Форум » БОКОВЫЕ КОРИДОРЫ » Комната за неприметной дверцей в конце коридора » Ответить

Комната за неприметной дверцей в конце коридора

Практикум: Небольшая полутемная комната с горящим камином и двумя уютными кожаными диванчиками.

Ответов - 144, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 All

Хель Теон: Поморщилась. И честно сказала. - Иногда ваши чистокровные правила совсем странные. Как же вы друг друга не уничтожили, если явно кто-то кому-то всегда имел шанс насолить - а злопамятные вы настолько, что самых древних предков и их обиды помните? И повернула голову, с интересом глядя на Дженни. Спросила совсем спокойно, без особых эмоций. - Правда не стала бы? Смотрела бы, как он умирает? Ради своих... нет, выходит, чужих принципов - дала бы убить человека, фактически участвуя в его убийстве? Пожала плечами, опять поворачивая голову и глядя в потолок. - Тогда мне чистокровных совсем не понять, наверное. Довольно долго молчала, не зная, как сформулировать все. - Для меня он был своеобразным чудом. Совсем другой, словно свежий ветер. Мне жаль, что на деле... с тобой он оказался не таким. Я не смогу теперь сказать, что он хороший. Но вот такого... яркого мне будет не хватать. Вздохнула. - Видимо, пока не забудется и это, как забывается все остальное. И жизнь опять продолжит тянуться и тянуться.

Дженни Брентон: Возразила: - Мы п-помним не только обиды. Н-но и хорошее тоже. И считаем, что ответственность н-не уходит со смертью конкретного человека. Она ложиться н-на его потомков. Н-нельзя же выборочно г-гордиться какими-то достижениями п-предков, а то, что вело к конфликтам, игнорировать. Вздохнула, уже жалея, что привела пример с Доу. - П-почему смотрела бы? В этом нет н-ничего интересного. П-пошла бы... д-домой. Или в школу. Провела рукой по диванной подушке, обнаружившейся рядом. Выходило, что если отбросить ее, то для Хель Бёрк был вполне хорошим. И это ведь обычное дело. Вот тот же Доу. Наверняка, он хорошо ладит с Хель, но при этом ее саму он недолюбливает. Ситуация банальная. Тогда почему же точно такая, но с участием этого гадкого Бёрка, выводит из равновесия? - М... - отозвалась коротко, пытаясь утрамбовать в себя ситуацию такой, какой она, судя по всему, и была. Подергала подушку за уголок. Она ведь вообще шла, чтобы убедиться, что гриффиндорец не наболтал своим лишнего. Вот, убедилась. Так зачем вот эти странные выяснения? Ну, хочет Хель думать, что он - яркий и чудесный, ну, пусть себе и думает. Ее саму это вообще не касается. И вообще... много чести для какого-то гриффиндорца, чтобы о нем думать или говорить. Уехал и уехал. И если он думает, что кто-то о нем будет тут помнить... Вон, пусть Хель и помнит, раз он такой для нее "чудесный". Отпихнула подушку в сторону, поднялась. - Ладно, я м-мантию тебе п-передала, а ты сама уже т-тогда решай, что с ней... д-делать. А я пойду п-пройдусь.

Хель Теон: Подумала и просто кивнула, неловко из-за лежачего положения. В конце концов, этот уклад жизни длится уже столько времени, а если она его не понимает - это не значит ровным счетом ничего. Села, возвращаясь в нормальное положение для разговора. И вздохнула. - Ладно, пример с Доу был неудачным, я, кажется, и так знала ответ. В который раз поразилась тому, насколько это ее не трогает. Привыкла? Или так никогда и не верила до конца в реальность говоримого то тут, то там? Нахмурилась, не понимая, до чего такого додумалась Дженни, так многозначительно помолчав. - Ты... не обиделась на меня за то, что мне Бёрк вроде как нравился? До... рассказа про фестрала.

