Форум » КАРТИННАЯ ГАЛЕРЕЯ » Каток » Ответить

Каток

Холст: Вечернее, уже почти ночное небо. Гладкий лед катка. Огни рождественской ели. Яркий от этих огней снег. Одинокий смотритель. И удивительная тишина вокруг. Безмятежная тишина. Эвелин Палмер, одетая в теплую куртку, стоит у края катка. В руках у нее пара коньков.

Ответов - 70, стр: 1 2 3 4 5 All

Эвелин Палмер: Напряглась. Не на такой вечер рассчитывала точно. Чуть нахмурилась, слушая слова Голда. -Что ты имеешь в виду? Конечно, ожидала какого-то подвоха, но такого... Такого и представить себе не могла. Когда увидела мужа в дверях, резко вдохнула и, кажется, перестала дышать. Спустя несколько секунд часто поверхностно задышала. Встала. Больше десятилетия ждала этого, а сейчас... Сейчас не знала, что делать. Сделала пару нерешительных шагов к дверям, остановилась, отступила назад. -Нет-нет, этого... этого не может быть. Кинула взгляд на друга, затем на Хэнка. -Это... А как это... Я же... А ты... Письмо и...- закрыла лицо руками. В голове все это не укладывалось, хотя прекрасно знала, что все происходящее нереально. К такому потрясению не была готова.

Холст: Джек куда-то практически незаметно исчез. А Генри молча подошел, замер на секунду, разглядывая жену, и крепко обнял, прижимая Эвелин к себе. - Письмо могло быть правдой. Они просто поторопились. Я... я вот, выжил. Смог. Продолжил глухо. - Прости за эти недели без меня. Я как только смог - пришел к Джеку, попросил найти тебя. Он... он тоже долго приходил в себя. Обнял еще крепче, замолкая.

Эвелин Палмер: Вся затряслась от напряжения. Хотела отступить, но... Но не смогла пошевелить ни единым мускулом, тело совершенно отказывалось слушаться. А объятья... Ноги подкосились, в последний момент зацепилась за супруга. Знала, что он удержит, не даст свалиться на пол. Разрыдалась, прижимая своего любимого к себе. Слушала мужчину и понимала, что верит ему. Верит, зная, что этого не может быть. Появилось сомненье. А что, если в реальном мире все могло произойти точно так же? Он мог пропасть, но... 12 лет не подавать знаков... Джек знает адрес отца, он мог написать... Нет, повтор этой истории в реальности маловероятен. Но все могло сложиться похожим образом, разве нет? Чуть отстранилась, всмотрелась в лицо мужа, нежно провела пальцами по его щеке, а затем, не совладав с собой, горячо поцеловала. Целовала его так, будто пыталась восполнить все утраченные за столько лет моменты. Наконец, оторвалась от губ любимого человека. -Прошу,- шепотом,- Расскажи, что случилось.

Холст: Шумно сглотнул, как всегда не зная, как справиться с женскими слезами. И просто прижимал и прижимал к себе, не желая отпускать ее больше никогда. Улыбнулся слабо, когда Эвелин отстранилась, смело встречая ее взгляд и целуя в ответ со всей любовью, которая грела его на краю жизни все это время. - Я... ты же знаешь, я не могу. Запнулся, прежде чем ласково стереть слезы с щеки жены. - Это были тяжелые недели. Я просто знал, что должен вернуться к тебе. А потом мне сказали... что похоронка уже у тебя. И я растерялся, я не знал, как быть. Я был в бреду, но так боялся не выжить... Я решил вернуться к тебе живым, Эвелин. А не тешить напрасной надеждой. Прости, если это принесло тебе слишком много страданий. Меньше всего на свете... Не выдержал, снова крепко прижимая ее к себе.

Эвелин Палмер: Казалось, что за это долгое время выплакала все слезы. 12 лет... Столько помнила себя в страданиях, в не перестающих литься слезах. Столько было проведено за беседами с фотографией. А сейчас он здесь. Не настоящий, но он... Нет, настоящий. Это он. Это тот мужчина, которого полюбила всем сердцем. Отвела взгляд в сторону. Не может. Тайна. Вся его работа - сплошная тайна. Поймала ещё не соскользнувшую с лица мужскую руку. Поцеловала ее, ещё, и ещё раз. Обняла мужа. -Тише... Тише...- успокаивала, словно ребенка, одной рукой водя по спине, а другой зарываясь в мягкие волосы,- Тише... теперь все хорошо. Мы здесь... Вместе... Вместе... Такое забытое слово. Теперь не хотелось возвращаться в реальность, потому что знала, что там все не так. Там нет его. Там только фотографии, письма и... И похоронка. -Теперь все хорошо...- повторила, успокаивая, на этот раз, больше себя, чем Генри. Не отпускала мужа, не хотела отпускать. Никогда... Никогда-никогда больше. Теперь это казалось смерти подобным. -Я... Прости меня, я... Сначала ждала, но потом.... Спустя неделю... Мне не хватило сил. Прости. Если бы я знала... Если бы только знала... Никогда бы не потеряла надежду. Замолчала на какое-то время. Не издавала ни звука. Слезы текли абсолютно бесшумно. Никаких всхлипов, плача, только ровное, спокойное дыхание. -Я так тебя люблю...- произнесла, наконец.

