теодора Фидлер: Поморгала, осматриваясь. Надо же, и правда зеленые человечки. И черно-белый мир! От нереалистичности всего вокруг немного кружилась голова. Может, именно так чувствовали себя те черно-белые дяденьки из газет, чьи колдографии в детстве любила раскрашивать? Стоять на холме было интересно, но ещё интереснее, наверное, было тут гулять, так что пошла спускаться с холма, наблюдая за зелененькими человечками, направляясь туда, где было побольше зданий - есть тут что-то вроде кафешек? Всегда хотелось узнать, чем питаются инопланетяне.

Холст: Человечки, не обращая на Теодору ни малейшего внимания, но старательно огибая ее на своем пути, шли и шли мимо. Наверное, за кафешку могли сойти сразу несколько вывесок. На первой были нарисованные перекрещенные... ложка и вилка? Рядом призывно мигала штука, похожая на стакан. А если чуть пройти, то на вывеске можно было увидеть клубок, напоминающий лапшу. Сквозь цветные стекла рассмотреть ничего не получается.

Теодора Фидлер: Покосилась на человечков. Никакого интереса они не проявляли, но это наверное нормально. Может, у них как-нибудь по другому устроены органы чувств, или они общаются друг с другом с помощью какого-нибудь излучения. Порассматривала вывески, в итоге решила, что штуки вроде ложки, вилки и стакана выглядят многообещающе и оглядела пространство рядом с ними - тут же бывают двери? Или как заходить в эти здания?

Холст: То, что можно назвать дверным проемом, действительно существует. Вот только весто самой двери - все то же переливающееся цветное... стекло? Над головой шумно пролетело мини-нло. Кажется, лихачи на дорогах - проблема любого мира и любого города. В остальном все тихо и спокойно, обычный день.

Теодора Фидлер: Отшатнулась от чего-то, пролетевшего наверху, и поспешила подойти к стеклянной, наверное, штуке, которая должна была быть дверью. Решив, что если тут говорят по-английски, надо будет спросить, что это за стекло такое странное, постучала, толкнула дверь-не дверь, надеясь, что оно откроется. Кто знает, как у них тут принято, но понятно же, что незеленая девочка нездешняя и ничего не знает.

Холст: При первом же прикосновении стекло оказалось не стеклом, а плотной пленкой, которая изогнулась от удара совершенно беззвучно. А от попытки толкнуть вдруг поддалось - и рука по локоть провалилась куда-то внутрь. Теперь рука ощущает тепло, отличное от улицы. Но примечательнее другое - мантия на Теодоре стала черно-красной, кожа перестала быть серой... И сразу же рядом остановился один из человечков, вращая глазами.

Теодора Фидлер: Пошевелила рукой, которая попала в стекло, которое, очевидно, было совсем не стеклом. Удивленно оглядела себя, нормальную, не черно-белую себя. Надо было просто прикоснуться к стеклу? Кивнула человечку. Видимо, цветных они видели. Ладно, кафешка-не кафешка подождет, просто уйти в стекло-не стекло будет невежливо. - Добрый день, сэр, - не придумала ничего другого, поэтому решила, что на всех планетах принято здороваться. Или говорить они все-таки не умеют? Вопросительно уставилась на человечка.

Холст: В ответ раздалось стрекотание и щебетание, вращание глазами перешло на новый уровень, а человечек подошел ближе, протягивая... кажется, у существ этой расы руки лишь внешне были похожи на человеческие, потому что к Теодоре определенно тянулось щупольце чего-то вроде осьминога.

Теодора Фидлер: Предположила, что такая реакция вполне нормальна, с интересом уставилась на щупальце. Может, надо было прорисовать на картинке пальцы? Да не, с щупальцами тоже можно жить. Протянула свободную руку, чтобы... пожать щупальце? Это существо ведь ожидало щупальцепожатия, да?

Холст: Неизвестно, чего ожидало существо, но протянутой руки коснулось активно, обхватывая ее сразу вокруг кисти и запястья и замирая. А Теодора вдруг ощутила сильное головокружение и слабость, от которых хочется то ли упасть, то ли заснуть. И ощущение это только увеличивается.

Теодора Фидлер: Хотела отобрать свою руку обратно, когда щупальцепожатие совершилось и появились противные ощущения, которые были как-то некстати. Может, тут так принято, но не засыпать же на улице... Потянула руку к себе, отступая к двери из странной цветной штуки, в эту штуку, надеясь, что через неё можно пройти куда-то внутрь.

Холст: Внутрь пройти определенно можно. Вернее, в состоянии Теодоры, пройти практически превратилось уже в провалиться. Потому что звездочки перед глазами так и грозятся застлать уже весь мир, а голова кружится, кружится, кружится... Одно хорошо - щупальце с руки соскользнуло легко, словно и не собирался ее удерживать человечек.

Теодора Фидлер: Поспешила ввалиться куда-то внутрь и сесть. Постаралась сосредоточиться и оглядеться, чтобы хотя бы понять, куда попала. Может, это как-то поможет, даже если сознание куда-нибудь потеряется. Хм, никогда не теряла сознание, может, самое время попробовать?

Холст: Сесть даже вышло - под Теодорой оказалось что-то твердое и с ровной поверхностью, разве что расположено оно было как-то слишком низко. Терять сознание после прекращения контакта с щупальцем перехотелось, хотя головокружение еще вовсю заявляет свои права на существование. Вокруг Теодоры - совершенно пустой зал с множеством зеркал и раскиданных по всему полу кубов разных размеров. Сама девочка как раз на таком и сидит. Прямо напротив зеркала.

Теодора Фидлер: Потерла виски, опустила взгляд, рассматривая штуку, на которую села. Кажется, ничего интересного в кубике не было. Вставать с головокружением как-то не хотелось. Посмотрела на себя в зеркало. На место, откуда пришла. А изнутри улицу видно?



полная версия страницы