Дженни Брентон: Пожала плечами. - Я? Н-нет, конечно, нет. Да и фестрал тут... н-не при чем. Это же моя с ним... н-неприязнь. Вот я бы б-бросила в лесу Доу. А т-тебе он нравится. А Доу бы м-меня в Азкабан отправил, п-потому что он т-терорист, а я ... Коснулась рукой внутренней стороны предплечья левой руки. - Так что ты м-можешь и дальше н-нормально относиться и к Бёрку, и к Д-доу. Мне п-просто надо написать себе н-на стене плакат "Н-никогда не связываться с г-гриффиндурками"... Кроме Хель Теон. П-потому что ты... н-нормальный гриффиндорок, т-то есть гриффиндорец. Дернула за рукав висящую мантию Бёрка, вымещаясь на ней.

Хель Теон: Кивнула раз, другой. Открыла рот, чтобы поспорить про Доу... и закрыла, понимая, что стопроцентной уверенности нет, иногда идеи Джона были и правда радикальны... сверх меры. Невольно задержала взгляд на предплечье Дженни. Улыбнулась вдруг. - Знаешь, плакат на стене - это очень по-гриффиндорски. По крайней мере, у нас в спальне таких висит. И даже не один. И с тихим смешком покачала головой. - Ладно, быть нормальным гриффиндурком - это уже практически идеал, понимаю и старательно не замечаю оговорку. Добавила уже куда серьезнее. - Спасибо. И я рада, что ты оказалась фестралу не по зубам. Было страшно, когда ты резко свернула петлю, знаешь. Встала и сама, поднимая пергамент с дивана. Желания рассуждать о прошлом как-то уже не было, а строить планы... ну, как-нибудь в другой раз. - Так что - надеюсь, что больше так пугаться не придется. Улыбнулась широко.

Дженни Брентон: Предположила невесело: - С п-призывом держаться п-подальше от зеленых мантий? На секунду усомнилась, не перегнула ли она с "гриффиндурками" в присутствии Хель, но... кажется не перегнула. Кивнула, выражая и свою "радость". Хорошо, что тут никто не знает, как все было. - Да, как-то... - неловко пробормотала. - Я ... я чуть п-позже вернусь. К практикуму. Бросила последний взгляд на мантию старшекурсника. Снова кивнула. Не придется... Не придется? Все же могло стать так просто. И так понятно. А теперь... Пункт "разузнать о болтливости Бёрка" был выполнен, а за ним... за ним не было ничего. Кроме вставать по утрам и ложиться спать ночью. Избегая смотреть на Хель, вместе с гриффиндоркой направилась на выход.

Хель Теон: Рассмеялась, покачав головой. - Не поверишь. С Нортоном! В офигенной форме. В смысле, в одежде. То есть и в физической тоже офигенной, но там костюм... Окончательно запуталась и махнула рукой, все еще смеясь. - В общем, никаких призывов, не переживай. Пошла следом за Дженни, только уже на выходе оглянулась. Пергамент в руках, мантия на спинке дивана... Ну, пергамент она взяла, а Бёрк переживет же еще немного без своей мантии? Она потом сюда вернется и заберет мантию на совятню. Не Уголька же ей в такие дали отправлять! - На практикуме все, по моим воспоминаниям из той петли, не идеально. Так что да... приходи. Решительно прикрыла дверь за ними, оказываясь в коридоре и чуть растерянно глядя на Дженни. Свернуть петлю или пойти со слизеринкой дальше? А куда та собирается?

Дженни Брентон: Вышла в коридор и остановилась, прислушиваясь к собственным ощущениям. Вероятно, правильней было бы свернуть эту петлю совсем, но оставалось еще одно совсем небольшое дело. Правда, преодолевать ради него огромное количество ступеней вверх-вниз хотелось не очень. Да не очень и моглось. Простившись с Хель, отправила петлю на Слизерин, а текущую просто свернула.

