Форум » КАРТИННАЯ ГАЛЕРЕЯ » Каток » Ответить

Каток

Холст: Вечернее, уже почти ночное небо. Гладкий лед катка. Огни рождественской ели. Яркий от этих огней снег. Одинокий смотритель. И удивительная тишина вокруг. Безмятежная тишина. Эвелин Палмер, одетая в теплую куртку, стоит у края катка. В руках у нее пара коньков.

Ответов - 70, стр: 1 2 3 4 5 All

Эвелин Палмер: Рефлекторно закрыла глаза, когда ослепило светом. Все стихло довольно быстро. Открыла глаза. Да, это тот самый каток. Невольно улыбнулась, запрокидывая голову наверх. Спокойно вдохнула и выдохнула. Тишина... Как прекрасно! Перевела взгляд на мужчину, легко улыбнулась ему и... Села в снег. Зачем искать лавку, если есть сугробы? Сидя в сугробе, сменила обувь. Вот... Вот теперь можно и на лёд. Кое-как встала на ноги и еле-еле скатилась на лёд. Осталось теперь вспомнить, как вообще это все делается. Столько времени прошло... Решила сильно не рисковать и поехать по краю катка. Оттолкнулась неуверенно.

Холст: Лед скользкий. Коньки очень скользкие. А в сочетании они становятся просто невероятной силой, с которой совладать - это как красный диплом получить. В такой момент стоит порадоваться, что на тебе лыжные штаны и большой пуховик - как минимум от синяков они спасут. Но не от уязвленной гордости. Просто так коньки после большого перерыва не даются. Примерно обо всем этом могла размышлять Эвелин Палмер, сидя на льду у края катка.

Эвелин Палмер: Ойкнула, грохнувшись на лед. А законы физики тут работают так, как надо...Вздохнула, потирая ушибленное место. Вот так и ходи на каток в одиночестве! Снова вздохнула, вставая на колени. А затем на коньки, не с первого раза, конечно. Это не снег, тут так ловко не получится встать. Как хорошо, что в прошлый раз, когда думала покататься, всё-таки не полезла на лёд. И правда, не самое удачное знакомство с учениками вышло бы. Мысленно поблагодарила Уоррен за то, что она не согласилась пойти на каток. Сейчас никуда не спешила. Для начала выставила руки в стороны, пытаясь сохранить равновесие. Вроде бы стоит, вроде бы ровно... Можно и шажок небольшой сделать. Один и очень маленький. Уже было понятно, что действовать надо без особого фанатизма.

Холст: Идея с шажком оказалась куда удачнее. Конек покатился вперед, второй конек даже вроде бы не мешался катиться и катиться. Смотритель показал большой палец единственной посетительнице катка и отвернулся, успокоенный, что женщину не придется спасать со льда. Откуда-то из-за спины Эвелин Палмер послышались редкие хлопки ладонями - подобие аплодисментов.

Эвелин Палмер: С неким облегчением выдохнула, когда всё-таки получилось устоять на коньках и проехать немного. Улыбнулась смотрителю, тут же аккуратно сделала ещё один шажок и... Что? Кто-то хлопает? Притормозила, пытаясь при этом не упасть. Медленно повернулась, чтобы увидеть того, кто ещё пришел.

Холст: А вот тормозить и при этом глядеть назад оказалось не настолько хорошей идеей. Эвелин Палмер покачнулась, заскользила куда-то вбок - и села на лед. Хлопки за спиной прекратились и раздался короткий смешок.

Эвелин Палмер: Свела брови вместе, чуть прищурившись. Сидя на льду подтянула ноги к себе, повернулась и посмотрела на того, кто стоял за спиной.

Холст: За спиной оказался Джек Голд - давний знакомый Эвелин Палмер и ее мужа, любящий прийти к ним в гости в выходные и остаться на целый день или же утащить самого Палмера в очередной бар - конечно, с разрешения Эвелин. Джек одет похоже: лыжный костюм, в котором невозможно озябнуть, теплая шапка и коньки в руках. - Привет, Эви. Смотрю, решила вернуться в строй? Когда-то у тебя получались знатные виражи на льду.

