Форум » ОБЩАЯ ГОСТИНАЯ » Общая гостиная Гриффиндора (продолжение) » Ответить

Общая гостиная Гриффиндора (продолжение)

Дом Гриффиндор:

Ответов - 300, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 All

Хель Теон: Благодарно кивнула Эндриане, слушая ее. И с улыбкой, которая становилась все шире и шире, смотрела на говорящего мальчика. Когда договорил, подошла ближе и дотронулась до плеча, успокаивая. - Римис, не переживай. Все ты правильно сказал. Я не Хранитель, и не мне решать, но... Знаешь, Огня в тебе много. И сдерживать его не надо. Эндриана же... чуть не договорила, не обижайся на нее. Предавать и правда нельзя. Шагнула назад. - Понимаешь, гриффиндорец и верность - это верность прежде всего своему сердцу и своей цели. Там, где слизеринец остановится, потому что поймет, что цель требует слишком много, где рейвенкловец решит, что на пути к цели и так достаточно интересного вокруг, поэтому цель подождет, где хаффлпаффец спокойно взвесит все за и против, найдет другую цель, прежде чем идти к первой... Гриффиндорец просто не сможет бросить дело, сколь сложным бы оно ни было. И ничто из этого не будет предательством. Никогда. Верность своей цели и выбранному пути - вот то, о чем надо говорить. Помолчала немного. - Иногда это приносит только проблемы. Иногда ты понимаешь, что лучше бы остановиться... Но не можешь, потому что неправильно, несправедливо, невозможно... И продираешься вперед, несмотря на все "не". Остановиться и выбрать другую цель - это не предательство. Это просто твое личное решение. Хмыкнула весело. - Поэтому и цели мы выбираем долго и тщательно, руководствуясь сердцем. Потому что цель, выбранная разумом, для нас может оказаться опасной - когда разум решит, что хватит, стоп... Сердце продолжит стремиться. Отсюда все слова про сердце - мы не можем гореть вполсилы, поэтому и Огонь этот... стоит направлять. Показала на свою нашивку. - Я уже ходила за этим на Слизерин, теперь вот оказалась на Хаффлпаффе. Я не считаю, что их ценности - это что-то, что является плохим, предательским или недостойным внимания. Каждый факультет - это жемчужина, которая сияет своим светом. И каждая - достойна своего места в Хогвартсе. Никогда, ни за что - никаких унижений и принижений кого-то еще, Римис. Понимаешь, не осознавая ценности других, невозможно осознать и ценность себя самого. Усмехнулась вдруг. - Но что-то я зашла уже не в те степи. Про Гриффиндор... Знаешь, вот такие яростные споры - это и есть то, что представляет из себя Гриффиндор. То тихие, словно потухающий огонек, то громкие, словно самый огромный пожар. Гриффиндор и правда - сборище огоньков. Наверное, поэтому нам рядом друг с другом всегда хорошо, но никогда - спокойно. А еще мы умеем заражать этими огоньками других - и чаще всего можем отлично работать в команде с кем угодно. Но, конечно же, лучше всего действуют огоньки, когда они рядом друг с другом. Опять отошла к камину, чувствуя, что и здесь у нее эта локация будет основной. - Храбрость, смелость, авантюризм... Я бы назвала это следствиями. Следствиями того, кто мы есть. Но замечательными следствиями. Закончила свой рассказ. - А Хранитель у нас - Львенок. Эндри, покажешь нашу магию Римису и Рене? Улыбнулась гриффиндорке. И пояснила для неофитов. - Пока я на практике, магия Домов для меня недоступна. Такая вот плата за возможность саморазвития.

Римис Риурей: Вздрогнул, оборачиваясь на прикосновение Хель Теон. Молча, задумчиво выслушал ее слова. Кипеть уже какое-то время не хотелось: высказанного, самого факта высказывания оказалось достаточно, чтобы осадок растворился без остатка. Поэтому теперь было очень неловко. - Я уже не обижаюсь, правда. Повернулся к Эндриане: - Эндриана, извини, пожалуйста. Надеюсь, я тебя не обидел. Когда Хель Теон отошла назад, снова посмотрел на нее и приготовился слушать. Согласно кивал, не удержался - отметил: - Затея с практикой - очень мудра. Ее для того и проходят, чтобы выйти за пределы привычного и добрать недостающее - или есть и какие-то академические обоснования для ее прохождения? Снова согласно кивнул, а потом еще. На "понимаешь" не смог не ответить, хотя вопроса и не было: - Конечно, понимаю. Нас этому учили: мир вокруг нас - бесконечно интересен. Закрывать глаза на его чудеса ради того, чтобы оставаться верным каким-то разделяющим заблуждениям - преступление. Слушать про огоньки в огненной гостиной было тепло и уютно. Поймал себя на мысли о том, что Добро и Справедливость действительно достойны того, чтобы отвести под них целый Дом. - Спасибо большое за образный рассказ, Хель Теон. И тебе спасибо, Эндриана. Теперь я понимаю, частью какого удивительного Дома вы являетесь, и как важно иметь в Хогвартсе такой Дом. Я бы очень многое потерял, если бы не побывал здесь. А ваш Львенок... он тоже каменный - или металлический - или еще какой-то? Он часто с вами разговаривает? И Эндриана... С широкой улыбкой повернулся к студентке: - Покажи нам, если не сложно, магию Гриффиндора! Только не уничтожай меня, пожалуйста! Я буду хорошо себя вести!

Рене де Ламе-Флери: Внимательно слушала и рассказ о Факультете Огня и занимательную беседу своего знакомого и Хель, то и дело делая небольшие глотки гвинтлейна. Информации про Гриффиндор было довольно много, зато она интересна. Надо же... "Когда эт закончится..." - думала, поверхностно вникая в разговор Римиса и старшекурсницы. - "и так каждый раз..." Как только речь зашла о магии Дома, несколько встрепенулась, желая увидеть занимательное представление. Хихикнула, вспоминая о демонстрации магии Слизерина. "интересно, а куда те двое делись?" - вспомнила двух неофиток.- "сначала нас было четверо...а теперь всего двое... Страшное все же место этот Хогвартс..." - глубоко в душе инронично смеялась.


Эндриана Эбигейл: Сказать, что удивилась реакции мальчика - не сказать ничего. Впрочем, теперь стало понятно, что он, хоть, не рейвовский клон. А вполне себе живой человек. Хмыкнула, когда Хель просила Римиса не обижаться. Это кто еще обижаться должен! Ничего на счет вспыльчивости мальчика говорить не стала, хотя обидно было. Рассказываешь тут про факультет почти впервые, волнуешься, пытаешься объяснить. Даже не успеваешь понять, что оговорился. Краем уха из под подушек слушала Хель. Вот почему бы сразу ей не рассказать про факультет?Но это уже не важно. Кивнула на извинения неофита. Хотя простить, собственно, мало что удалось. Даже не смотря на такое "раскаяние". На просьбу Хель закатила глаза, но решила уже выполнить - неофиты явно хоть что-то да хотели увидеть. Усмехнулась же на просьбу мальчика. - Не буду. Считай, что я сегодня... добрая. Прикрыла глаза и мысленно попросила дом дематериализовать кружки у неофитов.

Дом Гриффиндор: Кружка в руках у мальчика вспыхнула ярко-оранжевым пламенем, которое коснулось его лица, но не опалило - а следом пропало вместе с кружкой, словно и не было ничего. Кружка в руках у девочки вдруг сама словно стала из огня, засветилась неимоверно ярко - и рассыпалась горстью искр, не оставив после себя ничего. Ничего - кроме глинтвейна, который совершенно определенно не относился к кружкам, поэтому на мгновение застыл в воздухе, не сдерживаемый ничем, а после выплеснулся прямо на руки детей.

Римис Риурей: - АААААГРХ! Вскочил с теплого насиженного места, поспешно стряхивая все еще горячую жидкость с несчастных рук, сбрасывая капли со штанов. К счастью, глинтвейн уже не был настолько горяч, как когда его еще невозможно было глотнуть, не обжигая языка. К сожалению - он еще не был достаточно холоден. Бросил быстрый, холодный взгляд на девочку, и повернулся к старшекурснице: - Спасибо, Хель Теон. Я получил ценный урок. И я вынужден отказаться от своего согласия с вами: огонь стоит сдерживать. Мне кажется, если бы я сдержался, мои впечатления о встрече были бы иными. Большое спасибо за прием, и до свидания. Быстро вышел - практически выскочил - из гостиной, прикрыв за собой дверь.

Рене де Ламе-Флери: Наклонила голову, как бы удивляясь произошедшем. - Спасибо за рассказ. Orevoir - попрощалась и вышла из гостиной, догоняя бежавшего впреди Римиса.

Эндриана Эбигейл: И вновь удивилась реакции Римиса. Подумаешь, испачкался чуть. К тому же, это было не специально. А его поведение даже... расстроило? Не успела ничего сказать или, тем более, сделать. Неофиты оказались на удивление шустрые. Лишь проводила их взглядом. После посмотрела на Хель и развела руками. - Ну... зато вот у меня талант к распугиванию детей. Где ты еще такую найдешь? Попыталась улыбнуться. Но было жутко неловко - все таки, не специально вышло все это. Хотя и тот мальчик тоже оказался уж слишком наглым. - Прости. Но я не хотела, честно. Но если девочку еще жалко и стыдно перед ней, то мальчика - ни капли.

Почтальон: Влетел в гостиную и сбросил на стол записку. Всех приглашаю на свое запоздалое восемнадцатилетие. Подарки каждому гарантированы. А свои подарки не обязательны. Место сбора - поваленное дерево в Запретном лесу. Ваша Хел.

Хель Теон: Недоуменно проводила взглядом неофитов, которые не дали и слова ответить, но просто пожала плечами. Не хотят - как хотят, однако. Повернулась к Эндриане. Выслушала ее, хмурясь. Вздохнула, встала и подошла ближе. Села рядом и крепко обняла. - Все в порядке, Эндри, не расстраивайся. Погладила гриффиндорку по спине, после чего отстранилась, но осталась сидеть рядом. - Знаешь, мне в свое время, чтобы начать рассказывать неофитам про Гриффиндор, пришлось проходить самый настоящий практикум. Гардинг тогда рассердилась, что я категорически отказываюсь выходить к детям, поэтому она решила проблему кардинально. Это было страшно, я дико пугалась и говорила непонятно что... Но, знаешь, практика - это главное. И если тебе это хоть немного важно - мне нравится то, что я слышу. А такие вот недоразумения... Мне кажется, что дети немного... Нервные. Потому что подумать, что ты так специально... Это странно. Или их кто-то напугал до нас - но это ведь уже не наша совсем вина. Обняла еще раз с тихим смешком. - А вторую такую я нигде не найду и не хочу находить, Эндри, мне все нравится и в одном единственном экземпляре. Заметила сову и потянулась за запиской, чтобы развернуть и прочитать вслух. Улыбнулась после. - О, традиция продолжается! Знаешь, у Хел так каждый год - сборы на день рождения. И каждый раз что-то случается. Пойдем? А про неофитов забудь, твой рассказ точно нельзя назвать неудачным, реакции же людей не в твоей власти, Эндри.

Эндриана Эбигейл: Уткнулась в плечо Хель и обняла в ответ. - Ты не злишься? - спросила даже с некой наивностью. Отстранилась, внимательно выслушав гриффиндорку. - Думаю, что мне уже и практикумы не помогут. Но... спасибо за поддержку. Для меня это действительно важно. А эта глупая ситуация с неофитами рано или поздно забудется. В конце-концов, у меня еще будут шансы. Усмехнулась. - Я почти уверена, что напугали их Хаффлпаффцы. Представь: заходят они на факультет, а на них накидываются Илона и Мел, и пытаются затащить к себе на факультет. При чем Мел наверняка была в пижаме, как и всегда. Улыбнулась на слова Хель. Правда, почему то чувство вины все равно не пропадало. Вспомнив, зачем, собственно, искала гриффиндорку, хотела было что-то сказать, но влетела сова. Слишком не во время влетела. Услышав содержание письма, решила вновь отложить разговор "на потом". - Пойдем, - выдохнула. Снова улыбнулась и, встав с дивана, направилась к выходу.

Рене де Ламе-Флери: Неторопливым и даже слегка ленивым шагом зашла в Гостинную. 《Какой же Хогвартс огромный!》- задумчиво уставилась в потолок, вспоминая свою обычную школу, в которой училась еще до того, как получила письмо. Уселась на одно из мягких кресел. 《Когда мне кто-нибудь выдадет форму?..》- подумала, доставая из под своей пятой точки декоративную подушку. 《Что-то язвительного внутренного голоса не слышно... Наконец я перешла сходить с ума!》- сразу вспомнилось надоедлевое внутреннее Я, которое всегда знало, как сделать ситуацию еще хуже... Хорошо, что сечас эта надоедливая смесь феи и зубной щетки убралось восвояси. Слава Богу! - Надо заняться чем-нибудь... - шепнула сама себе, устраиваясь поудобнее в кресле. Если быть честным, сейчас хотелось бы познакомиться с студентами, ну или хотя бы с первокурсниками, с которыми прийдется учиться... Рисунок никак не получался. Очередной скомканый клочок бумаги полетел в карман мантии. В блоноте совсем не осталось листов, почти все они были или в мантии, или лежали разорванными подле "художницы". Последнее на чем можно было что-то написать - картонка. 《Да ну все к черту!》- подумав, написала что-то на остатках альбомчика. После гневных чирканий повернула картон надписью к окружающим (которых бидимо не было). Неаккуратные печатные буквы, были чуть ли не выдавлены на картоне, так как карандаш закончил свое существование, как блокнот... Сама надпись гласила: •Дайте ребенку школьную форму.• В это время в голве вдруг послышался голос Зубной Щетки (совесть): - Повыпендриваться захотелось? Ну выгибайся дальше... 《Опа! Ну хорошо...》- глаза заискрисись. Хоть какой-то собеседник будет. Решив сделать на зло своему Я, специально сложила картон, сделав как бы подставку, и установила "табличку" на ручке кресла. Сама же сделала несчастное лицо и позу, как на картинах Тициана. 《Как кто-то войдет, надо будет успеть стать нормальной..》- подумала, прислушиваясь к каждому шагу за дверью.