Хель Теон: Свернула в нужный коридор, слушая Дженни. И только весело хмыкнула. - Ты себе представляешь Гафта в заложниках? Гафта у меня в заложниках? Подняла руку, рисуя куда выше собственной головы воображаемый рост Гафта. - Проще сразу отдать ему зеленую мантию и не сопротивляться. Нет, все не так страшно, скоро вернем мы вам его... Еще совсем чуть-чуть. Практика на Гриффиндоре не должна проходить бесполезно, согласись? Дошла до нужной двери. - В общем... Это примерно как я и Хафф - медленно и, надеюсь, верно. Толкнула дверь, пропуская Дженни вперед.

Дженни Брентон: Слушая Хель, усмехнулась, когда та показала рост Гафта. Прошла в открытую дверь, поинтересовалась: - И как? Практика его чему-то учит? Что-то дает? Села на диван. - Ты же знаешь, слизеринцы не большие охотники до практик в других Домах. У нас даже это используется как вид наказания. Что-то вроде ссылки, чтобы наказанный, будучи отлученным от своего факультета, смог пролить достаточное количество слез по нему и раскаяться в чем там он виновен. Улыбнулась. - Гафт пошел к вам за Элис, когда взбунтовалась Шляпа. Вроде как веская причина, но сейчас... Ему точно нужно быть здесь?

Хель Теон: Села напротив, разглядывая потухший камин. И покачала головой. - Нет, совсем нет. Выслушала, после чего понимающе кивнула. - Да, это многое объясняет. И нет, в нем... Понимаешь, во всех намешано всех факультетов. И в нем есть что-то наше, но это полностью во власти вашего. И я не скажу, что это плохо. Гафт - слизеринец, гордится этим, стремится к этому, знает, как быть достойным этого... Улыбнулась широко. - Так что нет, быть здесь ему не нужно. Не переживай, мы договорились с ним о том, что после беседы разойдемся - осталось мне его поймать на выходе из одного учебного класса и перед заходом в следующий. Кажется, в него кто-то вселился - судя по интенсивности учебного процесса. Задумалась, откидываясь на спинку дивана и разглядывая потолок. - Забавно, что я почти не помню Элис на Гриффе, слабо помню тебя... Слишком сильны в моем сознании цвета вашей факультетской принадлежности. Будет ли это и с Гафтом? Наверное, да. Не меняя позы, спросила. - А что, красный цвет мантии плохо гармонирует с подземельями? Он и так там все время проводит.

Дженни Брентон: Переспросила даже с удивлением: - Совсем нет? То есть, он столько времени пробыл здесь и ... ничего? Улыбнулась и попыталась поймать гриффиндорку: - Не могу не спросить. А что, к примеру, в тебе намешано от Рейвенкло? Прокомментировала: - Он теперь учится вместе с Лонгман. Представляешь себе этот класс? Два ученика: Гафт и Лонгман. Я бы посмотрела на них на ЗОТИ, когда им придется встать в пару и швырять друг в друга заклинаниями. С некоторым сомнением покосилась на Хель. Не помнит? Опять не помнит? Или это такой намек, что ее прибывание в башне было столь незначительным событием, помнить которое вообще не нужно? - Это у вас такая традиция? Избавляясь от практикантов, вытирать их из памяти. Пожала плечами. - Но, может, это и правильно. Я вот не знаю, зачем в моей голове лежат воспоминания о вашей башне. Лучше бы освободить это место под информацию из учебников. Зацепилась взглядом за засохшее печенье на столе. - Если гриффиндорец должен слушать сердце, - перескочила на другую тему, - а сердце будет говорить ему быть гибким, как слизеринец, или индивидуалистом как рейвенкловец, или любить всех подряд как хаффлпафффец... Тогда гриффиндорец становится негриффиндорцем? Или есть какой-то... перечень того, что сердце гриффиндорца не должно говорить в принципе? Вот Эбигейл ваша на практикуме... Гриффиндорцы так делают или нет?