Эвелин Палмер: Приподняла брови в удивлении. Не верила своим глазам совершенно. -Джеки! Рада тебя видеть,- с улыбкой, поднимаясь на ноги. Усмехнулась. -Вернуться? Что ты, нет. А это... Это было очень давно. Аккуратно отряхнулся одежду и медленно выпрямилась, помня о том, чем кончаются неаккуратные движения. -Как ты?- поинтересовалась

Холст: Мужчина заулыбался еще сильнее. - И я рад. Между прочим, на прошлом занятии твои воспитанники с упоением рассказывали мне, как ты прекрасно умеешь кататься на льду. И я весь в сомнениях - это у них такая богатая фантазия или ты настолько скромна? Проследил за медленными движениями Эвелин, которые ничем печальным не окончились, слава богу. - Я? Неплохо. Сегодня закончил блок лекций у старших курсов, вот, решил наконец-то найти тебя и отметить данный факт. Как и обычно, Эви. Добавил почти серьезно. - А то мне начинает казаться, что ты прячешься от меня. Зайду в деканат - профессор Палмер только-только тут была, но ушла. Зайду к тебе на лекцию - профессор Палмер исчезает, едва сказав последнее слово. Вот, поймал тебя тут. И вновь улыбнулся.

Эвелин Палмер: Рассмеялась, отмахиваясь рукой. -Думаю, это все их фантазия. Улыбка медленно исчезала с лица. -У меня в мыслях такого не было, уверяю тебя. Если бы я знала, что ты меня ищешь, мы бы обязательно встретились раньше. Зачем же мне избегать тебя? Помолчала немного. -Ты хотел о чем-то поговорить?

Холст: Приглашающе махнул рукой. - Давай, вылезай со льда, чемпионка. У меня нет никакого желания вести тебя потом к нашему доктору. На вопросы только скривился, явно не имея ответов. - Я хотел просто встретиться с тобой уже наконец. Поговорить - это отличная дополнительная опция.

Эвелин Палмер: Молча смотрела на Джека, думая о том, стоит ли уходить со льда. Вздохнула. -Ладно. Кое-как докатилась до снега и сошла со льда. Дошла до своей обуви, так же уселась в сугробе и начала переобуваться. Едва заметно улыбнулась. -Как долго ты меня пытался поймать?

Холст: Помог Эвелин выйти на снег, протянув руку. - Пара недель. После... Запнулся ощутимо, прежде чем продолжать. - После того, как тебя стало слишком тяжело найти. Дождался, пока Эвелин переобуется, и опять протянул руку. - Не озябла? Улыбнулся широко. - Готов пригласить тебя на горячий чай туда, куда ты пожелаешь.

Эвелин Палмер: Улыбнулась в благодарность за помощь. -Прошу, не... Прикрыла глаза со вздохом. Нет, это не тот вечер, о котором думала. Приняла помощь друга. -Спасибо,- едва заметно улыбнулась,- Нет, не успела. Опустила взгляд на коньки. -Нужно их вернуть. А чай... Я не уверена, что это хорошая идея. Но... Но я согласна, давай куда-нибудь сходим.

Холст: Легко уловив не самое горячее согласие на свое предложение, попробовал сменить тактику. - Горячий чай на диване и просмотр телевизора? Более чем привычно и спокойно, никаких людей вокруг... и я обещаю не задавать никаких вопросов, Эви. Просто привычный вечер двух друзей. Потянул, не отпуская руку Эвелин, в сторону от катка. - А, погоди. Коньки, ну конечно же. Изменил направление их движения в сторону будки.

Эвелин Палмер: Усмехнулась, понимая, что скучала по этому всему. -Хорошо,- покивала. Поспешила за Джеком. Сначала в одну сторону, затем в другую, чувствуя себя куклой. Когда дошли до лавки, положила коньки на стол. -Сэр, возьмите, пожалуйста,-обратилась к смотрителю.

Холст: Смотритель, отвлекаясь от газеты, которую увлеченно читал, и положил на прилавок монетку. - Ваши пятьдесят пенсов, миссис, вы забыли взять сдачу. Забрал коньки, пряча их к остальным. - Всего хорошего. Миссис, мистер. Джек, едва дождавшись окончания обмена любезностями, нетерпеливо пошел в сторону парковки, быстро добрался до машины и открыл дверцу. - Сейчас, снег с окон сгребу - и поедем. Ты садись пока.

Эвелин Палмер: Удивленно глянула на монетку. -Неужели?Спасибо за честность,- улыбнулась смотрителю, забирая монетку,- Всего доброго,- ответила и пошла за мужчиной. Удивилась такой скорости перемещения. Пришлось, практически, бежать, чтобы успеть за Джеком. Отрицательно качнула головой. -Я пока, пожалуй, покурю. Ты не против?-спросила, доставая портсигар.

Холст: Пожал плечами. - Нет, конечно не против. Чуть поморщился от запаха дыма, но продолжил смахивать снег щеткой. Когда закончил, сел на водительское сиденье и замер, как-то задумчиво глядя вперед. Пошел снег - большими хлопьями, густой.