Лола Уильямз: Прошла в гостиную, проводя за собой неофитов. - Добро пожаловать в гостиную Гриффиндора. Улыбнулась. - Располагайтесь, будьте как дома. Прошла к котлу с глинтвейном и принялась разливать горячительный напиток в пустые стаканы.

Килиан Найт: - Благодарю, - приветливо улыбнулся Лоле в ответ на доброжелательный прием. Впрочем, с иным отношением к неофитам он не сталкивался, а из гостиных, порог которых он не пересекал, оставался один лишь Рейвенкло. - Лола, а что случилось с портретом Полной Дамы?, - спросил серьезным тоном, но с долей сугубо детского любопытства в голосе. Прошел вглубь помещения, попутно оценивая его и отмечая легкий бардак, царящий в нем. Уселся в одно из кресел, наблюдая за тем, как Лола хлопочет над графином с каким-то напитком, совсем не похожим на чай. - Что это?, - спросил заинтересованно.

Марселина Белль: - Спасибо, - зашла внутрь, с интересом огляделась. Ожидаемо, вокруг было очень много красного, а в целом очень даже уютно. Села в красное кресло, с интересом уставилась на гриффиндорку. Чем это она хочет их угостить? - А что... кто такая Полная Дама? - поинтересовалась, услышав вопрос мальчика.

Лола Уильямз: Горячая капля попала на руку. Нахмурилась, но не позволила себе выронить стакан. Передала его Килиану. Затем налила напиток во второй стакан и передала Марси. Подметила интерес в глазах неофитов, улыбнулась. - Это глинтвейн. Наша теплая гриффиндорская традиция. Если понравится, то можете всегда найти его у нас в башне. Налила и себе стакан и приземлилась на кресло, напротив ребят. Вопрос Килиана заставил задуматься. На самом деле портрета не было и тогда, когда она только пришла в эту гостиную и вообще в эту башню. Да только подходящего момента спросить у старших, куда пропала Дама так не представилось. Задумчиво отпила из стакана, не особо замечая, как настала неловкая пауза. Почесала нос и взглянула на Марси, которая задала очень правильный вопрос. - Полная Дама, Марси, это портрет, который раньше висел у входа в гриффиндорскую башню, - перевела взгляд на мальчика. - Когда я пришла сюда, то тоже прошла сквозь эту пустую арку. Жаль, что не было возможности до сих пор спросить у кого-то из старших ребят об этом. Так что точно ответить на твой вопрос не могу. Поставила горячий стакан на столик и развела руками. - Но мне тоже не терпится узнать. Улыбнулась. - А вот и ещё одна традиция, только общефакультетская. Что для вас Гриффиндор? Облокотилась на спинку кресла, устраиваясь по-удобнее.

Килиан Найт: Принял из рук гриффиндорки глинтвейн, слегка поболтал напиток в стакане, словно не решаясь пить, но подумал, что навряд ли в составе есть алкоголь и они с Марси выйдут из гостиной Дома Огня навеселе, хотя это было бы забавно - для других студентов, но не для них самих. Сделал глоток, чувствуя, как по телу разливается тепло, но кроме ощущения уюта вдобавок, никаких особых изменений в настроении за собой не пронаблюдал. Выслушал историю о Полной Даме, оставшись разочарованным, так как от Лолы узнать ничего не удалось, разве что сделал вывод, что портрет исчез уже давно и понадеялся на то, что время раскроет ему все тайны Хогвартса. Ожидая вопрос девочки, кивнул головой, уже смирившись с данной традицией и ответил: - Для меня Гриффиндор - это прежде всего горячее сердце и верность своим идеалам. Студенты Дома Огня готовы до конца бороться за то, во что верят, вот только умеют ли отступать, когда ситуация того требует и взвешивать все за и против? Бытует мнение, что гриффиндорцы несколько безрассудны в своих действиях, но безусловно, в смелости и отваге им не откажешь. Замолк, исчерпав свои мысли и отпил еще глинтвейна, посмотрев при этом на Марси в ожидании ее слов.

Марселина Белль: Взяла стакан, нерешительно посмотрела внутрь. Всегда боялась пробовать незнакомые напитки, но, решив, что отказаться будет невежливо, да и вообще, Килиан же пьёт и жив до сих пор, осторожно сделала глоток. В принципе напиток был вполне съедобным, так что облегчённо выдохнула и прислушалась к объяснению Лолы. Хотелось бы, конечно, побольше узнать об этом портрете. Уже была готова к вопросу, выслушала Килиана. - Ну, я не очень хорошо знакома с Гриффиндором. Совсем не знакома, если честно. По идее, гриффиндорцы должны быть храбрыми, верными, что-то в этом духе. Наверное, у гриффиндорцев самая интересная жизнь... Сказала хотя бы что-то и замолчала, ожидая рассказа гриффиндорки.

Лола Уильямз: Усмехнулась нерешительности ребят. Это, конечно, незнакомый им напиток, но не будет же она их травить. Хотелось сказать, что Мышьяка в стаканах нет, но воздержалась, продолжая наблюдать и внимательно вслушиваться в слова. Улыбнулась. - Я дважды услышала в ваших словах верность. Мне интересно, а что вы понимаете под верностью, гриффиндорской верностью? Разместила локти на подлокотниках и переплела пальцы между собой.

Килиан Найт: Ожидал, что после их с Марси ответов, Лола начнет рассказывать о факультете, но нет, с ее губ снова слетел вопрос. Что ж, он не против подискуссировать. Ответил задумчиво, смотря прямым взглядом на девочку: - По-моему разумению, гриффиндорская верность - это прежде всего преданность тому, что дети Дома Огня считают правильным и справедливым. Я не говорю сейчас о межличностых отношениях, так как верность друзьям или факультету - это обобщенное понятие. - А вот что вы считаете правильным и справедливым, я бы уже спросил у тебя. Чуть лукаво улыбнулся, поведя бровью, но все же добавил: - Говорят, что у гриффиндорцев это непременно то, что диктует им сердце и ошибаться оно якобы не может.

Марселина Белль: Устало откинулась на спинку кресла. Совершенно не хотелось о чём-либо говорить, только слушать... Посмотрела на Килиана, выслушала его мнение. Осознала, что теперь чего-то ждут от неё. Приуныла. - Верность - она верность и есть. Долг, честь, всё такое. А если гриффиндорская верность чем-то отличается от верности обычных людей, я ничего не могу об этом сказать, потому что кроме тебя, - кивнула в сторону Лолы, - гриффиндорцев ещё не встречала. Пожала плечами. Решила, что глупо рассуждать о том, чего не знаешь.

Лола Уильямз: Улыбка стала шире, когда мальчик повел мысли в правильное русло. Однако, в чем-то он был прав, а кое-что все же упустил. Смутилась под его прямым взглядом, и опустила свой на стакан с глинтвейном, в котором плясали отражения языков пламени из камина. Снова услышала из уст Марси о знакомствах. Право же, а знакома ли она была хоть с одним из гриффиндоцев, когда пришла сюда? Пожалуй, нет. Выдержав небольшую паузу, заговорила. - На самом деле, я не обладаю таким красноречием, как Келли или Дженни. Мне проще чувствовать, чем говорить. Когда я пришла в эти стены, я тоже не была знакома ни с одним гриффиндорцем. Я имела такие же стандартные представления о факультете, как и, скорее всего, большинство приходящих сюда неофитов. Храбрость, верность, следование сердцу... Я так же верила в слова, в их силу и значимость. Но когда мне сказали, что Гриффиндор - это вот тут, - постучала по своей груди со стороны сердца. - Я поняла, что все, что для меня имело вес раньше, на самом деле оказалось обычным набором букв и звуков. Безрассудство, смелость, отвага. Все это просто слова. Все, что есть у гриффиндорца - у него вот тут. Снова постучала себя по груди в области сердца. - Можно знать пять, десять или сотню гриффиндорцев. Можно быть здесь, в гриффиндорской гостиной, тысячу раз. Можно слышать и знать сотню вариаций описания нашего факультета. Но чтобы понять истинный Гриффиндор, надо его просто почувствовать. Почувствовать сердцем. Впустить в сердце Огонь. Именно этим мы живем. Этим мы отличаемся от Слизерина, Хаффлпаффа или Рейвенкло. Мы чувствуем свой внутренний Огонь, мы развиваем его и даем ему сиять. А Дом Огня направляет этот Огонь, воспитывая из нас настоящих гриффиндорцев. Остановилась, чтобы сделать глоток глинтвейна. От этих долгих разговоров сильно пересыхает в горле. Вернулась в исходное положение и продолжила. - Да, ты прав. Для нас правильно и справедливо то, что диктует нам сердце. Но а ты разве не будешь считать правильным то, во что веришь? Пока ты веришь в то, что небо зеленое, а трава оранжевая, то для тебя это будет правильным, это будет твоей истиной. Так же и для гриффиндорца. Если он верит своему сердцу, то он будет следовать ему, даже когда другие говорят, что это глупо и бессмысленно. И речь не о безрассудстве, смелости или отваге. Речь о вере. Вере в свою цель, в свои действия, в себя. То, во что может не верить разум, может верить сердце. Задача гриффиндорца следовать ему. Сделала паузу. Больше она не могла ничего сказать, точнее не знала, чтобы ещё сказать, чтобы передать всю полноту того, что есть Гриффиндор. Однако, чтобы она не сказала, если неофит не откроет сердца, то все слова пролетят мимо его ушей. Снова отпила из стакана с глинтвейном. - Это все, что я могу сказать по концепции. У нас есть Хранитель - Огненный Львёнок, куратор, вроде как декан... Ах да, и способность к дематериализации. Это наша особенная факультетская магия. Наверно, вы уже встречались с подобного рода магией на других факультетах. Такая магия не требует настроек и особой концентрации, как бывает с обычными заклинаниями. Каждый студент Дома в стенах своего факультета - магистр, а вне его стен уже зависит от степени его адептства. Искала взглядом предмет, на примере которого можно показать их магию дома, по все гостиной. Пока не заметила пятно от глинтвейна на диване, рядом с тем, где сидели неофиты. Должно быть осталось после неудачного опыта или приема. Слегка прищурила глаза, смотря на это пятно, призывая к магии Дома, дабы уничтожить его.

Килиан Найт: Сосредоточенно слушал Лолу, периодически наслаждаясь приятным напитком, плескающимся в его стакане. Наблюдая за девочкой, подметил, что та как будто вся светится изнутри, повествуя о своем Доме. Ухмыльнулся, когда гриффиндорка заставила исчезнуть пятно на диване - как минимум в уборке магия подобного рода незаменима, это точно. - Твоя речь была очень яркой и искренней, сразу видна любовь к своему факультету, - слегка улыбнулся девочке и продолжил: - Только мне кажется, что студент любого факультета должен принять его здесь, - беря пример с Лолы, постучал себя двумя пальцами по груди, в области сердца. - Но и здесь тоже, - постучал себя пальцами по голове, пояснил, - ты сердцем можешь проникнуться ко всем Домам, но они не универсальны в плане твоего развития, ты должен найти свое место, иначе неизбежен внутренний конфликт и чувство дискомфорта. Сделал паузу, снова отпив из стакана. - Я не могу руководствоваться слепой верой во что-либо или в кого-либо и не слушать разум, лететь на огонь, рискуя обжечься или вовсе погибнуть. А порывы сердца могут быть и блажью, сиюминутным желанием, стоит ли всегда его слушать?

Марселина Белль: Слушала гриффиндорку. Конечно, сердце - всего лишь мышца, и оно в любом случае одинаковое у всех людей, и если его слушать, услышишь только шум крови... Но, кажется, уловила общий смысл сказанного девочкой. Допила глинтвейн, наклонила голову к правому плечу. Способность дематериализовывать предметы тоже была вполне полезной, но и немного пугающей. - Спасибо за рассказ. Кстати... А на живых существ эта способность действует? - спросила, подозревая, что ответ - "нет", потому что это было бы слишком. Кажется, ссориться с гриффиндорцами не стоит, особенно в их гостиной. А то возьмут и уничтожат что-нибудь из твоих вещей... С интересом прислушалась к мальчику. Конечно, дело говорил, если подумать.

Лола Уильямз: Склонила голову набок, смотря в пол. Кивнула согласно на слова Килиана. - Да, безусловно. Принятие факультетов и сердцем и разумом несомненно должно быть согласовано. Но когда ты находишь что-то свое, то появляется чувство того, что вот оно. Именно то, что ты искал. И ты чувствуешь это сердцем, а в мыслях проскакивает невольное "Вот оно!". Побывав на всех факультетах, тебе может понравится везде, но определенно где-то тебе понравится больше. Улыбнулась. - Там, где тебе было удобнее, комфортнее, легче, свободней. Там, где ты действительно чувствуешь себя, как дома. Это для меня гармония сердца и разума. Заметила, что неофиты пригубили уже свои стаканы, в то время как её стакан ещё на половину полон. Сделала ещё глоток, чтобы не отставать от ребят. - Могут быть, да. Но кто сказал, что мы следуем за каждым сиюминутным порывом? Нужно уметь отсеивать камни и песок в стакане жизни. Каждый из нас выбирает камни, среди песка, как и все остальные студенты факультетов. Потому что они весомее, важнее. Однако, разница в том, что слизеринец может отложить цель, если она ему не понравится и покажется не достижимой, хаффлпаффец сто раз взвесит все плюсы и минусы этой цели и может отложить её в сторону и начать выбирать другую, гриффиндорец же не смотря на все трудности и преграды будет идти к ней. Как и всем нам, нам, гриффиндорцам, необходимо тщательно выбираем свой путь, но слушаем мы сердце больше, чем разум. Сделала ещё глоток и взглянула на Марси. Как не странно вопрос её не удивил. Спокойно поставила стакан на стол, задумываясь. - Чисто теоретически это возможно. Ведь живое существо по своему составу такое же, как и неживое. Отличие лишь в одушевленности или неодушевленности. Но это в теории. Не думаю, что кто-то когда-то применял это на практике. Пожала плечами.