Хель Теон: Задумалась. И поправила себя. - На самом деле, я буду готова еще раз ответить на этот вопрос тогда, когда он снова наденет свою мантию. А пока что... Усмехнулась, признаваясь шепотом, словно это большая тайна. - Меня Орел к себе звал на распределении. А я его испугалась. Вздохнула. - И с тех пор ту Башню не очень люблю, понимаешь, до сих пор совершенно по-детски боюсь, что она меня к себе заберет. Башня эта. Но думать о том, что там во мне нашел Орел... Нет уж. И опять засмеялась, на сей раз от души. - Я бы тоже на это посмотрела с огромным удовольствием! Жаль, Нортон не пустит. Но вообще, они друг друга стоят, тебе главное - их расцепить, если что. Верно? Покачала головой и посерьезнела. - Нет, не традиция. Понимаешь, это скорее - даже надев мантию другого цвета, для меня ты не перестала быть слизеринкой. И Элис - тоже. Потянулась вперед, с возмущенной улыбкой тыкая Дженни в плечо. - Воспоминания о нашей башне - самые ценные, не надо тут! Встала, подходя к камину и пытаясь его разжечь - нет, с этим ей определенно не везет. Начала рассказывать. - Я никогда об этом не задумывалась. Но, мне кажется, пока ты веришь в то, что тебе говорит твое сердце, то ты можешь поступать как кто угодно, но гриффиндорцем ты останешься. Сердце же не может слушаться указаний говорить только то, что надо. Это вот к разуму или воле - те не могут не слушаться, те должны говорить только то, что положено. А сердце... Это такое громкое "хочу и надо", которое ты просто ощущаешь. Хмыкнула. - Так - это объединяются в команду с удобными для себя людьми, после чего делают все, чтобы быть лучшими? А то. Еще как делают. Нахмурилась. - Мне не совсем понравилось... Ну, ты знаешь, что именно - хоть тебя это и не так задело... Махнула рукой. - Зато общая канва была совершенно правильной: командный дух, соратники и нацеленность на результат. Отличные гриффиндорские качества. А вот от Нортон я ждала больше... гибкости. Закончила почти вопросительно.

Дженни Брентон: Как-то даже с подозрением посмотрела на Хель после ее признания о распределении. - Да? Помолчала немного задумчиво. - В них что-то есть такое... В их башне. Как красота в уродстве. Одновременно и притягательное, и отталкивающее. Как их Орел. Он... он по-настоящему мудр. И он не лезет к студентам. Это одновременно и восхищает, и пугает. Потому, что мне не нравится, как лезет Змея. Не то, что она лезет. А то, как она это делает. И даже... Нет, как - тоже у нее правильное, но ... Не договорила, подозревая что Хель, вероятно, не в курсе этих слизеринских битв. - Она как Львенок, только в сотню раз настырней. Даже в тысячу. У вас, выходит, можно делать все, что угодно, главное иметь для этого обоснование в сердце. А у нас нельзя делать ничего. Потому что слизеринец - осторожен, а значит тих, незаметен и неслышен. Усмехнулась. - Расцепить? Гафта, - следом за гриффиндоркой повторила жест, обозначающий рост друга, - и Лонгман? - не нашлась, как показать рыжую и обошлась без жеста. - Увы, мистер Нортон меня Эверте не научил. Так что я не знаю, как их расцеплять, если что. Развела руками. - Воспользуюсь сигнальными чарами и буду ждать, когда кто-то придет мне на помощь. Как настоящий слизеринец. Тихий, не слышный и не заметный, - улыбнулась, довольная собственной шуткой. Поспешила согласиться: - Хорошо-хорошо! Самые ценные - так самые ценные! Я только не определюсь, что ценнее - как я спала в кресле в этой вашей комнатушке за гостиной, или как я ловила падающего Доу, - опять улыбнулась, подчеркивая несерьезность сказанного. Посмотрела на попытки Хель, достала палочку и, взмахнув ею, подожгла какое-то полено в камине. Продолжила несерьезным тоном: - Если бы мне кто-то перед первым курсом доступно объяснил, что на Гриффиндоре можно творить, что угодно, я бы слезно просила Львенка взять лупу и рассмотреть во мне какое-то подобие храбреца. Заметила уже обычным тоном: - Мне нравится за вами наблюдать. Вы как наше отражение. На первом курсе я думала, что все гриффиндорцы такие, как Картер или Лонгман. Когда я вижу новый подтип гриффиндорца, это... это всегда интересно. Кивнула. - Угу, я знаю, ты не любишь, когда люди достают палочки. И сама уточнила: - Гибкости? Расшифруешь?