Холст: Чувствуя, что все внутри словно плавится от нежности, от долгожданной встречи, от того, что жена рядом, слабо улыбнулся. - Все хорошо, Эвелин, ты права. Я... я больше не буду работать как прежде. Я решил, что устроюсь в какой-нибудь офис. Буду заниматься продажами и маркетингом. Почти убаюкивая, продолжил, обнимая и опять прижимая к себе, упорно не слушая. - В наше время жене-художнику полагается муж-бизнесмен. У меня будут деньги, у тебя - творчество. А все остальное - оно в прошлом. Далеком-далеком. Хочешь, уедем? Джек, конечно, рад не будет, но поймет. Улыбнулся широко, слушая Эвелин. - Я ведь тоже тебя люблю. И готов на все. Ты только скажи. Больше никаких исчезновений. Я рядом. Отстранился ненамного, глядя на заплаканное, но все равно самое красиво в мире лицо. - Ты только скажи, Эвелин.

Эвелин Палмер: Спокойно вздохнула, прикрывая глаза. Тут же открыла глаза, удивляясь услышанному? Он серьезно? -Что?- чуть отстранилась, посмотрела в глаза супруга,- Генри, ты уверен? Это же... совсем другой род деятельности. Снова была прижата мужем, впрочем, не расстроилась, а положила голову на плечо. Рассмеялась на следующие слова, выдыхая в шею мужчины. -Мне ведь это не нужно... Короткий поцелуй в шею. Чуть отклонилась назад опуская руки на поясницу. Внимательно посмотрела на Генри. -Уедем? Куда? Не совсем понимала, где конкретно происходит действие. Десятки лет перепутались в памяти, это немного мешало ориентироваться. Улыбнулась, снова обняла мужа. -Обещаешь?

Холст: Пожал плечами, легко кивая. - Конечно же уверен. Да и почему другой? Я так начинал, надо только вернуться. Не отпуская, повел Эвелин к дивану, прежде чем продолжать беседу. Сел вместе с ней и прижал к плечу. Заговорил, глядя куда-то в стену, но глядя совершенно мечтательно. - Можем уехать в Германию. В Данию. В Болгарию. Мир велик, Эвелин. На Англии он не сошелся. С твоим опытом тебя примут в любую школу. Ну и я смогу найти работу. Купим дом, заведем детишек. И да, я всегда буду рядом. Замолчал, серьезно глядя на жену. Думалось, что если надо - и правда уедет. Разницы никакой, если вместе.

Эвелин Палмер: Чуть склонила голову. -Если ты сможешь вернуться, почему нет? И мне будет спокойней. Опустилась на диван рядом с Хэнком, с радостью облокотилась о его плечо, не думая перестать обнимать. Слушала мужа, представляя лучшую жизнь. Жизнь, которая могла быть у них. Но в один момент переменилась в лице. Дети? Он сказал дети? Подняла совершенно растерянный взгляд. -Ты же знаешь, что я... Я не могу,- отстраняясь. Отвернулась, склонила голову, прикладывая ладонь по лбу. -Нужно подумать,- ответила несколько расстроенно.

Холст: Непонимающе поглядел на Эвелин, чувствуя себя... растерянно. - Не можешь? Я... меня не было несколько недель, не лет! Что могло случиться за такой срок? Спросил со все нарастающей тревогой, требовательно глядя на жену.

Эвелин Палмер: Удивлённо посмотрела на мужа. -Дело не в прошедшем времени. Напряжённо вздохнула. А он ведь не знаете что прошел не год и не два. -Эта проблема была и до войны. Если ты не помнишь, как я убивалась по этому поводу, могу напомнить.

Холст: Осторожно заговорил, понимая, что стресс для Эвелин вышел слишком сильным. Успел уже пожалеть, что вернулся вот так внезапно, не предупредив, но теперь сделанного было не вернуть. - Конечно помню, милая. А после мы нашли доктора Ричардсона. И уже год как ты здорова. Ты после той его консультации так рада была, что сказала, что сохранишь его заключение на память. И оно лежит у нас дома в спальне, в твоей тумбочке. Протянул руку, нежно гладя Эвелин по волосам в попытке успокоить. - Давай не будем сейчас про это? Думаю, нам стоит поблагодарить Джека и пойти домой. Почти ночь на дворе. И правда, за окнами наступила непроглядная темнота, не видны ни звезды, ни луна.

Эвелин Палмер: Обняла себя за плечи, пытаясь защитить от поступающей информации. Хорошей информации. Ее слишком много на сегодня. Подняла на мужа взгляд, полный недоверия. Это же все... Нет, нет... Этого нет. Но Палмер говорил убедительно. -Это время... Все перемешалось,- попыталась выкрутиться. Вздохнула коротко, кивая. -Да, ты прав. Сейчас не время для этого. Тем более, я говорю ерунду,- грустно усмехнулась. Глянула в окно. Стало ещё темнее, тучи не разошлись. Снова кивнула, соглашаясь с предложением уйти.

Холст: Встал, подавая Эвелин руку и помогая ей подняться следом. Не отпуская, повел ее в прихожую. - Тут идти совсем близко, не будем брать машину. Крикнул куда-то вглубь дома. - Джек, мы уходим! Придержал куртку Эвелин, пока та одевалась. Накинул и свои вещи, которые появились на вешалке - видимо, Джек их и принес. - Пойдем, милая. Надо просто отдохнуть. Завтра все будет хорошо. Не дожидаясь ответа Джека, вышел вместе с женой на улицу, поворачивая в нужную сторону.

Эвелин Палмер: Позитивно ответила на жест. Качнула головой, поражаясь такому отношению к Джеку. -Мне кажется, стоит попрощаться как положено, если бы не он...-говорила, натягивая куртку, которую с таким нетерпением держал Хэнк. Снова эта спешка. Еще сюрпризы? -Джеки, пока,- успела все-таки выкрикнуть на прощание. Шла в сторону дома, держа мужа за руку. Нужно ловить момент и наслаждаться им, ведь потом... Потом этого не будет. -Не расскажешь мне, что произошло?- снова попыталась выудить информацию.



полная версия страницы