Эвелин Палмер: Не услышав возражений, достала одну сигарету. -Спасибо. Закурила, отошла в сторону, пытаясь найти такое место, с которого не уносило бы дым в сторону машины. Глянула на Джека. Почему именно он? Почему именно это время? Думала ведь совсем о другом, о счастливом. Видимо, боль, пусть уже ослабшая, заглушает все. Прервала свои мысли, когда заметила идущий снег. Подняла голову, глянула на небо, выпуская дым. Снег засыпал лицо. Улыбнувшись, снова посмотрела на друга в машине. И начала рыться в памяти. А была ли у него жена? Помнила только его. Были, конечно, женщины, но той единственной, кажется, не было. Или... Нахмурилась, затушила сигарету о крышку портсигара, оставила окурок в нем же, как всегда. Убрала все в карман и села, наконец, в машину. -Прости, заставила тебя ждать.

Холст: Очнулся от мыслей, заводя машину и кивая. - Ничего страшного, Эви. Поехали уже. Следуя своим же словам, тронулся с места, выезжая на дорогу. Через полчаса езды по явному пригороду машина остановилась у неприметного, но вполне уютного домика. Улыбнулся широко. - Добро пожаловать, что ль. Вышел из машины, дождался, пока Эвелин тоже окажется на улице, поставил все на сигнализацию и прошел к двери. - Как давно ты у меня не была в гостях. Но сегодня есть хороший повод. Помимо радости от наконец-то встречи. Подмигнул и достал ключи из кармана, чтобы открыть дверь.

Эвелин Палмер: Едва заметно улыбнулась. Тут же поймала себя на мысли, что совсем не выглядит женщиной, недавно потерявшей любимого человека. Но ведь... Каждый справляется, как может, не так ли? Досадно, конечно, что в то время не могла так... Не справилась. -Пристегнись?- произнесла заботливо, сама застегивая свой ремень безопасности. Полчаса темной дороги под тихую музыку. Полчаса раздумий, прерываемых короткими беседами. Вышла из машины. -Но всё-таки была, это уже плюс, согласись,- улыбнулась. Дослушала до конца, чуть нахмурилась. Сюрпризы за городом... А если это неприятный сюрприз, после которого захочется уйти? Нет, об этом надо будет думать позже, не сейчас. -Что ж... Ты меня заинтриговал.

Холст: Распахнул дверь, пропуская даму вперед. - Я надеюсь, что нет, Эви. Но прежде всего - чай и телевизор. Снял одежду, обувь, стряхивая снег. - Проходи в гостиную, я сейчас вернусь с чашками. И ушел в сторону кухни. Эвелин Палмер точно знает, где здесь гостиная, а где - кухня.

Эвелин Палмер: Вошла в дом. Стянула с себя одежду и обувь. Кивнула другу. -Тебе точно не нужна помощь?- спросила прежде, чем Джек завернул на кухню. Сама отправилась в гостиную. Войдя в гостиную, первым делом, огляделась, надеясь найти какие-то фотографии. Нужно узнать больше о Джеке. Эта реальность всё-таки отличается.

Холст: Эвелин Палмер оказалась в среднестатистической гостиной - диван, камин, телевизор и парочка комнтаных цветов. Фотографии действительно есть - две рамки стоят на каминной полке. На одной фотографии запечатлен Джек с родителями, которые тоже знакомы Эвелин Палмер. На второй Джек стоит в обнимку с Генри, оба улыбаются. С кухни прокричал Джек. - Пока включай телевизор и выбирай фильм, я сейчас! И снова стало тихо.

Эвелин Палмер: Подошла ближе к камину. С грустной улыбкой посмотрела на вторую фотографию, аккуратно взяла рамку в руки. -О, мой дорогой...- тихо. Прошла вместе с рамкой к дивану, опустилась на подлокотник. Вот... Снова это ужасное чувство подкатившего к горлу комка. Отвлек голос друга. Кажется, если бы не он, пустила бы слезу. На фразу Джека кивнула сама себе и благополучно забыла в ту же секунду. Молча смотрела на фотографию, проматывая в голове всю совместную жизнь. В один момент закрыла глаза, повела головой, чувствуя, как слеза все-таки упала с ресниц. Усмехнулась невесело. Как это происходит? Была уверена в том, что не даст слабину. Вздохнула, поднимаясь на ноги. Двинулась обратно к камину.

