Форум » КАРТИННАЯ ГАЛЕРЕЯ » Каток » Ответить

Каток

Холст: Вечернее, уже почти ночное небо. Гладкий лед катка. Огни рождественской ели. Яркий от этих огней снег. Одинокий смотритель. И удивительная тишина вокруг. Безмятежная тишина. Эвелин Палмер, одетая в теплую куртку, стоит у края катка. В руках у нее пара коньков.

Ответов - 70, стр: 1 2 3 4 5 All

Холст: Пояснил уже по пути, улыбаясь во весь рот. - Да Джек сам сказал - идите домой, как разберетесь со всем. А потом, говорит, жду вас в гости уже по-правильному. Переспросил. - Что произошло? А что именно тебе еще интересно, Эвелин? Зашагал быстрее, когда впереди показался их дом. - Как же невероятно хочется вернуться домой вместе с тобой!

Эвелин Палмер: Кивнула. -Хорошо, тогда нужно будет обязательно к нему зайти. Внимательно посмотрела на Генри. -Все то же, дорогой. Не хочу, чтобы ты один с этим справлялся. Тоже ускорила шаг. Улыбнулась, немного сильнее сжимая руку супруга. -Ты не представляешь, как долго я этого ждала. Намного дольше, чем кажется.

Холст: Пожал плечами. - У меня есть ощущение, что все это осталось в прошлом. Там, где мне больше нет места. У меня было слишком много времени на обдумать свою... нашу жизнь. И я хочу начать все с чистого листа. А в новой книге нет места прошлому. Рассмеялся довольно, хитро глядя на жену. - Вот что ты со мной делаешь, а? Уже на философствования тянет! Последние несколько метров оказались самыми тяжелыми. Внезапно сил словно и не стало, веселье куда-то исчезло, зато наступила странная тоска. Поглядел на Эвелин. - Милая... Это же наш дом. Открыл дверь, не веря, что руки еще помнят, как слегка заедает замок. Зашел внутрь и застыл, глядя на темную прихожую. Дом этот знаком Эвелин Палмер куда больше дома Джека. Здесь она точно знает, где лежит каждая из вещей, куда надо пойти, чтобы найти холодильник, а где - лежат дополнительные полотенца. В общем и целом, дом этот кажется ей родным.

Эвелин Палмер: Выслушала, понимающе покивала. -Тебя не тяготят прошлые события? Если нет, то я не буду больше об этом. Усмехнулась. -Я?- даже приложила свободную руку к груди,- Ничего необычного, все то же, что и раньше. С улыбкой глянула на мужчину. Тут же заметила, что он переменился в лице, сама отзеркалила эмоцию, чувствуя примерно то же самое, что и Генри. Давно не видела это место. -Да, наш дом. Так идём же скорее!- произнесла с улыбкой, пытаясь подбодрить обоих. Проследила за тем, как муж открывает дверь. Зашла домой, закрыла дверь. -Нужно будет, наконец, сменить замок,- сказала довольно буднично, включая свет. Уже сняла куртку, а Генри так и стоял. Подошла к нему, стала лицом к лицу. -Дорогой,- положила свою ладонь ему на щеку,- Раздевайся,- легко поцеловала, а затем отстранилась, чтобы разуться. -Голодный?- спросила прежде, чем подумать о том, готовила ли она здесь вообще.

Холст: Отмер, когда Эвелин коснулась его лица, и слабо улыбнулся. - Спасибо, милая. Стащил с себя пальто, сбросил обувь. И честно признался. - Больше всего я хочу спать. А потом уже есть. Завтра. У нас впереди еще целая жизнь. Вопросительно поглядел на жену, наклонился, коротко целуя ее, и медленно пошел в сторону спальни. Эвелин Палмер прекрасно знает, где находится кухня, где стоит плита и как на ней готовить. А в прихожей даже лежит квитанция за свет - кажется, в последнее время ей было не до того, чтобы сходить и заплатить.

Эвелин Палмер: -Целая жизнь...- повторила, а затем грустно улыбнулась, опустив взгляд. Если бы только это было так. Посмотрела на уходящего Палмера. Тихо вздохнула, проглатывая слезы, за затем огляделась, проверяя прихожую на наличие мужских вещей, не принадлежавших мужу. От этого места можно было ожидать чего угодно.

Холст: В прихожей есть только вещи, про которые Эвелин Палмер точно знает, что они принадлежат мужу. Еще там много ее курток, висит одинокая зимняя шубка, лежат ключи от автомобиля и мелкие деньги.

Эвелин Палмер: Кивнула сама себе. Все в порядке. Выдохнула и пошла в сторону спальни. Прежде чем заниматься какой-либо готовкой, стоило переодеться. Дойдя до комнаты, остановилась. Облокотилась о косяк и посмотрела на мужа.

Холст: Кажется, Генри не врал о своем желании спать: заняв свою половину кровати и тихо похрапывая, он уже вовсю спит. Горит ночник, давая достаточно света, чтобы не налететь ни на что в комнате, но и не мешая засыпанию.

Эвелин Палмер: Улыбнулась, глядя на спящего любимого мужчину. Прошла в комнату, тихо переоделась в привычную, на тот момент, домашнюю одежду, благо, она здесь не изменилась. Подошла к Генри, перед кроватью опустилась на колени, смотрела на мужа несколько минут, а затем легко поцеловала в лоб. -Спокойной ночи, любовь моя,- сказала едва слышно, после этого аккуратно поднялась и пошла в сторону кухни.

Холст: Мужчина во сне улыбнулся, когда Эвелин Палмер коснулась его, вздохнул и задышал дальше, не проснувшись. На кухне темно, горит только время на плите да гудит тихо холодильник.

Эвелин Палмер: Все так, как и должно быть: она дома, муж рядом, на душе спокойно. С этими мыслями и дошла до кухни. На автомате включила свет, тут же посмотрела на часы. А который час, собственно? Дошла до холодильника, открыла его, чтобы проверить, стоит ли вообще сейчас браться за готовку. Мысленно надеялась на то, что не нужно ничего готовить.

Холст: Время уже позднее, часы показывают почти полночь. В холодильнике стоит одинокий пакет молока.

Эвелин Палмер: Кашлянула, видя запасы. -Серьезно? С каменным лицом закрыла холодильник. Порылась по ящикам гарнитура, пытаясь найти хоть что-то. А потом посмотрела на плиту. Может, на ней стоит сковорода или кастрюля с чем-нибудь?

Холст: Везде пусто. Кажется, в последнее время в этом доме не сильно любили хранить продукты. И уж тем более - готовить.



полная версия страницы