Килиан Найт: Кивнул, соглашаясь, на одном из факультетов он уже почувствовал то самое "Вот оно!". - Да, в твоих словах есть резон. И снова посмотрел на Лолу прямым взглядом, прислушиваясь к тому, что она говорит и расставляя все по полочкам в своей голове. И может в чем-то он увидел расхождение в их взглядах, но вопросов относительно концепции Гриффиндора у него больше не оставалось. Поставил пустой стакан на стол, искренне улыбнувшись девочке: - Спасибо тебе за детальный и весьма увлекательный рассказ. Я узнал все, что хотел. Посмотрел на свою спутницу, может у нее еще есть какие-то вопросы к гриффиндорке и ее стоит подождать: - Марси?

Марселина Белль: Выслушала слова гриффиндорки, очень стараясь не пропустить всё это мимо ушей, поставила стакан на стол, попыталась мысленно подвести итоги. Рассказ Лолы бы не таким... не таким впечатляющим, как у слизеринки Келли, но было видно, что свой Дом она любит. - Да, спасибо за рассказ, - повторила вслед за Кили, - В принципе вопросов у меня нет, - пожала плечами, неуверенно встала, пошла к выходу. Оставался только Рейвенкло, Дом Воздуха, может, он сможет зацепить маленькую неофитку...

Лола Уильямз: Не смогла сдержать улыбки в ответ на улыбку мальчика. Такими эмоциями сложно не заразить, если они искренние. Поднялась с места вместе с Марси. - Тогда удачи вам, неофиты, в знакомстве с Домом Воздуха и распределением. Легко кивнула на прощание и убрала стаканы со стола.

Килиан Найт: Встал с кресла и кивнув в ответ на пожелание удачи, направился вслед за Марси к выходу.

Лола Уильямз: Поставив стаканы на положенное им место, решила, что здесь она больше не нужна и свернула временную петлю.

Гретта Бьёрк: Вторым по счету факультетом, на который отправилась девочка, был Гриффиндор. Во-первых, потому что он находился в соседней с Рейвенкло башней. Во-вторых, потому что здесь училась мама. Факультеты, на которых в свое время обучались родители, посетить было все же любопытнее всего. Благо, проводить такие махинации одновременно позволяли временные петли, по поводу которых задолго до отправления в Хогвартс проинструктировал отец. - Всем привет, - вежливо поздоровалась, с удивлением обнаружив себя возле одного из кресел. Почему-то перемещение миновало вход в башню Гриффиндора, - я пришла знакомиться с факультетом и буду очень рада, если мне кто-нибудь с этим поможет, - улыбнулась.

Лола Уильямз: Услышала из спальни чей-то голос из гостиной. Нахмурилась. Вроде гостей не ждали. Спустилась по лестнице в общую гостиную, и остановилась на пороге. Улыбнулась, но в голове только вздох и прозвучал. Вроде как неофитов ждала только в конце месяца, а сейчас только середина. - Здравствуй, но портреты у нас не говорящие. Улыбнулась мягче. - Добро пожаловать на Гриффиндор. Присаживайся, чувствуй себя как дома. Здесь не обязательно соблюдать этикет и прочие снобистские премудрости. В Доме Огня приветсвуется быть собой. Предложила девочке один из диванов. Подошла к котлу и плеснула в чистый пустой стакан глинтвейна. - Меня, кстати, Лола зовут. Вот, держи, это наша жидкая традиция. Это глинтвейн-безалкогольный. Если понравится, то всегда можешь найти его у нас в башне. Гостей мы тоже любим. Протянула неофитке стакан и присела в кресло напротив. - Что ж, давай сразу к делу? Тебе же не терпится на распределение попасть, верно? Что ты знаешь о Доме Огня? Откинулась на спинку кресла, расслабившись и думая, что же рассказать о факультете.

Гретта Бьёрк: - Да я и не с портретами здоровалась. Думала, вдруг кто-то в гостиной есть. Лучше уж перебдить, чем недобдить, - улыбнувшись студентке, поспешила представиться, - моё имя Гретта. Рада знакомству. Это здорово, что снобистские премудрости соблюдать необязательно. А то бабушка замучила меня наставлениями перед поездкой на тему того, с кем как правильно здороваться и под каким углом совершать реверансы. Протянула руку за стаканом глинтвейна и принюхалась. М, пахнет здорово. - Спасибо) Такс, насчёт того что мне известно о Гриффиндоре. Это открытый Дом, эмоциональный. Здесь учатся энергичные ребята, которым не сидится на месте. Гриффиндорцу обязательно нужно себя чем-нибудь занять. Новые впечатления, идеи, знакомства - из этого ребята Дома Огня черпают вдохновение. По крайней мере, такое впечатление у меня сложилось из рассказов моей мамы. Но на правильность я, конечно, не претендую)

Лола Уильямз: Согласно кивнула на слова о бдении. - Это верно. Выслушала крик души несчастной неофитки, вспоминая, что же она такого делала в детстве, что её этим не мучали. Развела руками, указывая вроде на гостиную, а вроде не совсем на неё. - Здесь можно чувствовать себя свободно, забыться на время пребывания, так скажем. Мы не ждем проявления воспитания, даем неофитам расслабиться, как минимум этим мы отличаемся от остальных. На Хаффлпаффе можно получить уют, на Рейвенкло возможность вздохнуть полной грудью и замечтаться, на Слизерине... - задумалась. - Можно проявить себя в плане воспитания, а у нас забыть о нем. Хоть где-то же надо неофитам отдыхать от всех. Улыбнулась шире. Впервые не услышав ничего из "безрассудства-верности-и-прочего", вздохнула с облегчением. - Все, что ты сказала, это правда. Мы не любим сидеть на месте, любим жить быстро, но таких ребят хватает на каждом факультете. Мы же, гриффиндорцы, прежде всего гриффиндорцы вот тут, в сердце. Положила руку на нашивку, которая так удачно лежала на сердце. - Здесь излишни слова. Слова - это хлам. Куда важнее, что ты чувствуешь. Вот что такое быть гриффиндорцем. Мы следуем за своим сердцем. Избрав цель, мы идем к ней не смотря на преграды и на степень их неприступности. Разум может сказать "Стой!", но сердце будет тянуться все равно. Наша задача верить ему. В этом есть капля безрассудства, да, но мы верим. Мы верим себе. Мы верим в себя. Мы верим свою цель и в свои действия. Справедливо сказать, что сердце не может ошибаться. Но если ты веришь во что-то, то это что-то будет для тебя правильным, это будет твоей истиной. Сделала паузу, думая, что она могла упустить. - В каждом из нас горит Огонь. У кого он как свеча, а у кого-то как пожар. И этот Огонь нужно направлять. Любой, кто следует пути Дома Огня способен на это, способен дать возможность своему Огню сиять. Надо лишь просто поверить и все станет возможным. Что до остального, то наш Хранитель - Огненный Львёнок. У нас есть и декан и куратор, все как у всех. Улыбнулась. Вспомнив, что нужно зайти в кабинет декана, кинула петлю на второй этаж.

Гретта Бьёрк: - Ты очень красиво рассказываешь, Лола, - подытожила слова студентки, которую слушала очень внимательно, даже забыв на время о невероятно вкусном глинтвейне, - и это здорово, что ты так влюблена в свой Дом. Хочется ощущать нечто похожее, - улыбнулась, - но пока что я чувствую только предвкушение от распределения. И любопытство, конечно же. Кинула задумчивый взгляд куда-то в сторону камина, задумавшись о чем-то своем. И почти сразу же задумчивость в глазах сменилась на неподдельный интерес. Снова посмотрела на гриффиндорку. - У меня есть вопрос. А ты с самого начала хотела на Гриффиндор? Или был какой-то переломный момент, который позволил тебе понять, что именно это твой Дом? Или все же окончательно твоя судьба решилась именно в процессе распределения? Тряхнув волосами, устроилась в кресле поудобнее. - Кажется, один вопрос у меня превратился в три)

Лола Уильямз: Благодарно кивнула. - Спасибо, очень лестно. Улыбнулась, неожиданно для себя понимая, что это правда. Она была влюблена в свой Дом, но оно было понятно. Здесь она чувствовала себя как дома. Выслушала вопросы неофитки и улыбнулась. Покачала головой. - Ничего, я попробую ответить на все. Сначала, когда я была в остальных Домах, мне нравилось там находится. Один отличался от другого и везде было очень уютно. Для меня раньше слова имели значение. Я думала, что из слов строятся впечатления. Думала. что только услышав о факультете мне там понравится. Но когда я оказалась тут и мне сказали, что все, что нужно для того, чтобы понять факультет, нужно просто почувствовать его здесь, - снова положила руку на нашивку. - Я неожиданно поняла, что не важно что говорят тебе о факультете и как его красиво не описывают словами, намного важнее как и что ты сам чувствуешь. Ведь бывают такие вещи, люди или места, к которым ты чувствуешь, что вот оно, то самое, что ты искал все это время. После слов Джона я поняла, что да. Вот оно в действительности то, что мне нужно. Это было моим. И я говорю не о факультете именно. У меня не было конкретной цели попасть на Гриффиндор, когда я шла на распределение, но я твердо знала, что если последую за своим сердцем, то точно попаду туда, где я обрету дом. И вот я здесь и я рада этому. Даже если бы я попала на Хаффлпафф, то я все равно была рада, потому что любовь к своему факультету - это то, что должно быть у каждого. Улыбнулась шире, немного замечтавшись.

Гретта Бьёрк: Непонимающе нахмурилась после слов "даже, если бы я попала на Хаффлпафф". Посмотрела на девочку недоуменно и, дослушав ее рассказ до конца, поинтересовалась: - А что бы такого страшного случилось, если бы ты попала, например, в Дом Земли? Или ты просто привела его в качестве альтернативного примера? Кстати, насчет распределения. Там учитываются пожелания неофитов? Чуть извиняющееся улыбнулась, - мои вопросы почти закончились)

Лола Уильямз: Помахала руками. - Нет-нет, против Хаффлпаффа я ничего не имею. Очень дружелюбный факультет. И да, ты права, это просто альтернативный пример. Улыбнулась. - Ну, думаю, что если встанет выбор, то да. Мнение неофита будет учтено. Кивнула. - Не вопрос, спрашивай сколько угодно.

Герарт Райнс: Зайдя в Гостиную, чуть было не налетел на высокое бордовое кресло, стоящее спинкой к входу. В оформлении комнаты явно преобладали красные тона. "Дом огня, как никак", - резюмировал про себя. За гулом, раздававшимся из каминной трубы - "Да тут настоящий камин! Причем какой, эх, жаль не взял с собой в школу рулетку, так бы еще и размеры удалось задокументировать. Интересно, а в Школе есть Библиотека? Ну, конечно, есть, глупый вопрос. А вот есть ли в Библиотеке книга об архитектуре и внутреннем убранстве Школы?" - отчетливо различил голоса девушек, не сразу на них отреагировав, ибо мысли о камине оказались на диво увлекательными. Опасливо выглянув из-за кресла: - Эм... Добрый день.

Гретта Бьёрк: - Да вроде вопросы у меня закончились. И глинтвейн тоже. С сожалением поставила на стол опустевшую чашку и собралась уже отправляться в дальнейший путь, поблагодарив за теплый прием, но тут в гостиной неожиданно появился уже знакомый неофит. - Опять ты! - воскликнула вместо приветствия, - чувствую, распределение мы будем проходить примерно в одно и то же время. Хотя, в общем-то, ничего удивительного. На мгновение вдруг резко "зависла", как и всегда, когда в голову приходила какая-то мысль. - А у меня еще вопрос созрел. Опять, - обратилась к студентке, - а бывает такое, что неофита распределили, а факультет ему ну вот вообщеее не подходит? Не прижился или проявил при распределении не свойственные ему качества? Что тогда?

Лола Уильямз: Взглянула на вошедшего мальчика. Вздохнула. Они вообще когда-нибудь заканчиваются? И почему именно в её дежурство, как снег на голову, падает горя неофитов? Впрочем, деваться от некуда. Поднялась с насиженного места взяла ещё один стакан и плеснула туда глинтвейна. - Привет. Присаживайся, добро пожаловать в Дом Гриффиндор. Улыбнулась и протянула стакан мальчику. Повернулась к неофитке. - Гретта, тебе добавить? Снова сменила объект внимания. - Меня зовут Лола и сегодня я буду Вашим гидом в мир Дома Огня. Сменила шуточный официальный тон повседневным и присела на кресло. - Здесь ты можешь забыть про манеры и хоть на полу расстелиться. Мы не требуем воспитания от пришедших в гости, мы вселяем дружественную атмосферу. А теперь расскажи, что для тебя Гриффиндор? Вспомнила про вопрос Гретты. Подумала какое-то время. Сообщила: - Если факультет тебе окажется не по душе, то есть возможность пройти практику на другом факультете. А если ты практику проходишь идеально, то ты сможешь оказаться на том факультете. Но обычно Хранители не ошибаются. Дело в самом человеке.

Герарт Райнс: - Опять ты! - от неожиданного окрика подпрыгнул. - Гретта? Рад тебя видеть. Смотрю, с тобой все хорошо? Улыбнувшись девочке, повернулся ко второму собеседнику. Старшая девочка, недовольно посмотрев, мученически вздохнула, подумав явно что-то нехорошее, и подала стакан с густым напитком. "Они даже пьют тут все бородовое", - пронеслось в голове. Подозрения касательно Дома Огня, особенно после обугленного портрета, окрепли. "Наверное, лучше их не злить. Портрет, похоже, договорился". - Эм. Спасибо, а оно с алкоголем? - взглядом указал на стакан в руке. "Расстеляться" на полу не хотелось, посему, заняв место в кресле, осторожно ответил: - Мне мало чего известно о Гриффиндоре. Я из семьи магглов. Только узнал, что это Дом Огня. Вот и все. Выжидательно посмотрел на Лолу.

