Форум » ОБЩАЯ ГОСТИНАЯ » Общая гостиная Гриффиндора (продолжение) » Ответить

Общая гостиная Гриффиндора (продолжение)

Дом Гриффиндор:

Ответов - 300, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 All

Хель Теон: Подняла руки вверх, смеясь. - Все, сдаюсь-сдаюсь. Никто ни в чем не виноват, а я просто злая и бубубу. Выслушала девочку, глядя уже серьезно. - Ого... Невероятная история, Зейна! Я надеюсь, что в Хогвартсе тебе будет уютно после всех твоих жизненных перипетий... Помолчала еще немного, укоризненно глядя на Джона. Ткнула его в плечо. - Ну вот чего ты, а! Зейне надо увидеть, что мы замечательные и вообще лапочки, а ты про Кубок, который не берем, да лень демонстрируешь. Засмеялась опять, но потом все же успокоилась и продолжила совсем серьезно. - Но вообще, Зейна, Джон не ошибся ни в каком своем слове. Я понимаю, что Слизерин тебе важен как... память, у меня у самой папа учился на Слизерине, но он всегда говорил, что мой путь - это мой путь, поэтому его я должна выбирать сама. Давай я попробую рассказать, а потом дополню, если что-то забуду. Поглядела в огонь, начиная привычное. - Гриффиндор - Дом Огня. Это название пришло не просто так, оно отражает нашу сущность. От банального - у нас тут действительно много красного и его оттенков, до магического - наша способность к дематериализации проявляется именно огнем, а после и до совсем трудно уловимого - мы все огоньки. Хмыкнула. - А огонь, даже если он мал и слаб, всегда найдет себе дорогу и достигнет своей цели. Поэтому и Джон вот у нас оказался - хоть и проучился много лет на Слизерине. Огонь разный - мы разные. Огонь способен справиться со всем в одиночку - и мы отлично добиваемся всего сами по себе. Но огонь всегда стремится соединиться с остальными огоньками, чтобы стать еще сильнее - поэтому мы умеем и можем работать вместе, идя к намеченной цели. И мы ладим друг с другом, потому что мы друг в друге уверены. Помолчала немного. - А еще Гриффиндор - это сердце. Ты можешь не верить чему-то, не знать чего-то, но твое сердце всегда подскажет тебе верный путь. И главное - доверять самой себе, идя туда, куда надо идти. Гриффиндорец умеет находить путь там, где для остальных пути нет. Гриффиндорец, как полагают многие, глуп, храбр и отчаянен. Но людям вообще свойственно недооценивать других людей. Поэтому нам столь смешно бывает слушать мнение неофитов - мы сами знаем, что глупость - это быстрота решений, когда ты не ищешь выгоду, но веришь в правду, храбрость - это понимание, что нельзя не помочь человеку в беде, иначе как потом жить самому, а отчаянность - это умение проходить через все трудности вопреки сомнениям. Оставила серьезный тон, заговорив куда легче. - А еще мы ленивы, конечно же. Ленивы настолько, насколько это можно представить - Кубок нам и правда не нужен, учимся ради знаний и удовольствия, любим проводить время у камина... Впрочем, огоньки всегда разные - так и мы разные. Вот наша первокурсница, Келли, она как раз другой огонек. Очень активный и деятельный. Что, конечно же, не делает ее менее огоньком. Про себя добавила - а может и сделает после практики. Отмахнулась от мысли, продолжая. - И да, самое главное. Гриффиндорец верит сердцу и верит правде. Поэтому если его друг ошибется - он ему об этом скажет, поможет исправить неладное и пойдет с ним бок о бок дальше. Но ошибки - надо исправлять всегда.

Джон Доу: Присвистнул, выслушав историю девочки. Уточнил с интересом: - А почему твой отец был неверным? Он изменял твоей маме, что ли? Поэтому ее родители были против их брака? Подмигнул Хель, совершенно спокойно отвечая: - Так мы и есть замечательные лапочки. Мы без всяких кубков замечательные лапочки, вот в чем вся штука. Другим, может, нужен кубок, чтобы доказать, что они - лапочки, а нам - нет, мы и так знаем, что мы - классные! Замолчал, вытягиваясь на шкуре и слушая рассказ Хель. В какой-то момент просто отвернулся к камину, морщась, словно все это - то, что в очередной раз звучало в этих стенах - причиняло не то, чтобы острую, но противную зубную боль.