Холст: Джек зашел в гостиную, неся в руках поднос, на котором стояли две чашки с горячим чаем, стопочка чего-то явно алкогольного и тарелка всяких сладостей. Поставил все на столик и постоял молча, не решаясь отвлекать Эвелин. Потом все же заговорил. - Это совсем недавнее фото, ты не могла его видеть раньше. Мы тогда решили отметить победу нашей команды - и сфоткались в честь этого. Присел на диван.

Эвелин Палмер: -Команды?- переспросила, опуская рамку на полку. Неспеша повернулась, попутно вытирая слезы. -Прости, я...- развела руками, не находя слов в оправдание. Впрочем, все и так понятно. Вернулась к дивану, села, сохраняя дистанцию. Главное, чтобы Джек не потянулся с объятьями, иначе потом не получится успокоиться.

Холст: Кивнул. - Ну да, регби. Долго молчал, не зная, что сказать. Все веселье куда-то пропало, оставив после себя напряжение, витающее в воздухе едва ли не ощутимо. - Я... я знаю, что произошло. С Генри. Я сам... пролил немало слез. И поэтому тебя не очень активно искал. Вдвоем нам было бы еще тяжелее. Помолчал. - До вчерашнего дня. Эви, я не знаю, как так вышло. Но... Я тебя позвал ко мне... не просто так. Обернулся, глядя на появившегося в дверях Генри. Вполне живого, хоть и внешне словно помятого. Стоящего совершенно молча Генри.

Эвелин Палмер: Напряглась. Не на такой вечер рассчитывала точно. Чуть нахмурилась, слушая слова Голда. -Что ты имеешь в виду? Конечно, ожидала какого-то подвоха, но такого... Такого и представить себе не могла. Когда увидела мужа в дверях, резко вдохнула и, кажется, перестала дышать. Спустя несколько секунд часто поверхностно задышала. Встала. Больше десятилетия ждала этого, а сейчас... Сейчас не знала, что делать. Сделала пару нерешительных шагов к дверям, остановилась, отступила назад. -Нет-нет, этого... этого не может быть. Кинула взгляд на друга, затем на Хэнка. -Это... А как это... Я же... А ты... Письмо и...- закрыла лицо руками. В голове все это не укладывалось, хотя прекрасно знала, что все происходящее нереально. К такому потрясению не была готова.

Холст: Джек куда-то практически незаметно исчез. А Генри молча подошел, замер на секунду, разглядывая жену, и крепко обнял, прижимая Эвелин к себе. - Письмо могло быть правдой. Они просто поторопились. Я... я вот, выжил. Смог. Продолжил глухо. - Прости за эти недели без меня. Я как только смог - пришел к Джеку, попросил найти тебя. Он... он тоже долго приходил в себя. Обнял еще крепче, замолкая.

Эвелин Палмер: Вся затряслась от напряжения. Хотела отступить, но... Но не смогла пошевелить ни единым мускулом, тело совершенно отказывалось слушаться. А объятья... Ноги подкосились, в последний момент зацепилась за супруга. Знала, что он удержит, не даст свалиться на пол. Разрыдалась, прижимая своего любимого к себе. Слушала мужчину и понимала, что верит ему. Верит, зная, что этого не может быть. Появилось сомненье. А что, если в реальном мире все могло произойти точно так же? Он мог пропасть, но... 12 лет не подавать знаков... Джек знает адрес отца, он мог написать... Нет, повтор этой истории в реальности маловероятен. Но все могло сложиться похожим образом, разве нет? Чуть отстранилась, всмотрелась в лицо мужа, нежно провела пальцами по его щеке, а затем, не совладав с собой, горячо поцеловала. Целовала его так, будто пыталась восполнить все утраченные за столько лет моменты. Наконец, оторвалась от губ любимого человека. -Прошу,- шепотом,- Расскажи, что случилось.

Холст: Шумно сглотнул, как всегда не зная, как справиться с женскими слезами. И просто прижимал и прижимал к себе, не желая отпускать ее больше никогда. Улыбнулся слабо, когда Эвелин отстранилась, смело встречая ее взгляд и целуя в ответ со всей любовью, которая грела его на краю жизни все это время. - Я... ты же знаешь, я не могу. Запнулся, прежде чем ласково стереть слезы с щеки жены. - Это были тяжелые недели. Я просто знал, что должен вернуться к тебе. А потом мне сказали... что похоронка уже у тебя. И я растерялся, я не знал, как быть. Я был в бреду, но так боялся не выжить... Я решил вернуться к тебе живым, Эвелин. А не тешить напрасной надеждой. Прости, если это принесло тебе слишком много страданий. Меньше всего на свете... Не выдержал, снова крепко прижимая ее к себе.