Гретта Бьёрк: - Да, вполне себе. Жива-здорова, продолжаю свое путешествие. Улыбнулась Герарту и покачала головой в ответ на предложение Лолы подлить еще глинтвейна. - Я, в общем-то, узнала все, что хотела. Спасибо большое за рассказ и за ответы, - улыбнулась гриффиндорке, - меня ждет Слизерин. Ну или не ждет. Но там я еще не была по крайней мере. Удачи, - помахала мальчику, - ну и до встречи, думаю. Подхватив свои вещи, отправилась к выходу из гостиной.

Лола Уильямз: Пожала плечами на слова Гретты и отставила стакан на прежнее место, облегчая домовикам работу, чтобы те не бегали по всей гостиной и не искали грязные стаканы. Взглянула на мальчика, которого судя по нашивке звали Герарт, и покачала головой. - Нет, он безалкоголный. Помахала вслед девочке и присела на против второго неофита. - Хорошо, а что по-твоему подразумевает формулировка Дом Огня? Если подумать логически.

Герарт Райнс: Лола однозначно пугала. Тон, с которым был задан вопрос, до последней интонации совпадал с тоном учительницы из маггловской школы, наводившей ужас на весь класс. "Мадам Драконис" была притчей во языцех всего района. - Мадам Дра..., - ой, оговорившись, сбился. - Если следовать логике вещей, то, по крайне мере, в западной церемониальной традиции стихия огня ассоциируется с импульсом и зарождением жизни, импульсом совершения любого действия. Огненный человек, обладающий холерическим темпераментом, склонен к резкости, порой необдуманности в совершении поступков, быстро загорается, но также и быстро гаснет. Храбры, эмоциональны. Для них важен накал страстей. Сердце и Дух. Разум и Интуиция стоят для них на втором месте. Почти слово в слово процитировав выдержку из первого тома книги "История и Структурный Анализ магической традиции Европейских стран периода Средневековья", в ужасе уставился на Лолу.

Лола Уильямз: Немного испугалась, что произвела такое впечатление на бедного неофита. Мягко улыбнулась. - Не бойся ты так. Я же тебя не укушу и пытать не буду. Я просто интересуюсь. Расслабься. Попей глинтвейна, он согревает и успокаивает. Подумала над сказанным мальчиком. Кивнула. - Ты сказал верно. Пускай и не все. Мы, гриффиндорцы, дети Огня. Мы все разные. Кто-то теплый и приветливый как свеча, а кто-то эмоциональный и буйный как пожар. Но все мы вместе сияем подобно Александрийскому маяку, потому что мы в согласии друг с другом, мы привыкли действовать вместе. И да, для нас важнее сердце и дух, чем разум и интуиция. Мы привыкли слушать свое сердце, следовать его советам, верить ему. Ведь гриффиндор прежде всего здесь, в сердце, а потом уже в голове. Мы привыкли руководствоваться сердцу, когда идем к цели. Там, где слизеринец отложит недостижимую цель на потом, а рейвенкловец подумает сто раз, прежде чем что-то сделать, то гриффиндорец будет идти к цели не смотря на преграды, если сердце будет к ней тянуться. Думаю, что справедливо будет сказать, что для нас сердце не может ошибаться. Ведь каждый привык считать истиной то, в чем он уверен. Вот так для нас и голосом сердца. Для нас правильно и истинно то, что оно нам диктует, так как считаем это правильным. Остановилась, думая, что рассказ получился на удивление коротким. Кажется, она уже сдает позиции. - Это все по концепции. Наш Хранитель - Огненный Львенок, а наша факультетская магия - дематериализация. Если хочешь, то вполне могу продемонстрировать. Наклонилась ближе, опустив голос до заговорщического шепота. - Если, конечно, не трусишь. Улыбнулась ободряюще.

Герарт Райнс: С еще большим ужасом представив, как сейчас что-нибудь, ту же мантию, вообще дематериализуют, запинаясь произнес: - Д... Давай... те. Можно только не мантию? И не рюкзак? Рассказ о концепции факультета был весьма близок к тому, что представлялось раньше. "Но что же они все-таки сделали с той картиной при входе? Наверняка, кто-то об этом должен был знать". Спрашивать Мадам Драк... Лолу не рискнул. Ан, как дематериализует нос. Любопытный. "Значит Гриффиндорцы - борцы. Те, кто стремится к цели несмотря ни на что. Ну, или к тому, что считает целью. То есть, для них важно именно быть на одной волне со своим Духом, ощущать, что выбор верен. И опять же: команда, поддержка. В чем же отличие от Хаффлпаффа? В храбрости, верности идеалу?".

Лола Уильямз: Рассмеялась. - Нет, что-то твое я дематериализовать не собираюсь. Это же членовредительство. Улыбнулась и сунула руку в карман. Там валялся старый кусок пергамента, который когда-то служил запиской. Вытащила комочек и раскрыла ладонь, чтобы неофиту было виден процесс. Сконцентрировалась на магии Дома и на бумажном шарике, прося Дом сжечь его без остатка.

Герарт Райнс: Минута, вторая, пять минут, десять минут, пятнадцать минут - ничего не происходило. Лола увлеченно и сосредоточенно взирала на комочек бумаге в руке, кажется, даже не дыша. Внутри боролись нетерпеливость и нежелание последовать судьбе портрета. На всякий случай осторожно, не шумя, пересел по левую руку от направления взгляда Лолы. "Кто ж знает, какая у нее огневая мощь и зона поражения", - подумалось вполне обоснованно. Склонив голову набок стал внимательно смотреть на комочек бумаге в руке девочки, ожидая, что же все-таки произойдет?

Герарт Райнс: Прошло десять минут. Предположив, что магия дематериализации требует огромных временных ресурсов и сил, решил вежливо удалиться. Концепция факультета ясна, посмотреть же на результат дематериализации можно и после распределения, Лола, судя по всему, еще не скоро отсюда уйдет. Тихо, стараясь не тревожить целеустремленную девушку, собрал вещи, шикунул на разворчавшегося Бутю и шепотом сказал: - Эм... спасибо большое, я все понял, не буду вас отвлекать, загляну после распределения. Залпом выпил остывший глинтвейн, посмотрел на Лолу, которая, похоже, и не заметила передвижений собеседника. На всякий случай помахав Гриффиндорке рукой, на цыпочках вышел из Гостиной.

Лола Уильямз: Махнула вслед мальчику, наблюдая за сгоревшим пергаментом. Вздохнула. Хватит на неё неофитов. Нарассказывалась вперед на семестра два точно. Убрала стакан мальчика на место, плеснула себе глинтвейна и уселась обратно в кресло. Может кто поплакаться зайдет, да и вообще тишина в гостиной Гриффиндора - это редкость. Пора бы начать ценить эти моменты. Глотнула из стакана. Расслабилась, достала запасы пергаментов из кармана и завалявшийся синий карандаш на столе. Для того, чтобы время скоротать, принялась вырисовывать каких-то животных или не животных. Потом какие-то узоры или ещё чего-нибудь.

Рене де Ламе-Флери: Все это время тихо сидела на теплом гриффиндорском полув углу гостиной, прикрывшись темно-кровавой занавеской. Как она там оказалась? Все просто! Когда в гостинную вошли люди, девочка быстренько перепрыгнула кресло и уселась за его спинкой. В страхе, что ее заметит такое большое количество незнакомых людей, пробралась в темный угол гостиной. Усевшись поудобнее стала слушать рассказ студентки, судя по внешности - первокурсницы. Рассказ оказался довольно познавательным, хотя в приниципе - тоже самое, что ей рассказывали на ее обзоре Факультетов. 《Теперь будем знать как общаться с неофитами》- подумала, обдумывая подробности. Услыхав звук захлопнувшейся двери,оставила в покое занавеску и на четвереньках подползла в спинкам кресел. Подняв голову, осмотрела комнату:как казалось, та первкурсница осталась сидеть на своем месте, а неофиты все разбежались. 《А вот и возможность познакомиться с народом.》- промелькнуло в голове. Так же безшумно переместилась к спинке кресла, на котором сидела первокурсница. 《Попугаем народ! Хи-хи》- Резко встала и облокотившись скрещеными руками на бархатную поверхнось, поприветствовала студентку веселой улыбкой. - Привет.

Лола Уильямз: Наклонилась было, чтобы поставить пустой стакан на стол, как сзади кто-то мило её поприветствовал. Снова было вздохнула. Опять эти неофиты, взявшиеся из неоткуда. Повернулась и увидела девочку в красной мантии. Вздохнула. - Ах, так это свои... Проговорила себе под нос и убрала пергамент с рисунками с карман. - Привет. Улыбнулась.

Эдвард Хенсли: Превосходная атмосфера, уют, тепло и даже слегка разбросанные вещи, придают этому месту лишь положительные черты. Зашел в гостиную и заметил несколько студентов. - Всем привет, меня зовут Эдвард, но можете называть меня просто Эд, ну или как вам удобно! Расскажите немного про свой Дом? Буду рад услышать любую информацию! Приветливо улыбнулся и уселся в ближайшее к нему кресло, наконец-то можно и передохнуть.

Лола Уильямз: Повернулась на голос. Снова неофит. Откуда они берутся? Вздохнула, улыбнулась и встала с места. Взяла чистый стакан и плеснула глинтвейна, как на автомате. Протянула Эдварду. - Вот, держи, это глинтвейн. Традиция нашего факультета. Меня зовут Лола. Плеснула с себе стакан немного глинтвейна. Предложила девочке-софакультетнице: - Тебе плеснуть горяченького? Повернулась к неофиту. - Он безалкогольный, но согревающий и расслабляющий. Улыбнулась мягче. - У нас в школе есть традиция. Прежде чем рассказать о своем факультете мы спрашиваем мнения неофитов. Так вот. Расскажи, как ты представляешь себе Дом Огня? Что он для тебя?

Эндриана Эбигейл: Зашла в гостиную. Две новых мордашки в красных мантиях? Или не новые? В любом случае их не помнила - они так часто приходят и уходят, что всех тут не запомнишь. Кроме того - очередной неофит. А знакомиться явно интереснее домашних заданий (чем в последнее время только и приходиллсь заниматься). - Привет, - сказала и, пройдя к уже полюбившемуся креслу, уселась. Беседу прерывать не хотелось, а вот послушать - наоборот.

Эдвард Хенсли: Задумался над вопросом -Ну раз традиция такая, то так уж и быть, - глотнул напиток, который оказался на редкость вкусным, - И так, Дои огня... всегда считал это местом, где собираются самые смелые, благородные и сильные волшебники, Дом с самой сильной атмосферой тепла и уюта. В принципе все, это все, что я слышал от отца. Улыбнулся студенткам, - ну что, ваша очередь!

Лола Уильямз: Взглянула на вошедшую девочку и тоже в красной мантии. Где вы все были? Почему я вас ещё не знаю? Улыбнулась. - Привет. Хочешь глинтвейна? Предложила, махнув на котел. - Сегодня я добрый хозяин таверны, который разливает и рассказывает байки. Взглянула на неофита, опустила уголки губ вниз и пожала плечами. - Возможно. Но таких везде хватает. А тепла и уюта больше на Хаффлпаффе, чем у нас. У нас атмосфера более домашняя. Здесь то место, где ты можешь расслабиться и забыть обо всяких манерах и прочих снобистских приличиях. Почесала нос и глотнула из своего стакана. - Что такое быть гриффиндорцем... , - начала повествовательным тоном, каким рассказывают ведущие спектаклей. - Это не объяснить словами. Гриффиндор - вот здесь. Похлопала по нашивке, которая так удачно находилась в области сердца. - Все, что нужно гриффиндорцу вот здесь, - снова похлопала себя по груди. - Мы привыкли следовать своему сердцу. Оно для нас, словно маяк для моряков, который указывает нам верный путь. И гриффиндорец будет следовать ему, потому что так для него... Мммм, правильно. Развела руками. - Так же гриффиндорцы отличаются упорством в достижении своей цели. Нам не важна высота или ширина преград, которые нам предстоит преодолеть, перед тем, как достигнуть цели. Если сердце к ней тянется, то все преграды будут нам по силам. Пусть это будет трудно, тяжело и кажется невозможным. Ну и что? Нет ничего невозможного! Нужно только верить. А если ты веришь в себя, в свои действия и в правильность своих решений, то все тебе по-плечу. Улыбнулась шире. - Ведь внутри каждого гриффиндорца светит Огонь. У кого-то этот Огонь больше, у кого-то меньше. Это не так важно. Когда мы едины, мы составляем пламя, которое озаряет своим сиянием всех вокруг. Допила свой почти пустой стакан и поставила на стол. - Наш Хранитель - Огненный Львёнок. У нас есть декан и куратор. А наша магия - дематериализация. Эту магию можно использовать во благо, а можно и в шалости. Особенно она хороша для шалостей, а фантазия гриффиндорца очень богата на подобного рода действа. Так что если вдруг нарвешься не на того гриффиндорца, то он вполне может дематериализовать твои штаны. А если ещё и кого-то из его друзей обидел, то только беги, пока дают фору. Хотя, особо долгой форы у тебя не будет, так что лучше заранее не нарываться. Прозвучало как угроза, поэтому решила смягчить все сказанное мягкой улыбкой. Невинно хлопнула ресницами. - Будут вопросы? Готова ответить.

Рене де Ламе-Флери: Уже хотела было что-то сказать, как в комнату вошел мальчик в феолетовой форме. 《И взаправду, от куда они берутся эти неофиты...》- подумала, чкривив лицо в наклееной улыбке. - Привет - привет. - кивнула мальчику и вошедшей после него студентке. 《Я пожалуй тут посижу да вновь послушаю...》- промелькнуло в голове. Медленно уползла за крело... А нет! Стоп! Пить охота! И ут вспомнился вопрос сокурсницы. - Да конечно. Не откажусь. - улыбнулась и уселась на тепый ковер. Повернулась к неофиту и оглядев его всего с ног и отведя взгляд куда-то в сторону, еле слышным шепотом произнесла: - И неадекватные. Хи-хи После внимательно выслушала рассказ студентки, то и дело вспоминая свой обзор. - А я вот помню как нам показывали эту магию. - Сказала, с улыбкой посмотрев на сидевшую неподалеку студентку-второкурсницу.