Хель Теон: Поморщилась, но кивнула. И только открыла рот, чтобы согласиться с мнением о Рейве, как быстро убрала свои согласия, слушая, как мысль приводит Дженни к совсем другому. - Думаешь, без Змеи было бы лучше? Она же... такой своеобразный ориентир. Сомневаешься в себе, в слизеринце, в декане - но в Хранителе же... Сложно сомневаться. У нас Львенок... В общем, ты не очень в курсе, но его в Башне не бывает. После того, как он стал почти обычным животным... Он тяжело восстанавливается. И явно делает это где-то вдалеке от наших стен. Улыбнулась грустно. - Навязчивая забота - это плохо. Но и ее отсутствие... Махнула рукой. - Делаем вывод, что лучше всего - Барсук. И спросила осторожно. - То есть со Змеей отношения... Все еще совсем никак? Помолчала немного, осознавая формулировку слизеринцев. И усмехнулась. - Мерлин, я бы точно посмотрела на это! Причем, честно говоря, ставки я делаю на Эмили - она хоть и мелкая, зато упрямая... Еще раз усмехнулась, слушая окончание рассуждений. - Какая-то непривычная характеристика слизеринцев. Улыбнулась широко. И закивала. - Вот! Правильно! Слушай, все же Доу - это круче, определенно. Особенно - падающий. Порылась в памяти. - А чего это он вдруг взялся падать, а ты - ловить? Наклонилась к огню, который разожгла Дженни, после чего вернулась на диван. - Спасибо. Вот вечно я пытаюсь все сделать руками, про палочку забываю... А руками-то выходит косо! Ответила вдруг серьезно, совершенно не улыбаясь. - Знаешь, а я была бы рада такому соседу по Башне. Мне кажется, у тебя бы получилось быть... с Огнем. Оно, конечно, совершенная небылица теперь, но... И улыбнулась, показывая язык. - Отражение, говоришь? Вот уж и в обратную сторону работает! Примерно поэтому не бывать вам тихими, неслышными и незаметными - только разве что по большой надобности и в короткий промежуток. Все равно вылезет ваша... заметность, угу. Наклонила голову набок. - И какие подтипы гриффиндорцев еще есть, расскажи? Нахмурилась, махнув рукой. - Я не люблю, когда их достают так. Все хороши. А гибкость, которую я не увидела... Знаешь, Слизерин для меня - это и правда Вода. Помнишь, ты показывала мне ваше озеро? Вот там, в том гроте - там была ваша стихия. А Вода... Она изящная, красивая, настойчивая, но при этом и обтекающая, сглаживающая. Способная обойти любое препятствие на своем пути, не оставив после себя разрушений. Вопрос в том, конечно, требуются ли ей разрушения. Потому что могут и требоваться - и тогда они будут. В общем... Это в Слизерине я очень люблю. И за этим, - усмехнулась, - наблюдать люблю уже я сама. Предложила вдруг. - Я тут поняла, что домовые эльфы - замечательные существа, которые меня теперь слушаются куда охотнее. Точнее, слушались они всегда, но как-то помощи у них было просить всегда не с руки. Посему... хочешь поесть? Улыбнулась широко.



полная версия страницы