Эвелин Палмер: Казалось, что за это долгое время выплакала все слезы. 12 лет... Столько помнила себя в страданиях, в не перестающих литься слезах. Столько было проведено за беседами с фотографией. А сейчас он здесь. Не настоящий, но он... Нет, настоящий. Это он. Это тот мужчина, которого полюбила всем сердцем. Отвела взгляд в сторону. Не может. Тайна. Вся его работа - сплошная тайна. Поймала ещё не соскользнувшую с лица мужскую руку. Поцеловала ее, ещё, и ещё раз. Обняла мужа. -Тише... Тише...- успокаивала, словно ребенка, одной рукой водя по спине, а другой зарываясь в мягкие волосы,- Тише... теперь все хорошо. Мы здесь... Вместе... Вместе... Такое забытое слово. Теперь не хотелось возвращаться в реальность, потому что знала, что там все не так. Там нет его. Там только фотографии, письма и... И похоронка. -Теперь все хорошо...- повторила, успокаивая, на этот раз, больше себя, чем Генри. Не отпускала мужа, не хотела отпускать. Никогда... Никогда-никогда больше. Теперь это казалось смерти подобным. -Я... Прости меня, я... Сначала ждала, но потом.... Спустя неделю... Мне не хватило сил. Прости. Если бы я знала... Если бы только знала... Никогда бы не потеряла надежду. Замолчала на какое-то время. Не издавала ни звука. Слезы текли абсолютно бесшумно. Никаких всхлипов, плача, только ровное, спокойное дыхание. -Я так тебя люблю...- произнесла, наконец.

Холст: Чувствуя, что все внутри словно плавится от нежности, от долгожданной встречи, от того, что жена рядом, слабо улыбнулся. - Все хорошо, Эвелин, ты права. Я... я больше не буду работать как прежде. Я решил, что устроюсь в какой-нибудь офис. Буду заниматься продажами и маркетингом. Почти убаюкивая, продолжил, обнимая и опять прижимая к себе, упорно не слушая. - В наше время жене-художнику полагается муж-бизнесмен. У меня будут деньги, у тебя - творчество. А все остальное - оно в прошлом. Далеком-далеком. Хочешь, уедем? Джек, конечно, рад не будет, но поймет. Улыбнулся широко, слушая Эвелин. - Я ведь тоже тебя люблю. И готов на все. Ты только скажи. Больше никаких исчезновений. Я рядом. Отстранился ненамного, глядя на заплаканное, но все равно самое красиво в мире лицо. - Ты только скажи, Эвелин.

Эвелин Палмер: Спокойно вздохнула, прикрывая глаза. Тут же открыла глаза, удивляясь услышанному? Он серьезно? -Что?- чуть отстранилась, посмотрела в глаза супруга,- Генри, ты уверен? Это же... совсем другой род деятельности. Снова была прижата мужем, впрочем, не расстроилась, а положила голову на плечо. Рассмеялась на следующие слова, выдыхая в шею мужчины. -Мне ведь это не нужно... Короткий поцелуй в шею. Чуть отклонилась назад опуская руки на поясницу. Внимательно посмотрела на Генри. -Уедем? Куда? Не совсем понимала, где конкретно происходит действие. Десятки лет перепутались в памяти, это немного мешало ориентироваться. Улыбнулась, снова обняла мужа. -Обещаешь?

Холст: Пожал плечами, легко кивая. - Конечно же уверен. Да и почему другой? Я так начинал, надо только вернуться. Не отпуская, повел Эвелин к дивану, прежде чем продолжать беседу. Сел вместе с ней и прижал к плечу. Заговорил, глядя куда-то в стену, но глядя совершенно мечтательно. - Можем уехать в Германию. В Данию. В Болгарию. Мир велик, Эвелин. На Англии он не сошелся. С твоим опытом тебя примут в любую школу. Ну и я смогу найти работу. Купим дом, заведем детишек. И да, я всегда буду рядом. Замолчал, серьезно глядя на жену. Думалось, что если надо - и правда уедет. Разницы никакой, если вместе.

Эвелин Палмер: Чуть склонила голову. -Если ты сможешь вернуться, почему нет? И мне будет спокойней. Опустилась на диван рядом с Хэнком, с радостью облокотилась о его плечо, не думая перестать обнимать. Слушала мужа, представляя лучшую жизнь. Жизнь, которая могла быть у них. Но в один момент переменилась в лице. Дети? Он сказал дети? Подняла совершенно растерянный взгляд. -Ты же знаешь, что я... Я не могу,- отстраняясь. Отвернулась, склонила голову, прикладывая ладонь по лбу. -Нужно подумать,- ответила несколько расстроенно.