Эндриана Эбигейл: Помотала головой на предложение первокурсницы. Не всем ведь любить глинтвейн. Выслушала неофита. - Твой отец учился на Гриффиндоре? - уточнила. Далее не стала мешать рассказу первокурсницы. Даже заинтересовалась, что удивительно для первого то курса - самой было неплохо бы научиться рассказывать про факультет. Но решила, все же, добавить что-то и от себя: - И конечно все студенты не могут подходить под определенные рамки, как и гриффиндорцы. Хотя, соглашусь, у нас здесь все смелые, благородные, самоотверженные, некоторые даже чересчур. Но также мы все и разные - нас объединяет не черты характера, а.. нечто большее. Прикусила губу. Ага, объединяет. Только вот в последнее время даже познакомиться нормально не удалось практически ни с кем - не то, что объединиться. А вот на последнюю фразу второй гриффиндорки густо покраснела - вспомнила, откуда ее знает. Фыркнула. - Я не специально.

Александр Вольф: Зашел в гостиную Дома Огня, отмечая, что и здесь немало народу, что-то оживленно обсуждающего народу. Обратил на себя внимание неслабым голосом, прорываясь через шум: - Доброго времени. Я неофит и мне нужна помощь в знакомстве с факультетом, - когда к нему повернулись, добавил уже гораздо мягче, подкрепляя впечатление приветливой улыбкой, - меня зовут Александр.

Лола Уильямз: Взглянула на вошедшего, отвлекаясь от остальных. Улыбнулась и плеснула в ещё один чистый стакан глинтвейна. - Привет, проходи, присаживайся, чувствуй себя как дома. Здесь не надо тратиться на официальности. Расслабься. Меня зовут Лола. Протянула неофиту стакан, поясняя: - Это наша жидкая традиция. Глинтвейн. Безалкогольный. Попробуй! Если понравится, то всегда можешь найти его у нас в башне Гриффиндора. Плеснула себе новые полстакана, наконец садясь на кресло. Выдохнула. Стоять тяжелее. - А я продолжу свою роль старого держателя таверны! Улыбнулась.

Александр Вольф: Нахмурился вдруг, когда накатило ощущение сливающейся петли и записалась новая информация на подкорку. Поморгал часто, приходя в себя, а затем уже приветливо улыбнулся Лоле в ответ, сразу отмечая контраст со строгой и сдержанной Дженни. Подошел к девочке и взял из ее рук стакан, тут же отхлебнув приличный глоток - знал он, что такое глинтвейн и любил этот напиток, конечно же, безалкогольный. - Благодарю, меня уговаривать не нужно, - с улыбкой отсалютовал стаканом гриффиндорке и уселся в кресло напротив. Наконец полноценно оглядел гостиную: - У вас уютно. А затем перешел к делу, вопросительно посмотрев на Лолу и улыбаясь практически одними глазами: - Мне начать рассказывать, что я о вас думаю?

Лола Уильямз: Кивнула, подмечая будто какую-то обжитость мальчика здесь. Будто он тут не первый раз. Тем не менее улыбнулась, даже если так, то ребенок будет разговорчивее. - Да, верно. Что для тебя Дом Огня? Каким ты его видишь, что, по твоему мнению, он из себя представляет? Отпила глоток, приготавливаясь услышать что-то существенное.

Александр Вольф: Сделал еще глоток приятного напитка и начал излагать свои мысли: - Первое, что приходит в голову при упоминании Гриффиндора - это, как ни банально, Огонь. Яркий, обжигающий, сжирающий своей неумолимой силой все возможные преграды на своем пути и в тоже время, теплый, ласковый и согревающий, дающий ощущение уюта. Такие и студенты Дома Огня - не пасующие перед препятствиями, когда хотят достичь цели, не отступающие перед лицом опасности, но и способные обласкать и защитить теплом своего большого сердца. И как раз голос последнего для них всегда особо важен, он как маяк ведет их по жизни.

Лола Уильямз: Даже удивилась, когда услышала от неофита особо точное описание Гриффиндора. С каждым словом мальчика брови ползли вверх, а глаза все расширялись. Впрочем, удивление было и приятным. Правда сложно было понять: со стороны лени или со стороны признательности? Тем не менее кивнула мальчику на его слова. - Ты прав, как никто другой! Гм... - замялась, не зная что и добавить. - Однако, надо помнить, что Гриффиндор прежде всего вот здесь. Похлопала себя по груди в области сердца. - Гриффиндорцем можно родиться, а можно им стать, научившись доверять себе и своему сердцу. Да, действительно, как ты сказал, он наш маяк по жизни. Появилось ощущение дежавю. Кажется, она что-то такое уже кому-то говорила. - Помимо всего прочего, наш декан Стефани... - снова замялась, не припоминая фамилии или просто запуталась в их обилии, улыбнулась. - Просто Стефани. Куратор - Хель Теон, а наш Хранитель - Огненный львенок. Думаю, что ты с ним ещё встретишься. А наша факультетская магия - дематериализация. Мы можем уничтожать неодушевленные предметы, не оставляя от него даже кусочка. Вот так. Развела руками, отпивая глинтвейн. Конечно, это было вкусно, но пить его уже надоело, как ни крути. Посмотрела на жидкость в стакане, призывая магию Дома. Секунда и глинтвейн в стакане исчез без остатка.

Александр Вольф: Озадаченно потер шею - слишком уж коротким оказался рассказ Лолы, неужели он и впрямь так верно описал Гриффиндор, что называется, попал в самую точку. Хмыкнул на изречение о сердце, улыбнулся: - Мне кажется, что вот здесь, - похлопал себя по груди, повторяя жест девочки, - должен быть любой Твой Дом, иначе - это ошибка. Уже не с таким удивлением, как ранее, пронаблюдал за проявлением Магии Дома Огня, хотя безусловно, она была не менее эффектной. Решил более не задерживать ни себя, ни Лолу и отправиться наконец в Лабиринт. Встал с кресла: - Спасибо за гостеприимный прием и отдельно за глинтвейн. Не знаю, куда меня занесет Лабиринт, но надеюсь, что в любом случае смогу заходить к вам в гости. До свидания. Улыбнулся и пошел к выходу.

Рене де Ламе-Флери: - Пока! - крикнула на последок неофиту, выглядывая из-за дивана. Как только неофит вышел и гостиной, вылезла из укрытия и плюхнувшись на диван, спросила: - Лола, тебе никогда не говорили, что ты чудесно рассказываешь? отвела взгляд, рассматривая комнату. - Интересно, а тут печеньки то есть?Надо же глинтвейн чем-то запивать. Не дожидаясь ответа, подошла к месту, где студенты разливали напиток. - Лола, будешь еще пить? - спросила, наливая себе в стакан теплую жидкость. После, кинула петлю на ярмарку.

Лира Сирин: Зашла в гостиную, всё ещё продолжая думать о странном запахе. Но внутри ничего такого, что могло бы гореть, не обнаружилось. Заметив ребят в факультетских мантиях, приветливо помахала им ладонью: - Здравствуйте! Я пришла знакомиться! Только-только недавно приехала в школу. Улыбнулась немного смущенно и добавила: - Меня зовут Лира. А... что у вас такой за странный запах на входе? Башня ведь не горит? - спросила с некоторой тревогой в голосе.

Рене де Ламе-Флери: - Здравствуй! - криснула девочке с дружелюной улыбкой. 《Еще наофиты? Хе-хе не повезло мне...рассказчик из меня никакой...》 - подумала, нервно дернув губой. Искренне удивилась, услышав про горелый запах. - Какой запах? - наклонила голову, смотря за вошедшую неофитку. Отошла от стола и миновав девочку подошла к выходу. На лету бросила: - Ты пока присаживайся. - указала на одно из алых кресел. Постов пару секунд у входа. Выяснив, что никакого запаха нет вернулась в гостиную. - Тебе наверное показалось. - спокойно улыбнулась, глядя на нефитку. - Говоришь знакомиться пришла? - Если ты пришла знакомиться с нашим Домом, то ответь для начала на один вопрос. Что для тебя Гриффиндор? С умным видом облокотилась на спинку кресла. - Ах да! - Вскочила с своего места и подбежала к стойке с глинтвейном. Налила два стакана. Один подала неофитке, а другой поставила на столик рядом с собой. Заметив, что девочка не особо поняла что это такое, сказала. - Не боись. Пей. Это глинтвейн - наша гриффиндорская традиция.

Лира Сирин: - Спасибо! Села в кресло, сжав в руке стакан с напитком таким же красным, как и сами стены вокруг. - Запах был какой-то... Но, может, и правда показалось. Всё больше смущаясь, пожала плечами. И добавила: - Я не очень хорошо разбираюсь в факультетах. Если честно, я совсем недавно о них узнала, как и Хогвартсе вообще... Помолчала немного. - Но тут много красного цвета, а он ассоциируется у меня с чем-то м-м-м ярким, немного буйным и, может быть, капельку опасным. Непредсказуемым точнее, вот.

Рене де Ламе-Флери: Вздохнула: - Ты тоже магглорожденная? Хе-хе, понимаю, при первой встрече я тоже слегка растерялась. Засмеявшись улыбнулась, посторавшись сделать хотябы немного адекватное лицо. - Да, красного цвета у нас тут много, как и огня в общем. - оглянулась вокруг, вспоминая "поблище" в мансарде. - Гриффиндор - огонь, львы, приключения. - Слегка хихикнула - Если в теории, наш Факультет - Дом Огня. Следовательно соплежуи врядли тут появятся. Красную мантию одевают те, у кого есть эелание чего-то достичь не смотря на какие -либо препятствия. Гриффиндор по-моему, самый адекватный Факультет, относительно всех остальных Домов. - в голове сразу возник образ своего ознакомительного экскурса по Факультетам. - Талисман Гриффминдора - лев, цвета - красный и золотой.  Отпив немного теплого напитка, продолжила:  - У нашего дома множетсов особенностей - нашему Дому глубоко все равно кто ты, магглорожденный или чистокровка.  Тут почти всегда есть странности... но не такие странности, тут часто кто-то или что-то бушует. - повела губой. 《Таак, что еще сказать? Вспоминай, Рене, вспоминай... Что там тебе рассказывали.. Ах да!》. - Еще ты можешь зайти в любо день и позаимствовать у нас глинтвена. - улыбнулась и закрыв один глаз, подняла вверх стакан с теплым напитком. - Наверное у тебя есть вопросы, поэтому задавай! На любой отвечу! - гордо улыбнулась и скрестила руки. Потом вопросительно накклонила голову, ожидая вопросов неофитки.

Лира Сирин: - Да, мои родители не волшебники. Они животных изучают... ой, ну, то есть, совсем обычные, никакого волшебства. Внимательно выслушала рассказ. - То есть получается, что единственное необходимое качество - это целеустремленность? И всё? А что значит - самый адекватный? На других что, хуже? - широко распахнула глаза.

Рене де Ламе-Флери: 《Н-нда...что за бред я человеку рассказываю... прохой из меня рассказчик..мыслли есть а сформулировать никак.》 Вздохнула: - Нет. Целеустремленность должна быть у каждого студента. Только вот на каждом Факультете у студентов разные способы достижения цели. Гриффиндорцы предпочитают быстый путь с кучей преград. Для выбора такого путь в качественном арсенале студента должна быть непоколебимая храбрость. Так же, среди гриффиндорцев ты врядли найдешь подлизу. Все что воспитаники Дома Огня добились, они добились своим трудом без всяких хитростей. Но есть одно но, нас трудолибивыми назвать врядли можно. Отпила чуток глинтвейна, и вновь подняла глаза на неофитку: - По поводу адекватности. Это каждому свое. Лично мне Гриффиндо кажеться наиболее адекватным и наиболее нормальным. По факту все Дома нормальные. Просто мне не особо понравились некоторые моменты на других Факультетах. Для тебя они могут показаться самыми обычными. Вздохнула: - Ты не особо цепляйся за эти слова. Все Дома хорошие, просто, для каждого подойдет всего один Факультет. И именно он будет считаться самым адекватным ибо на нем будут учиться люди с почти одинаковым набором качеств. Улыбнулась: -Еще вопросы есть? - зажмурившись наклонила голову - Кстати, у каждого Дома есть магия. У нашего - Дематериализация. Но думаю, мне не стоит ее показывать, думаю дождемся кого-нибудь.

Лира Сирин: Хорошенько так задумалась над словами и определением качеств студента Дома. - А как самый быстрый путь может быть одновременно тот, на котором больше всего препятствий? Разве не наоборот: быстрее, значит ровнее? Помотала головой, раздумывая. - ... а чем длиннее и сложнее, тем больше преград? Или мне так кажется просто... Согласно закивала, соглашаясь со словами, что для каждого его факультет - самый правильный и верный. - Надеюсь, я тоже скоро пойму и узнаю, где мне было бы... адекватнее всего. Весело улыбнулась. - Оооо, я бы хотела увидеть магию дома в силе! Это значит, что ты можешь заставить любой предмет исчезнуть? Совсем-совсем?

Стефани Картер: Хмыкнула в дверях гостиной, услышав вопрос девочки. Перегнулась через кресло, чтобы взглянуть на нашивку. - Лира, да? Привет. Меня Стефани зовут. Ты когда-нибудь была в лесу? В таком, где сплошные деревья, кустарники, подъемы и спуски, поваленные стволы или непроходимый бурелом? Представь, что твоя цель лежит в этом лесу. Можно идти к ней по тропинке, петляя и обходя все препятствия. А можно взять пилу, топор и сапоги повыше - и пройти напрямую. Да, это будет сложнее. Но, во-первых, интереснее, а во-вторых, часто, быстрее. Просто потому, что наше движение тормозит страх. Тормозят вопросы: а у меня получится? А я смогу? А это вообще возможно? А как на меня посмотрят окружающие? Гриффиндорца такие вопросы не волнуют. Он знает, что сможет. Ну а мнение окружающих.. Улыбнулась весело. - Когда бушующее пламя волновало то, что о нем думают? И мягко поправила. - Не любой. Только немагический. Дематериализовать живое существо или волшебную палочку мы не можем. А хоть целый дом - вполне. Вот от чего ты сама хотела бы избавиться? У тебя есть вещи, которые давно пора выбросить, но что-то мешает?