Зейна Блэквуд: А широкая улыбка не сходила с лица девочки. Общение и правда было интересным, Гриффиндор стал нравиться еще больше. - Да как-то и не тяжко было жить, в детском доме у нас все было спокойно, мне даже почти нравилось. Пожала плечами и сделала очередной мелкий глоток из своего кубка. - А я очень ленивая. Сказала между прочим, как бы объясняя, что даже этой "особенностью" факультета довольна. - Я люблю красный цвет, ну еще черный и серый. Но, может, это я под воздействием напитка, или все люди и правда универсальные и односторонние, но все, что вы говорите, кажется мне близким. Отчасти так и на Слизерине было, но все-таки я не смогла не обратить внимание на несколько вещей, которые не очень меня порадовали. Хотя знаю, что на это и я способна, грубо говоря. Тяжко вздохнула, стыдясь своей, вероятно, неуместной оценки Слизерина. Уставилась на Джона. - Ну, мусульмане-экстремисты, или фанатики религии, обычно называют "неверными" людей, исповедующих иную религию, либо неверующих вовсе. В любом случае, эта религия предписывает брак мусульман с мусульманами. А потом громко засмеялась со слов Джона. - А вы действительно классные! Правда, вы очень интересно рассказали о Доме Огня. Спасибо вам. Теперь я прям с нетерпением жду знакомства с остальными факультетами. Отложила опустошенный кубок и стала с улыбкой оглядываться.

Хель Теон: Нахмурившись, посмотрела на Джона, но решила все отложить на потом. Улыбнулась девочке. - Неприятные вещи найти можно всегда и везде, вопрос в том, можешь ли ты с ними смириться. Пожалуйста, Зейна. Ах да! Попросила Дом уничтожить пустой кубок девочки и с удовольствием понаблюдала, как тот сгорает в ярком пламени, оставляя после себя крохотные кусочки пепла, которые тоже исчезают. - Это была дематериализация. А Хранитель у нас - Львенок. Вот теперь ты знаешь весь необходимый минимум.

Зейна Блэквуд: С улыбкой пронаблюдала за, как сказала Хель, дематериализацией. Но с улыбкой не простой, в со смесью удивления с "магия, это настоящая магия, о господи, мне не врали, она существует". Львенок! - Обожаааю больших кошек! Встала с дивана и посмотрела в сторону выхода, глазами выискивая сэра Николаса. - Спасибо, ребята, за интересное времяпровождение. Очень понравился ваш факультет. А теперь меня ждут остальные, мне тут нагадали, что мне дорога в Хаффлпафф, прям хочется узнать почему? Усмехнулась.

Хель Теон: Рассмеялась. - Тогда тебе придется сюда вернуться хотя бы за тем, чтобы с ним познакомиться, Зейна. И тихо фыркнула. - Так ты же со Слизерина пришла, сама говоришь. У них распределение по принципу "не Слизерин", значит, называем любой другой факультет. Но Хафф клевый. Кивнула на прощание и повернулась к Джону, доверяя неофита призраку.

Сэр Николас: Убедился, что гриффиндорцы и его подопечная закончили беседовать, после чего пошевелился, подлетая к компании. - Мисс Блэквуд? Прошу Вас, следуйте за мной. На сей раз мы последуем Вашему желанию и посетим Дом Земли. Едва заметно улыбнулся, уводя ребенка на Хаффлпафф.

Зейна Блэквуд: Улыбнулась на прощание и последовала за сэром Николасом.

Джон Доу: Пожелал коротко: - Удачи на Хаффлпаффе. Если твоя дорога лежит именно туда - она неплохая. А если нет - приходи к нам снова в новой мантии, вне зависимости от того, какого цвета она будет. Помолчал, глядя на огонь. Затем повернулся к Хель Теон и хотел уже что-то сказать, когда... На лоб шлепнулась записка от колдомедика. Развернул. Прочел, удивленно почесав затылок. Сообщил: - Меня Месарош хочет видеть... С чего бы это, интересно? Уточнил после небольшой паузы: - Ты хотела мне что-то сказать, Хель? Если да, я могу петлю пока бросить. А нет... Ну, тогда пойду весь, во плоти.

Хель Теон: Помахала рукой девочке и погрузилась в тишину. Заметила движение Джона, поворачиваясь и наблюдая за действом "меня внезапно вызвал колдомедик". - Ты заболел? Он ставит опыты? Ему нужен помощник, чтобы избавиться от пациента? Не выдержала, рассмеявшись. - Потом хоть расскажи, что там случилось. Помолчала немного. - Сказать? Скорее... спросить. Хотя, в принципе, ты всегда можешь не отвечать, я не обижусь точно. Подмигнула, легко улыбаясь. А после посерьезнела. - Джон, что-то не так? Во всем... этом? Обвела рукой комнату, пытаясь обозначить Башню, Гриффиндор, их всех.