Холст: Непонимающе поглядел на Эвелин, чувствуя себя... растерянно. - Не можешь? Я... меня не было несколько недель, не лет! Что могло случиться за такой срок? Спросил со все нарастающей тревогой, требовательно глядя на жену.

Эвелин Палмер: Удивлённо посмотрела на мужа. -Дело не в прошедшем времени. Напряжённо вздохнула. А он ведь не знаете что прошел не год и не два. -Эта проблема была и до войны. Если ты не помнишь, как я убивалась по этому поводу, могу напомнить.

Холст: Осторожно заговорил, понимая, что стресс для Эвелин вышел слишком сильным. Успел уже пожалеть, что вернулся вот так внезапно, не предупредив, но теперь сделанного было не вернуть. - Конечно помню, милая. А после мы нашли доктора Ричардсона. И уже год как ты здорова. Ты после той его консультации так рада была, что сказала, что сохранишь его заключение на память. И оно лежит у нас дома в спальне, в твоей тумбочке. Протянул руку, нежно гладя Эвелин по волосам в попытке успокоить. - Давай не будем сейчас про это? Думаю, нам стоит поблагодарить Джека и пойти домой. Почти ночь на дворе. И правда, за окнами наступила непроглядная темнота, не видны ни звезды, ни луна.

Эвелин Палмер: Обняла себя за плечи, пытаясь защитить от поступающей информации. Хорошей информации. Ее слишком много на сегодня. Подняла на мужа взгляд, полный недоверия. Это же все... Нет, нет... Этого нет. Но Палмер говорил убедительно. -Это время... Все перемешалось,- попыталась выкрутиться. Вздохнула коротко, кивая. -Да, ты прав. Сейчас не время для этого. Тем более, я говорю ерунду,- грустно усмехнулась. Глянула в окно. Стало ещё темнее, тучи не разошлись. Снова кивнула, соглашаясь с предложением уйти.

Холст: Встал, подавая Эвелин руку и помогая ей подняться следом. Не отпуская, повел ее в прихожую. - Тут идти совсем близко, не будем брать машину. Крикнул куда-то вглубь дома. - Джек, мы уходим! Придержал куртку Эвелин, пока та одевалась. Накинул и свои вещи, которые появились на вешалке - видимо, Джек их и принес. - Пойдем, милая. Надо просто отдохнуть. Завтра все будет хорошо. Не дожидаясь ответа Джека, вышел вместе с женой на улицу, поворачивая в нужную сторону.

Эвелин Палмер: Позитивно ответила на жест. Качнула головой, поражаясь такому отношению к Джеку. -Мне кажется, стоит попрощаться как положено, если бы не он...-говорила, натягивая куртку, которую с таким нетерпением держал Хэнк. Снова эта спешка. Еще сюрпризы? -Джеки, пока,- успела все-таки выкрикнуть на прощание. Шла в сторону дома, держа мужа за руку. Нужно ловить момент и наслаждаться им, ведь потом... Потом этого не будет. -Не расскажешь мне, что произошло?- снова попыталась выудить информацию.

Холст: Пояснил уже по пути, улыбаясь во весь рот. - Да Джек сам сказал - идите домой, как разберетесь со всем. А потом, говорит, жду вас в гости уже по-правильному. Переспросил. - Что произошло? А что именно тебе еще интересно, Эвелин? Зашагал быстрее, когда впереди показался их дом. - Как же невероятно хочется вернуться домой вместе с тобой!

Эвелин Палмер: Кивнула. -Хорошо, тогда нужно будет обязательно к нему зайти. Внимательно посмотрела на Генри. -Все то же, дорогой. Не хочу, чтобы ты один с этим справлялся. Тоже ускорила шаг. Улыбнулась, немного сильнее сжимая руку супруга. -Ты не представляешь, как долго я этого ждала. Намного дольше, чем кажется.

Холст: Пожал плечами. - У меня есть ощущение, что все это осталось в прошлом. Там, где мне больше нет места. У меня было слишком много времени на обдумать свою... нашу жизнь. И я хочу начать все с чистого листа. А в новой книге нет места прошлому. Рассмеялся довольно, хитро глядя на жену. - Вот что ты со мной делаешь, а? Уже на философствования тянет! Последние несколько метров оказались самыми тяжелыми. Внезапно сил словно и не стало, веселье куда-то исчезло, зато наступила странная тоска. Поглядел на Эвелин. - Милая... Это же наш дом. Открыл дверь, не веря, что руки еще помнят, как слегка заедает замок. Зашел внутрь и застыл, глядя на темную прихожую. Дом этот знаком Эвелин Палмер куда больше дома Джека. Здесь она точно знает, где лежит каждая из вещей, куда надо пойти, чтобы найти холодильник, а где - лежат дополнительные полотенца. В общем и целом, дом этот кажется ей родным.