Лира Сирин: Вздрогнула, услышав еще один голос. И только тут заметила там взрослую-взрослую девушку. - Ой!.. З-здрасте! Очень рада познакомиться! Выслушала про лес. - С лесом понятнее, это да. Хотя можно вот завязнуть в болоте и тогда ничего это не быстрее будет. Но если с болотом повезет, тогда конечно... Убрала упавшие на глаза волосы. - Дом? Це-елый? А если там кто-то есть - тогда уже нет, да? Раз живых существ нельзя. Задумалась. - Даже не знаю. Ой, вот! Это не совсем то, но... Полезла в сумку и достала пустую бутылку от сладкой воды, купленную в еще обычном магазине, в Лондоне. - Я её забыла выбросить.

Стефани Картер: Пожала плечами, устраиваясь на диване. - А зачем увязать в болоте, если через болото можно перебраться? Вопрос только в том, что у нас есть и что мы умеем. Ты из семьи волшебников или магглов, Лира? Над вопросом задумалась. Почесала макушку и честно признала. - Не знаю. Я не проводила таких опытов. Но гриффиндорцы однажды дематериализовали собственную башню. В ней никого не было. Так что шалость удалась. Покрутила бутылку в руках, улыбаясь. - Мусор? Отличный пример. Знаешь, гриффиндорцев с моего второго курса перестали отправлять на отработки, где нужно что-то помыть, почистить котлы или разгрести мусор. Потому что отбирай палочку или не отбирай - котлы легко отмываются дематериализацией. И щелкнула пальцами, привычно попросив у Дома фейерверк.

Дом Гриффиндор: Бутылка вспыхнула и начала гореть, потрескивая, разбрасывая по сторонам искры всех оттенков красного и рыжего, но не издавая никакого неприятного запаха. Сначала совсем исчезла нижняя часть, потом этикетка, а потом и горлышко, дольше всего "провисевшее" в воздухе. И все. Не осталось ни пепла, ни гари.

Лира Сирин: - Болото так-то не причем, но тут есть элемент невезения и непредвиденного. И в итоге может оказаться, что лезть напролом через чащу - не самая лучшая идея, хоть и выглядевшая соблазнительно короче. Ну... Я бы вот так подумала, будь у меня выбор. А кто-то по-другому. Все ведь разные. Улыбнулась немного извиняющейся улыбкой. - Мои родители не волшебники, да, магглы. Не удержалась и широко-широко раскрыла глаза и рот, наблюдая, как стихия огня буквально поглотила бутылку, не оставив при этом и следа. Выдохнула и только и смогла произнести: - Ого...

Стефани Картер: Кивнула, не споря. - Разумеется. Но этот элемент есть на любом пути. Посреди ровной дороги может быть обвал или свора собак. На середине спокойного озера могут подняться волны, а в спокойном небе - начаться шторм. Такая штука жизнь, Лира. Вопрос в одном: пугаться нам этого невезения, отступать или считать его вызовом и возможностью проверить себя? Гриффиндор, обычно, выбирает вызов. С улыбкой отследила реакцию ребенка - дематариализация всегда поражала неофитов. Призналась страшным шепотом. - На самом деле. вот эти эффекты - это для красоты. Мы можем попросить Дом уничтожить вещь настолько незаметно, что никто даже не обратит внимания. Как думаешь, для чего эта способность может быть полезна?

Лира Сирин: - Ну... Убрать что-то ненужное. Или нужное кому-то, но не тому, кто убирает. Можно же это использовать как оружие, да? Хоть и только простые предметы убирать. Вот если бы они исчезали бы не по-настоящему, а только казалось бы, что исчезли, тогда я бы сказала, что это для маскировки там можно использовать или чего-нибудь в этом роде. А если полностью и с концами... Пожевала кончик волос, что свидетельствовало о крайней степени раздумий. - В любом случае, по поводу уборки можно больше не волноваться.

Стефани Картер: Фыркнула беззлобно. - Вот. Все так думают, Лира. Убрать что-то ненужное. На самом деле смысл ровно в другом, ты права: убрать что-то нужное. Только не нам нужное. Конечно, если бы мы разговаривали до войны, я бы привела тебе пример того же обвала, где гриффиндорец может убрать камни дематериализацией и освободить проход, спасти зайчика из капкана и все такое, но.. Печально улыбнулась. - Дематериализация - это действительно оружие. Тебя связали или сковали наручниками? Ты легко от них избавишься. Вокруг тебя материализовали клетку? И это - не проблема. Ты можешь дематериализовать дверь, если нужно сбежать, или стекло в окне. Ты можешь деморализовать противника, дематериализовав кусок пола под его ногами или обувь - а бегать по тому же лесу босиком ох как неудобно. Обычно студенты учатся владеть магией Дома на практикумах, так что, если попадешь к нам - мы еще поговорим об этом подробнее. А пока я готова ответить на твои вопросы, если они есть. Я тут вроде как.. Смущенно развела руками. - Декан.

Лира Сирин: - Ого... Действительно хорошая способность у вас тут. Звучит очень... полезно. И практично, на самом деле. Особенно... в условиях войны, да. Помолчала немного, снова подумав о своем происхождении и о своей семье. Еле заметно вздохнула. - Так у меня вопросов больше нет, кажется. Вы так подробно мне всё рассказали... Спасибо!

Лира Сирин: Подумала, что пора бы уменьшать количество временных петель. Допила ярко-рубиновый глинтвейн и поставила стакан на столик. - Спасибо ещё раз за знакомство и все объяснения! Обвела взглядом ещё раз красную гостиную и, первый раз в жизни, надеясь, что всё получится, перенаправила петлю обратно на Хаффлпафф.

Хелен Форанэн: Кои-то веки совершила благородный поступок и добралась до башни Гриффиндора. Проследив, чтобы новенький не отставал, прошмыгнула в гостиную и с радостью объявила: - Встречайте гостей с подарками. Если с кем еще не знакома, знакомлюсь - я Хел. Улыбнулась. - А еще я новенького для знакомства привела. Решили начать с вашего факультета.

Бутя: На плече путешествовать оказалось - одно удовольствие. Высоко, далеко, никто не снует, щупальца отдавить не пытается, едешь потихоньку. Умиротворенно вздохнул, ощущая себя настоящим Боевым Осьминогом на настоящем Боевом Задании. Пару раз оглянулся назад, проверить, не намеревается ли этот двуногий шкодник напасть из засады. Удостоверившись в безопасности Хльиен, растекся по плечу и стал медленно переливаться цветами от белого до сиреневого в фиолетовую крапинку, раздумывая о тщетности бытия двуногих: "Вот, как им таким калешным живется? По стене не полазишь, в каральку не свернешься, одно расстройство, а не жизнь". Решив, что мелкому двуногому и так от жизни досталось, отбросил идею загрызть его ночью в постели: все равно за раз столько не съешь, и Хозяина не угостить, попробуй дотащи в Подземелья столько еды, правда, может Хльиен угостится?

Александр Кузнецов: И вот взорам мальчика открылась гостиная Гриффиндора, раскрашенная в цвета своего факультета. Огонь в старинном камине весло потрескивал, некоторые ученики расселись вокруг него в уютные кресла. Кто играл в настольные игры, кто просто общался. Некоторые повернули головы на прибывших. Похоже, новую знакомую Алекса тут многие знали. Молчание затягивалось, и вот болгарин проговорил тихо, он очень волновался, но это было заметно только острому взгляду: - Я Алекс. Мне бы хотелось побольше узнать интересного и полезного об этом факультете. И снова стих, надеясь, что одной фразой всё не испортил. Но тут от волнения отвлекло его воспоминание о словах Хелен: - «Подкармливаем!» - а в курточке, перекинутой через левую руку, были орешки. Может осменожек соблазнится на них?! Но пока было бы не очень правильно предлагать, пока на него все воззрились студенты. Что ему сейчас расскажут? Примут ли его здесь, если попадёт сюда? Эти и другие вопросы вновь наполнили сознание Кузнецова, поправившего волосы назад, освобождая лоб. Хотя где-то на подкорке сознания отсело, что он виноват перед маленьким существом, что гордо сейчас сидит на плече шестикурсницы.

Эмили Лонгман: Вытряхнулась откуда-то из-за дивана. - Подарки? Кто сказал подарки? Растянулась в улыбке, тыкая пальцем в мелкого. - Ты подарок? Обошла вокруг мальчика, разглядывая его со всех сторон. - А что ты умеешь? Рассказывать свои мысли по поводу факультета умеешь? Развела руками, забираясь в кресло. - Традиции и все такое. А я тебе буду интересно и полезно отвечать, что неправильного ты насочинял. Уставилась на фиолетовую кляксу на плече Хелен и, стараясь не напугать ее, предупредила. - Хел, у тебя какая-то.. гадость на плече. Она шевелится.

Хелен Форанэн: Усмехнулась и произнесла: - А с чего ты решила, что мальчик к подаркам относится? А, Эми? Может я себя и пакетик фруктиков, который с собой притащила, имела в виду. Как только Эми заметила Бутю, поспешила заверить: - Это абсолютно не страшный шпион Слизерина Бутя. Если его накормить, руку по локоть откусывать не станет. Есть чего-нибудь для моего фиолетового друга? Или какого он там сейчас цвета.

Александр Кузнецов: К ним вышла девушка с рыжими волосами и голубыми глазами. Ожидание и реальность на этот раз координально разошлись! Отношение к другим магическим существом прекрасно отражает внутренний мир человека. Этому научила мальчика ещё бабушка. Вот так его встретил факультет, на который он хотел попасть. Неожидал. Прищурившись, Алекс вытащил орешки из кармана кутртки и поднёс их к мордочке осменожка и тихо, так, чтобы слышал только он, прошептал: - Не обращай внимания на таких людей, они не заслуживают и кончика твоего щупальца. Посмотрев пристально на гриффиндорку, Кузнецов продолжил: - Мои знания пока скудны. - А про себя добавил: - "В отличае от духовного мира." - И заговорил вновь, как-будто ничего не случилось: - Может мне всё-таки сначала чему-то научится, прежде рассказывать и показывать?!

Эмили Лонгман: Пожала плечами. - Я спросила. Но.. ты - так ты! Фрукты так фрукты. У меня к ним только глинтвейн, традиционно. Еды нет. Попыталась оправдаться. - Кризис. Кивнула в сторону котелка в камине. - Будете? Заинтересованно подалась вперед. - О.. так оно живое? А похоже на кляксу, да. Слишком заметен для шпиона. Непрофессионал? А он.. кто? Впрочем отстала от непонятного существа, когда неофит заслонил того плечом. Поинтересовалась, откидываясь обратно на спинку кресла. - Совсем? Ноль? Вообще? Растерянно глянула на Хел - так вообще бывает? - Даже совсем никаких-никаких знаний? Ни про Дом, ни про.. не знаю, аналогию с цветом? Со львом? Слухи-сплетни? Предположила осторожно, чувствуя себя не уютно от таких вопросов, но знать-то надо, с чем к ним в этот раз пришли. - Ты из немагической семьи, да?

Бутя: Сидел, никого не трогал, с интересом рассматривал новую большую пещеру вокруг, где никогда раньше не был, такую яркую. Незаметно попробовал на краешке щупальца воспроизвести похожий цвет, как вдруг, все зашумело, закрутило и незнакомая двуногая обозвала нехорошим словом. Испуганно сменив цвет на темно-синий, хотел спрятаться у Хльиен в сумке, вдруг обидят, как услышал шуршание и учуял вкусность. Осторожно глянул на знакомого двуногого, который протягивал орешки и говорил хорошие слова. Прислушался и успокоился, поняв, что гонять не будут, ведь, есть кому заступиться, Хльиен точно в обиду не даст, и Асканрр, - попытался пробуркать запомненное имя, - Тоже хороший, не обзывает злыми словами и вкуснятину дает. Аккуратно, стараясь не свалиться с плеча, протянул два щупальца и взял несколько орешков, пробулькав что-то похожее на: "Благодарю", - как говорит Хозяин, когда Хльиен ему дает такие большие, сладко пахнущие штуки.

Хелен Форанэн: Улыбнулась гриффиндорке и проговорила: - Я пришла как раз за вашим глинтвейном. Последний раз его пила курсе на третьем. Что-то давно я у вас не была. Присела на свободное место. - А питомец - это какое-то магическое существо. Вроде слышала, что его Герарт на Рейвенкло получил. А там всякое случается.

Александр Кузнецов: - Прости, больше ничего нет. - Алекс погладил Бутю и прошёлся к огню, прислонившись к камину и бросив пакетик к задней стенке, прям на горящие угли: - "Асканрр?! Хм. Хорошо" - А если бы я был маглом, то что бы ты рассказывала? Про животных на эмблеме одной из трёх магических школ мира или о цветах? Или о Министерстве Магии, а как же, ещё о популяции драконов в Англии? Я бы с одовольствием прослушал, но мне то ещё хотелось побывать и в других гостиных. Так что можешь рассказать про принципиальное отличия Львиного дома от других? - Паренёк прошёлся рукой по волосам своим: - "Что я так груб с ней? Почему?! Так не правильно! И почему так хочется взять это цветастое создание на ручки? Ладно." Скорее всего Кузнецов просто долго не может находиться без друга детства, которому стольким обязан. Хотя и не понимает этого, вот и грубит девочке, если это и можно назвать так. - "А Бутя испугался! Он на самом деле беззащитная кроха. Милая кроха. Которой нужна ласка и забота."

Стефани Картер: Вот так: только отвлечешься на письмо, а тут уже толпа народу и рыбный ресторан с демонстрацией будущего ужина. Подмигнула Эмили и спокойно сообщила странному новичку. - Принципиальное отличие Львиного Дома от других домов в том, что Львиного Дома не существует. Львы, хоть и цари зверей, нор себе не роют и гнезда не вьют. Краткий курс зоологии на этом закончен. Будут другие вопросы - приходи после посещения других гостиных. Задерживать вежливых и общительных гостей не в наших правилах.