Джон Доу: Ответил, пожимая плечами: - Понятия не имею. Ну, то есть, я точно не заболел. Раньше он меня не вызывал обычно. Месарош - такой человек, который... ну... не вызывает, как правило. К нему приносят. Попытался улыбнуться в ответ на вопрос. Ответил весело: - Ну что ты, нет, конечно! Вздохнул. И, неожиданно для самого себя, признался: - Да. Все не так, Хель. Ничего не так. Можно сколько угодно рассказывать новичкам, что вот, мы - Гриффиндор, да мы за друга, да мы за правое дело, да мы идем по пути сердца... Фыркнул. - А на деле Гриффиндор сидит там же, где и все остальные. Тихо, как мышь, сидит. И не делает ни-че-го. Ради чего мы учимся? Ради чего вся эта... видимость борьбы, когда никто ни с кем, на самом деле, не борется? Мы живем, чтобы... Не знаю. Завтракать, обедать и ужинать. И рассказывать маленьким наивным новичкам, какие мы сильные, смелые и на какие красивые поступки способны. Тебе не кажется, что это - полный отстой, Хель, а?

Хель Теон: Усмехнулась определению. - Да уж, более чем верно. Насторожилась от веселого тона, а уж от его переключения и совсем сбросила всякую ленность и сонливость. Решительно пересела на диван к Джону, скидывая туфли и устраиваясь там прямо с ногами. - А что в твоем видении должен делать Гриффиндор сейчас, Джон? Расскажи? Вздохнула устало. - С кем мы должны бороться прямо сейчас? С кем должны бороться наши первокурсники? Откинула голову на спинку дивана, глядя в потолок. - Полный отстой - стоять на месте и не делать ничего. Я так провела весь год, я знаю. И поэтому у меня появились маленькие цели, которые я готова выполнять. Поэтому сейчас я не просто живу и ничего не делаю. Я, выходит, жду итога своей цели. А что мешает тебе решать те вопросы, которые беспокоят тебя?

Джон Доу: Дернул плечами неопределенно. Ответил хмуро: - Хоть что-то, Хель. Мы - взрослые. Первокурсники - ладно, они должны учиться, с этим все понятно. Но мы-то - что мы здесь делаем? Чему и ради чего учимся? Хель, я в магистратуре по ЗОТИ уже третий год, кажется... Или четвертый, не помню? Но... Подбросил на ладони монетку. Усмехнулся. - Зачем мне ЗОТИ? Что мне делать с этими навыками потом? Взмахнул ладонью, горько замечая: - Снейп навешал нам на уши тонны лапши про борьбу, про победу над Темным Лордом, про вот все это. А в итоге он сам не делает ничего - и никому не позволяет делать что бы то ни было. Меня, знаешь ли, беспокоят убийцы и палачи на свободе. Беспокоит, что мы здесь заперты и шагу наружу сделать не можем. Беспокоит, что нам не светит никакая работа снаружи, а из работы внутри для нас найдется, максимум, преподавание - но давай по совести: мы что, все тут готовы быть преподавателями? Я - точно нет... Взглянул на девушку искоса - и во взгляде, кажется, на мгновение мелькнула искра заинтересованности. Спросил прямо: - И что же это за цели, Хель?

Илона Клемансо: Тихонечко зашла в гостиную- Привет гриффиндорцам!- поздоровалась. - Я вам это... Неофита привела. Расскажете о факультете? Отошла чут вбок, чтобы девочку могли увидеть.

Лола Уильямз: Чувствуя тепло нескольких каминов, почему-то вспомнила предрождественскую домашнюю суету. Ностальгия напала внезапно. Казалось, сейчас подбежит мама, предлагая ей имбирных человечков в глазури и начнет поить горячим шоколадом. А затем самое страшное - начнёт напяливать на тебя колючий свитер, который связала сама специально для такого события. От воспоминаний по коже побежали мурашки. - Добрый... День? - поинтересовалась. - В любом случае, какое-то время суток сейчас есть. Осталось выяснить действительно ли оно доброе. Последняя фраза была настолько тихой, что казалось, будто должна быть произнесена одним большим словом. - Разрешите пройти. Сделала пару шагов вперед, не особо ожидая, что её погонят пинками.



полная версия страницы