Эвелин Палмер: Выслушала, понимающе покивала. -Тебя не тяготят прошлые события? Если нет, то я не буду больше об этом. Усмехнулась. -Я?- даже приложила свободную руку к груди,- Ничего необычного, все то же, что и раньше. С улыбкой глянула на мужчину. Тут же заметила, что он переменился в лице, сама отзеркалила эмоцию, чувствуя примерно то же самое, что и Генри. Давно не видела это место. -Да, наш дом. Так идём же скорее!- произнесла с улыбкой, пытаясь подбодрить обоих. Проследила за тем, как муж открывает дверь. Зашла домой, закрыла дверь. -Нужно будет, наконец, сменить замок,- сказала довольно буднично, включая свет. Уже сняла куртку, а Генри так и стоял. Подошла к нему, стала лицом к лицу. -Дорогой,- положила свою ладонь ему на щеку,- Раздевайся,- легко поцеловала, а затем отстранилась, чтобы разуться. -Голодный?- спросила прежде, чем подумать о том, готовила ли она здесь вообще.

Холст: Отмер, когда Эвелин коснулась его лица, и слабо улыбнулся. - Спасибо, милая. Стащил с себя пальто, сбросил обувь. И честно признался. - Больше всего я хочу спать. А потом уже есть. Завтра. У нас впереди еще целая жизнь. Вопросительно поглядел на жену, наклонился, коротко целуя ее, и медленно пошел в сторону спальни. Эвелин Палмер прекрасно знает, где находится кухня, где стоит плита и как на ней готовить. А в прихожей даже лежит квитанция за свет - кажется, в последнее время ей было не до того, чтобы сходить и заплатить.

Эвелин Палмер: -Целая жизнь...- повторила, а затем грустно улыбнулась, опустив взгляд. Если бы только это было так. Посмотрела на уходящего Палмера. Тихо вздохнула, проглатывая слезы, за затем огляделась, проверяя прихожую на наличие мужских вещей, не принадлежавших мужу. От этого места можно было ожидать чего угодно.

Холст: В прихожей есть только вещи, про которые Эвелин Палмер точно знает, что они принадлежат мужу. Еще там много ее курток, висит одинокая зимняя шубка, лежат ключи от автомобиля и мелкие деньги.

Эвелин Палмер: Кивнула сама себе. Все в порядке. Выдохнула и пошла в сторону спальни. Прежде чем заниматься какой-либо готовкой, стоило переодеться. Дойдя до комнаты, остановилась. Облокотилась о косяк и посмотрела на мужа.

Холст: Кажется, Генри не врал о своем желании спать: заняв свою половину кровати и тихо похрапывая, он уже вовсю спит. Горит ночник, давая достаточно света, чтобы не налететь ни на что в комнате, но и не мешая засыпанию.

Эвелин Палмер: Улыбнулась, глядя на спящего любимого мужчину. Прошла в комнату, тихо переоделась в привычную, на тот момент, домашнюю одежду, благо, она здесь не изменилась. Подошла к Генри, перед кроватью опустилась на колени, смотрела на мужа несколько минут, а затем легко поцеловала в лоб. -Спокойной ночи, любовь моя,- сказала едва слышно, после этого аккуратно поднялась и пошла в сторону кухни.

Холст: Мужчина во сне улыбнулся, когда Эвелин Палмер коснулась его, вздохнул и задышал дальше, не проснувшись. На кухне темно, горит только время на плите да гудит тихо холодильник.

Эвелин Палмер: Все так, как и должно быть: она дома, муж рядом, на душе спокойно. С этими мыслями и дошла до кухни. На автомате включила свет, тут же посмотрела на часы. А который час, собственно? Дошла до холодильника, открыла его, чтобы проверить, стоит ли вообще сейчас браться за готовку. Мысленно надеялась на то, что не нужно ничего готовить.

Холст: Время уже позднее, часы показывают почти полночь. В холодильнике стоит одинокий пакет молока.