Эмили Лонгман: Кивнула Хел, выбираясь к камину. - Да что тут у нас делать - тишина, пустота, пыль вон скапливается.. Хмыкнулв - ну да, башня вот-вот развалится из-за нападения лиан, а так все хорошо, все спокойно. По очереди взяла с полки три разномастных кружки и наполнила горячим напитком. - А этот.. магический - он глинтвейнопьющий? И выставила все три кружки на столик. - Разбирайте. Сама же вернулась в кресло, не удержавшись вздернув возмущенно бровь от такого.. напора. - Если бы, то я бы не стала так удивляться, что ты ничего не знаешь о факультете. Поняла, что чем дальше, тем чудесатее. Спросила рассеянно, выбитая из колеи таким заявлением. - Одна из трех? А.. почему трех? Их же десятки. Ну.. один-то точно наберется. И тут поджала губы после остальных.. предъяв. Сухо поитересовалась, обращаясь к Хел. - Ты не рассказывала ему еще о петлях? И не смогла не скрыть улыбки, когда их заметила Стеф. Качнула головой неопределенно - то ли подтверждая ее слова, то ли свои мысли - про драконов ему рассказывай, конечно.

Хелен Форанэн: - Да ну, последний раз, когда я у вас была, тишины и пустоты не было. Вот вообще. Наверняка опять скоро что-нибудь произойдет интересное. Попутно кивнула Стеф в знак приветствия. Затем вернулась к разговору с Эми. - А Бутя...хм, не знаю. Давай попробуем, а вдруг он глинтвейн полюбит. Тогда, правда, мы не вытащим фиолетового друга из вашей гостиной. Насчет новенького только покачала головой: - Нет, я ему ничего еще не говорила. Скажешь сама?

Александр Кузнецов: Обстановка была не из приятных. Это было нужно ему. Узнать всё о факультете. А он повёл разговор как критин. Решив всё исправить не извиняюсь, обратился к белокурой барышне: - Ты поняла, что я имел ввиду. Может расскажет всё-таки про Гриффиндор? - И как истинный джентельмен, напомнил кубки и раздал их дамам: - Бутя, тебе налить? И вернулся на своё место. - Я кое-что представляю о петлях. Неофит может разделять себя на части и быть в нескольких в местах сразу. Но это опасно, ослабляет. А на счёт школ, я говорю о трёх, как о самых титулованных и известных во всём мире. Не обращайте внимание на странности моей манеры общения. Я болгарин. Расскажите, пожалуйста, всё, то может быть мне полезным. Что вам рассказывали, когда были на моём месте? Чего лучше избегать? И так далее.

Стефани Картер: Прищурилась, поправляя. - Вы. Меня зовут Стефани Снейп, и я - декан факультета. Кажется, это был второй раз за последние пару лет, когда она представлялась неофиту актуальным именем. Кажется, это был второй неофит за те же самые последние несколько лет, которому хотелось представиться именно так. Хмыкнула, вспоминая себя на месте неофита. Что им тогда рассказывали? О нет, это лучше не повторять. А то, что она сама рассказывала маленькой Эмили, она повторять просто не хочет. Бросила взгляд на старосту факультета, которая пока сама не знала о своей должности, и сообщила. - Особенностью Гриффиндора является способность к дематериализации. Например, если гриффиндорец кого-то убьет, он может дематериализовать труп и скрыть преступление. Поэтому не каждый неофит после посещения красной башни может разделить себя на части и уйти куда-то еще. Эми, о чем еще необходимо знать нашим гостям?

Эмили Лонгман: Открыла было рот, чтобы просветить мальчика в тонкости себяразмножения, но... но. Пожала лишь плечами на просьбу Хел, кивая на неофита. И тут фыркнула очень уж громко во время представления Стеф. Закашлялась, пытаясь хоть так скрыть усмешку - когда это она стала использовать фамилию Снейп? Когда к ним начали приходить странные дети? С готовностью покивала, подтверждая слова.. декана. - О львенке, скрывающемся в полумраке, и пугающем мелких? Поправилась. - То есть о пути, выбираемом сердцем, а не с помощью строгих расчетов, конечно. И о том, что этот путь всегда наиболее короткий, но не легкий.

Хелен Форанэн: Дала девочкам спокойно разбираться со странным неофитом, которому, кажется, Гриффиндор не очень понравился. А ей вот Грифф всегда нравился. Весело и непринужденно тут. И всякие неожиданности иногда случаются. Да и просто глинтвейн вкусный. Отпила немного, наслаждаясь вкусом. И наблюдая за разговором девочек с неофитом.

Бутя: Заслышав про что-то съедобное, но пока незнакомое, спрыгнул Хелен на колени и присмотрелся. Пахло странно и, вроде бы, вкусно. В задумчивости пошевелив щупальцами, после чего махнул, мол: "А, давай, наливай! Где наше племя, осьминожье, не пропадало", - и приготовился раскрыть тайну, что это такое двуногие пью из больших аквариумов, после чего скучивают глаза и ежат конечности. Внимательно присмотрелся к аквариумам, беспокоясь, как бы в него не свалиться, и показал напоследок: "По чуть-чуть".

Александр Кузнецов: «Снейп?! Ты шутишь? Судя по реакции её подруги можно было понять, что тут что-то не так. А вот на счёт декана она, скорее всего, честна. Ну да ладно… Дематериализация?! А, разрушение не магического. Мелкий? Это я то мелкий?! Вы обо мне ещё услышите! Сердцем? Вот именно. Шикарно! Гриффиндор и разрушать! Что-то новенькое…» - тут Алекс услышал голосок Бути и улыбнулся: - Серьёзно? Ну, на… Преподнёс ему капельку с половника и проследил за реакцией, а потом проговорил: - Спасибо за гостеприимство! Хелен, не проводишь меня в другие гостиные? …Всем до скорого. – Вернул половник в чан и отошёл к двери. Шестикурсница не могла сделать этого: временные петли и всё такое. Поэтому новым проводником стал осменожек, чему Кузнецов не был супротив. Бутю проведёт его в Слизерин, ведь магистранка не может сделать, точнее, скорее всего, не хочет. Но это и не важно. Вперёд к познаниям новых домов!

Кирстен Эдвардс: Дошла до гостиной Гриффиндора и осторожно приоткрыла дверь. Возле двери она увидела мальчика в форме ПО. Он, похоже, уже закончил свое посещение Дома Львов и собрался уходить. Осторожно вошла в комнату. - Здравствуйте, можно войти? Я новенькая, пришла знакомиться с Гриффиндором.

Хелен Форанэн: Проследила, как Бутя напивался глинтвейном, задаваясь вопросом, а как он собственно на него подействует. Пускай он все-таки будет и безалкогольным. Затем проговорила, выслушав просьбу, Алекса: - Извини, не получится. Петли по всему Хогвартсу. Бутя тебя проводит. Проводила взглядом мальчика и осьминожку, затем заметила знакомую неофитку. Помахала ей рукой в знак приветствия и слилась с окружением, чтобы не мешать девочкам рассказывать о факультете.

Эмили Лонгман: Страдальчески закатила глаза, наблюдая за мальчиком, и прокомментировала ни к кому конкретно не обращаясь, как только он вышел за дверь. - Дожили. Теперь неофитам интереснее общаться с какими-то фиолетовыми тварюшками, а не с представителями факультета. Зачем приходил, что узнал? Предложила Стеф. - Может тоже заведем живую кляксу и пусть с ней все возятся? И переключилась на очередного неофита, приветливо улыбаясь девочке - она же не станет повторять ошибки этого странного паренька? - Заходи-заходи, привет. Можно даже не спрашивать - так заваливаться. Вроде как "вот она я, что у вас тут интересного". Располагайся, где удобнее, и.. ну.. Переглянулась с девочками, но закончила все же стандартно, надеясь, что в этот раз не услышит ничего необычного. - И рассказывай, что про нас знаешь. Про факультет то есть. Про нас можно знать, только то, что мы, - потыкала во всех по очереди, - это Эмили, Стефани и Хелен. Но Хел птица залетная, она не местная. Поинтересовалась между делом. - Ты уже была на каких-нибудь еще факультетах? Пояснила все же. Во избежание. - Просто, если да, то знаешь про традицию, когда новенькие говорят о своем видении Дома, а все остальные слегка корректируют эти представления, направляя их в верное русло.

Кирстен Эдвардс: Приветственно кивнула головой Хелен, с которой уже познакомилась на Хаффлпаффе. Заваливаться? Нет, это все-таки невежливо было бы, по крайней мере сейчас, пока я для всех еще являюсь чужим человеком. Зашла и села в ближайшее кресло. - Приятно познакомиться, меня зовут Кирстен. Да, я уже была на Хаффлпаффе и Слизерине. О Гриффиндоре знаю, что это факультет людей, которые живут не холодным разумом, а сердцем, чувствами. И их принципы тоже идут от сердца, а не от беспристрастного анализа окружающего мира. Когда они горят чувствами, то на многое способны, а вот если "горения" нет, то и мотивации у них нет на действия. Они смелые и не боятся идти напролом, возможные последствия их не останавливают. А еще гриффиндорцы любят приключения и не любят условности и правила.

Эмили Лонгман: Расслабилась, услышав про уже посещенные факультеты. Значит в этот раз все будет проще. Улыбнулась девочке. - На моей памяти ты первый неофит, говорящий так.. правильно про Гриффиндор. Это удивляет и радует одновременно. На самом деле как-то так оно и есть - главное загореться какой-то идеей и идти к ней - да, только прямо, да, только напролом. Зато так быстрее и результативнее, чем что-то высчитывать, находить дорогу поудобнее, сравнивать различные варианты.. Ну подумаешь по дороге пять раз споткнулся, три - завяз в болоте, и раз заблудился. Это же мелочи! Зато научился смотреть под ноги, выбираться по кочкам и искать мох с северной стороны деревьев. Во всем надо видеть плюсы, ага. А, если, как ты говоришь, у гриффиндорца нет "горения", то это тоже не беда - значит именно в данный момент у него перерыв в грандиозных планах, значит он так решил. И нет, пока он сам не решит что-то изменить, придумать себе новое занятие - никто не способен сдвинуть его с места, никакая мотивация со стороны. Потому что гриффиндорца сподвигнуть на что-то может только он сам - что-то посчитал нужным сделать и сделал. Только так. И ни перед кем оправдываться и объясняться он не будет уж точно. Вздохнула - ну да, не будет, конечно.. - А приключения.. ну.. их все, наверно, любят. Только мы их сами себе еще и создаем. Почесала нос, сваливаясь куда-то в воспоминания окончательно. - Ну и раз гриффиндорец это такой паровоз, который только и делает, что вперед прет и на своем пути периодически сносит все преграды, то и магия Дома у нас такая же - разрушающая. Дематериализация то есть. Ну это как у слизеринцев, только наоборот. Кивнула на остывший бокал с глинтвейном на столике и обратилась к Дому, прося уничтожить его со спец эффектами. Понаблюдала за мини фейерверком с довольным выражением лица и предложила. - Налить взамен этого свежего? Глинтвейн. Некоторые вон специально за ним в башню к нам забираются. Кивнула не притихшую Хел.

Кирстен Эдвардс: Была рада, что не ошиблась с пониманием факультета. В этом отчасти помог конфликт внутри собственной семьи. Он заставил задуматься, разобраться в проблеме. А сейчас была возможность узнать о Гриффиндоре еще больше. - Мне хотелось бы узнать - бывают ли ситуации, когда гриффиндорцы все-таки просчитывают свои действия, действуют осторожно? Ведь если это делать, то можно избежать лишних сложностей и получить желаемое без дополнительных усилий. Посмотрела удивленно, как исчез бокал с напитком. - Интересно! А для чего вы чаще всего используете дематериализацию? Посмотрела на Хелен, а потом снова на Эмили. Спросила немного неуверенно. - Глинтвейн? Но ведь это же алкоголь? А детям его нельзя.

Эмили Лонгман: Усмехнулась, выбираясь до котелка и наполняя очередную кружку напитком. - Если в него до сих пор не добавил огневиски, то нет, он все еще не алкогольный. Попробуй. Протянула Кирстен полную кружку и шепнула. - Более крепкая версия варится в мансарде. Для уже распределившихся. Замерла на пару секунд, выжидательно глядя на девочку.. и не удержалась от смешка. - Шучу-шучу. Вернулась на место, пожимая плечами. - Никто не знает, где она варится... Задумчиво провела рукой по подлокотнику. Риторический прямо таки вопрос - думают ли гриффиндорцы. - Угу, бывают, только со стороны это все равно выглядит как внезапный и необдуманный порыв, а в голове гриффиндорца все эти просчитывания пролетают со скоростью света, как само собой разумеющееся. Для того же выбора между длинным и легким путем и коротким, но более сложным, необходимо хоть как-то уметь оценивать риски и возможности. Подвисла на полуслове, понимая, что вот все эти слова - они, конечно, правильные и про Гриффиндор.. но почему ж она сама-то им никогда не следует? Поэтому перескочила на более понятную и простую тему. - Дематериализацию? Ну вот.. показываем неофитам, что умеем, ага. Усмехнулась. - На самом деле очень полезная штука. Убираться помогает. И отработки облегчает. Хотя нас на такие убирательные никто и не посылает уже.. А так можно ж кучу вещей уничтожить. Цепи там разные, веревки.. А знаешь какая удобная штука в бою? Спохватилась, что перед ней совсем еще ребенок и поспешно закруглилась в пол голоса. - Одежду можно дематериализовать на противнике. Штаны например. Жутко неудобно колдовать без штанов...