Эвелин Палмер: Кашлянула, видя запасы. -Серьезно? С каменным лицом закрыла холодильник. Порылась по ящикам гарнитура, пытаясь найти хоть что-то. А потом посмотрела на плиту. Может, на ней стоит сковорода или кастрюля с чем-нибудь?

Холст: Везде пусто. Кажется, в последнее время в этом доме не сильно любили хранить продукты. И уж тем более - готовить.

Эвелин Палмер: Приложила ладонь к лицу. Дожили! Впрочем, чему удивляться? Насколько помнила, практически ничего не ела первое время после потери Генри. И что делать? Снова посмотрела на часы. Для магазинов слишком поздно. Значит, придется разбираться завтра. Вышла из кухни, погасив по пути свет. Вернулась в спальню. И снова переоделась, но на этот раз в пижаму. Дошла до кровати, аккуратно опустилась на нее, глядя на спящего мужа.

Холст: Практически сразу глаза у Эвелин Палмер начали слипаться, а уже через несколько минут она крепко спала. Во сне было... Привычно. Эвелин Палмер оказалась в аудитории в Хогвартсе, готовилась к занятиям. Ученики уже собирались, с интересом глядя на мольберты и краски - в отличие от карандашей в прошлые занятия. За окном была зима, но внутри замка, да еще и в теплой мантии было весьма уютно. Вдруг перед Эвелин Палмер приземлилась школьная сова, протягивая лапку с письмом.

Эвелин Палмер: Укуталась в одеяло и незаметно для себя провалилась в сон. Осмотрелась, не до конца понимая, что происходит. Почему она снова в школе? Мольберты... Нужно дописать программу. Удивленно посмотрела на сову. Вполне реальную сову. Впрочем, то, что было несколько минут назад, тоже казалось очень даже реальным. Забрала письмо. -Прости, печенья у меня, к сожалению, нет,- отпустила сову. Развернула письмо, начала читать.

Холст: Сова недовльно ухнула и улетела. Письмо оказалось короткой запиской. Если хочешь, встретимся сегодня после обеда и прогуляемся в Хогсмид еще раз. Буду рад твоей компании. Р. Ларсен

Эвелин Палмер: Проводила сову взглядом. Что они все такие недовольные и обидчивые? Загадка человечества просто. Пробежалась по строкам. Удивленно дернула бровями и улыбнулась. Задумалась на мгновение. Надо было решать, что делать, а это было сложно. Здесь, во сне (а во сне ли?), пишет Ларсен, там - под боком сопит муж. Целый и невредимый. Но все это нереально. В реальности есть первый и нет второго. Но первого, можно сказать, не знает. Это шанс узнать о нем больше? Подняла глаза на часы, висящие на стене. Сколько еще до начала занятия и сколько до обеда? Свернула записку и убрала ее в карман мантии.

Холст: Занятие должно начинаться через пару минут. И, судя по всему, это последнее занятие перед обедом.

Эвелин Палмер: Одно занятие до обеда - не так уж и много. Стоило, наверное, ответить Ларсену. Вот только... Что написала бы ему, если сейчас не уверена в том, как поступить? Наверняка, за занятие получится определиться. А сейчас наблюдала за студентами в ожидании начала занятия.

Холст: Мир вдруг подернулся дымкой, изображение стало нечетким. Рядом зашевелелился муж, вздыхая во сне. И снова успокоился, не успев до конца разбудить Эвелин Палмер, которая остановилась на грани бодрствования и сна, готова шагнуть, куда угодно: к спящему мужу или в знакомую уже реальность, которая даже за дымкой казалась живой и яркой, совершенно настоящей.

Эвелин Палмер: Переводила взгляд с одного студента на другого, но все вокруг становилось только еще более расплывчатым. Одну руку приложила ко лбу. Вернуться к Хэнку, зная, что не смогу забыть о холсте, который перенес к нему, или ждать встречи с Ларсеном, которого смогу увидеть в реальности, как только все закончится? Зацепилась свободной рукой за край стола, рядом с которым стояла. Ларсен. Вот она связь с реальностью. Вот тот, из-за кого не будет ходить к холсту в попытке нарисовать день из прошлого. Только сейчас это поняла. С медленным вздохом закрыла глаза, надеясь, что четкое зрение вернется. Через несколько секунд снова посмотрела на мир вокруг себя.

Холст: Эвелин Палмер еще успела увидеть, как проснулся муж и растерянно поглядел на жену, которая медленно растворялась в воздухе, как потянулся к ней, крича что-то и глядя дикими глазами человека, у которого отнимают жизненно необходимое... А в следующую секунду Эвелин Палмер оказалась уже в знакомой галерее.



полная версия страницы