Хель Теон: Появилась в дверях, слушая конец рассказа Эми и вопросы неофита. Рассмеялась негромко. - А это наш глинтвейн, гриффиндорский. В нем определенно нет ни грамма алкоголя, зато по вкусу... Мечтательно вздохнула, дождалась, пока Эмили угостит и расскажет, после чего прошла внутрь. - Всем привет. И отдельно представилась девочке. - Хель Теон. Так вот, про просчитывать, осторожничать и, будем честны, думать. Вопрос ведь звучит обычно как - а гриффы вообще думать умеют? Уселась в свободное кресло. - Ответ - да. Думать и просчитывать - это инстинкт самосохранения, на мой взгляд. Не думающие и сигающие с головой вниз в колодец очень быстро сами себя убирают из популяции. И в итоге остаются те, кто прежде, чем прыгнуть в колодец, задумаются - а не проще взять ведро, веревку и просто достать оттуда воду? Продолжила. - А еще гриффиндорцы - это целеустремленность. Да, наши пути достижения целей большинству могут показаться невыполнимыми или, как минимум, сложно выполнимыми, но ведь как-то же мы справляемся, верно? Не бывает такой удачи и такого везения, поэтому справляемся мы в том числе и трезвой оценкой ситуации и того, как нужно ее решать. Другой вопрос, что мы не рейвы, которые могут думать практически бесконечно, так и не придя ни к какому практическому выходу. Мы - люди действия. Поэтому получили цель, приняли решение, взялись за его осуществление. Иногда оценка ситуации и прием решения занимают секунды - но это не значит, что мы просто прем напролом. Улыбнулась широко. - Хотя иногда переть напролом - это тоже отличная тактика. А про дополнительные усилия - ну тут вообще двояко. Если можно получить обед, просто придя в Большой Зал, то почему бы и нет? Но если тебе хочется особой вкусняшки, то ты можешь пробраться к хаффам на кухни, найти там домовых эльфов и попросить у них чего-нибудь, что достанется только тебе. Второй путь явно сложнее и требует усилий, верно? Но и конечный итог у этого самого пути - куда приятнее. Вопрос в том, а насколько тебе хочется получить ту самую особенную вкусность?

Кирстен Эдвардс: Взяла кружку горячего глинтвейна из рук Эмили. - Спасибо, теперь поняла. Буду знать, что этот напиток безалкогольный. Перевела взгляд на Хель, а потом снова на Эмили. - Спасибо за ответы на вопросы, теперь более понятно и про дематериализацию, и про анализ. Правда, мне не совсем ясно, где же тогда проходит грань между велением сердца и холодным анализом, но думаю, что со временем я смогу с этим разобраться. Спасибо, и до встречи, напиток очень вкусный. Допив глинтвейн, поставила кружку на стол и вышла из гостиной.

Лола Уильямз: Спустилась с мансарды и встала в проходе. Удивленно осмотрела девочек. - Профаны решили посвятить неофитов в то, как у нас хорошо? Улыбнулась. Взглянула на Эми, поинтересовалась: - Ты куда так внезапно исчезла? Я тебя по всей башне ищу! А тебя нет нигде... И вдруг ты есть здесь. Что ты для этого делаешь? Прищурилась, не на шутку интересуясь куда ж старшая так умеет исчезать, чтобы как бы и не быть, и при этом быть. Уселась в кресло. - У нас тут же дело. Ботаника с элементами детектива в стиле Ненси Дрю. Все же в силе?

Эмили Лонгман: Помахала девочке рукой вслед, радуясь, что с не очень удобной темой помогла Хель. И фыркнула на слова заявившейся Лолы. - Кто тут профан! Вот они, - махнула на Стефани и Хель, - рассказывали про факультет, когда ты еще про Хогвартс ни сном ни духом! Показала язык первокурснице и поспешно выскреблась из такого удобного, уютного, мягкого кресла.. но не жить же в нем! - Пошли по дороге расскажу? А то ты слишком долго меня по башне искала, похоже.. И потянула мелкую за руку из соседнего же кресла. - Куда сидеть? Сама ж говоришь - дело! Заодно просветишь меня, кто такая эта Дрю и почему я про нее не знаю.

Лола Уильямз: Поднялась с кресла, ведомая Эми и послушно последовала за ней. - Вообще Ненси Дрю - это девочка детектив... Вышла из гостиной.

Милена Адамс: Гостиная Дома Огня встретила ее пустотой. Озадаченно поправила на голове злосчастные очки и решила, что будет ходить и рассматривать тут все, пока кто-нибудь не придет. А вдруг в каждой гостиной есть сигнальные чары на неофитов и этот кто-то появится быстро. Вдохновившись этой мыслью, прошла внутрь.

Лола Уильямз: Выползла на звуки шагов по пустым коридоров. Спускаясь по лестнице из спальни, поприветствовала с долей пафосности, словно хозяйка какого-то особняка нежданного гостя: - Привет, добро пожаловать в Дом Огня. Сошла с последней, самой нижней ступеньки. Улыбнулась мягко. - Присаживайся, чувствуй себя как дома. Здесь от тебя не ждут манерностей и этикетностей. Есть места у камина на ковре, либо на удобных диванчиках. Прошла к котлу и плеснула глинтвейна в стакан. Протянула девочке. - Это наша жидкая традиция - глинтвейн. Должно понравится. И если ты попадешь не к нам, то можешь всегда найти его здесь, в башне Гриффиндора. Уселась напротив девочки. - И опять забыла представиться. Лола Уильямз, все еще первый курс. Но это не надолго. Улыбнулась, сложила руки в замок на животе и чуть сползла по спинке кресла. - А теперь я слушаю, что для тебя Гриффиндор.

Эндриана Эбигейл: Проснулась от каких-то звуков. Резко проснулась. Лола, неофитка.. а остальные где? И это та же неофитка? Протерла глаза и вылезла из под недр подушек. Спала, видимо, не долго, но все же сонливость и слабость осталась. Уснуть в кресле - надо ведь умудриться... Неофитка, видимо, оказалась не та. Судя по реакции Лолы. Сонно улыбнулась и помахала девочке. - Я Эндри. Рада познакомиться. Собственно, все остальное уже сказала и сделала первокурсница. Так что осталась в кресле, приходя в себя после сна.

Милена Адамс: Занималась себе спокойно изучением картины, висящей около камина, как вдруг за спиной раздался девичий голос. Развернулась на сто восемьдесят градусов и узрела пред свои ясны очи представительницу Дома Огня. - Привет, спасибо, - ответила студентке дружелюбной улыбкой, еще раз подивившись тому, какие же везде все милые. Разные абсолютно по взглядам, характеру, но одинаковые в одном - в своем внимании и гостеприимстве по отношению к новеньким. Приняла угощение, не на шутку заинтересовавшись - везде чай наливают, а тут такой серьезный напиток, о как. Но скорее всего, он безалкогольный. В качестве благодарности, вынула несколько конфет из кармана и вручила девочке, а затем уже пошла к ковру у камина. Ойкнула и чуть не разлила глинтвейн от неожиданности, когда под самым боком раздался еще один голос. С перепугу молча отдала несколько конфет и другой гриффиндорке и уже усевшись, представилась сама: - Милена Адамс, пока еще неофит, - улыбнулась девочкам и отпив глоток бодрящего напитка, начала рассказывать, как она понимает Дом Огня: - Ну, мне кажется, что Гриффиндор - это вечное движение, вечный адреналин, постоянный поиск приключений, это горячая кровь и борьба с несправедливостью. Это верность друзьям и стремление встать на защиту слабого, это самоотверженность и отвага. Гриффиндорцы благородны и сильны духом, если они должны добиться своей цели, то они сделают это и никакие преграды их не остановят.

Мэтт Найткил: Вошёл в гостиную. Осмотрел почти пустое помещение и заметил группу учеников. Подошёл к ним. -Всем привет! Я Мэтт Найткил, неофит. Сел в ближайшее кресло, достал бумагу и ручку.

Лола Уильямз: Тишина затянулась слишком надолго. Впрочем её так удачно нарушил мальчик. Улыбнулась, приветственно кивая. Подметила, что он уже приготовился записывать. Приподняла беззлобно бровь, сообщая: - Привет, я - Лола. Добро пожаловать в гостиную Гриффиндора. Поднялась с места и плеснула в стакан глинтвейн. Осторожно протянула Мэтту. - Держи. Это глинтвейн, думаю, что тебе понравится. Не буду мучать тебя расспросами о факультете. Чаще всего мнение о Гриффиндоре у всех неофитов складывается удивительно одинаково, правда бывают приятные исключения в виде уникумов-умников. Пусть и не так часто, как хотелось бы. Присела в кресло, облокачиваясь на спинку. Посмотрела на мальчика, поясняя: - Не думаю, что тебе нужно записывать. Если говорить о Гриффиндоре, то слов будет недостаточно, чтобы выразить всю его сущность. И я не хочу сказать, что гриффиндорцами рождаются. Это не так. Гриффиндорцем можно быть с самого начала, а можно стать к концу жизни. Все зависит от того, готов ли ты верить себе и своему сердцу. К слову... Постучала себя по груди в области сердца. - Сердце для любого гриффиндорца - приоритет в принятии каких-либо решений. Ведь Гриффиндор не может быть в голове. Мы не привыкли слушать голос разума, ведь разум может советовать действия, которые идут в разрез с тем, что для тебя правильно. А для нас, гриффиндорцев, правильно лишь то, что подсказывает нам наше же сердце. Оно для нас как маяк, который указывает истинный путь к определенно поставленной цели. Чтобы кто нам не говорил, истинный, уверенный в себе гриффиндорец поступит так, как считает верным для себя. Взглянула в камин. - В каждом гриффиндорце горит Огонь. Этот Огонь направляет нас, а мы в свою очередь направляем его. Гриффиндор учит своих студентов направлять этот Огонь, развивать и давать ему расти. Но все же опять зависит от человека. Вера в себя, вера в то, что этот Огонь возможно в себе взрастить делают свое дело. Вед если человек сам в себя не верит, то убедить его в этом никто не сможет. И когда таких собирается пусть даже три, четыре и пять человек, то каждый образует язычок пламени. А как называют группу языков пламени? Правильно - Огонь. Мы команда, мы вместе и поэтому нас не разбить. В этом состоит Дух Гриффиндора. Улыбнулась. - Ко всему прочему, у нас есть Хранитель - Огненный Львенок, вы его еще встретите. Декан - Стефани... Просто Стефани. И куратор - Хель Теон. В остальном мы милые и пушистые. Не обращайте внимание на небольшие дырки в стенах башни. Просто Башня болеет.

Мэтт Найткил: Взял глинтвейн и отпил. Затем положил ручку и бумагу обратно в карман. -Я как раз хотел начинать рассказывать о своем мнении о Доме, своих ассоциациях с цветами и эмблемой Гриффиндора. Ладно, тем лучше. Наверно действительно почти все говорят одно и тоже, кроме, наверно, иностранцев и магглорождённых. Отличное сравнение Огня с человеком, честно говоря никогда до этого не подумал бы об этом с такой стороны. А как насчёт магии вашего Дома? Потом подумал, сделал глоток глинтвейна и добавил: -И почему на входе пахнет копотью? - Ну и, наконец, решил задать последний вопрос, - Ваша башня - живая?

Кэр Лаэда: Кэр проскочил в арку, мимо застывшей девчонки. А что? Он тоже любит шутки, пускай подумает, что он снова ее не заметил, как тогда, когда она подкралась. Прошмыгнул и оказался в тепло нагретой гостиной. В отличии от прошлого дома, здесь были и мальчишки. И кажись такой же неофит как и он сам. Кэт отвесил поклон: - Простите, что прерываю вашу беседу, но позвольте мне к Вам присоединится. Я Кэр. Хочу вот познакомится с вашим домом. Можно? Я слышал гриффиндорцы бывают вспыльчевы и импульсивны. Но все же надеюсь вы не сожжете меня за вторжение. Как это видимо случилось с той аркой на входе. Хотя она наверняка никуда не вторгалась..., завершил он свое своеобразное приветствие.

Лола Уильямз: Щелкнула пальцами, указывая на мальчика. - И это очень хороший вопрос! Начала задумчиво ковырять подлокотник кресла. - Огонь, как правило, уничтожает все, к чему касается. Всегда там, где был огонь - остается его след. Вот и наша магия, магия Гриффиндора - дематериализация. Чуть придвинулась, ехидно улыбаясь: - А как думаешь? На последний вопрос пожала плечами, возвращаясь в исходное положение. - Не знаю, может и живая. Всякое возможно. Взглянула на вошедшего неофита, почувствовав как свернулась петля. - А вот и ты. А я тебя уже заждалась. Еле сдерживая смех.

Кэр Лаэда: Кэт еле содержался от того, чтоб не показать своей проводнице язык. Вечно старшекурсники любят пошалить и посмеяться над младшими. Но сделал все же вид что он очень-очень удивился. Как же так, а я так спешил...

Мэтт Найткил: Допил глинтвейн и положил пустую кружку на стол. Посмотрел на прибывшего неофита. -Я Мэтт. Правда я уже закончил знакомство с Домом и собираюсь уходить. Встал и медленно пошёл к выходу. -Приятно было познакомиться! Пока! Вышел из гостинной.

Кэр Лаэда: - Привет и пока, не успел Кэр познакомится с таким же неофтом как он сам, как тот уже убежал. Из-за двери мальчишка успел услышать часть рассказа о Доме огня, но всего лишь небольшую часть. Затем повернулся к опять молчащей Лоле: - А что все таки случилось со входной аркой? Ведь вход в дома охраняют своего рода хранители, куда делся ваш?

Милена Адамс: - Милена, - коротко представилась двум мальчишкам и приготовилась слушать, достав блокнот и ручку. Удивленно повела бровью, когда Мэтт проделал тоже самое. А собственно, почему, кто сказал, что она одна может ходить и все тут записывать. Дослушала рассказ и допив глинтвейн, улыбнулась Лоле, которая казалось о ней совсем забыла. - Спасибо, - поблагодарила, дописывая последние строки и поднялась со своего места. - Все пока, - махнула на прощание рукой и покинула гостиную Дома Огня.

Лола Уильямз: Взглянула на положенный вторым мальчиком неофитом стакан. Рассмеялась. - Ещё никто не клал стаканы на стол, а не ставил. Попросила Дом убрать его с глаз долой, после чего стакан вспыхнул и сгорел. Помахала ручкой ушедшим. Всяко ещё есть возможность увидеться с ними. Видать ещё и на Гриффиндор попадут. Взглянула на стоявшего на пороге Кэра и указала на свободный диван напротив. - Проходи, садись, что ты как не родной! Поднялась с места, плеснула в чистый стакан глинтвейна и подала его мальчику. - Хм, это тоже для меня загадка. Я все никак не могу выгадать момент, чтобы выяснить этого у старшего курса. Наверняка история захватывающая! Плюхнулась в кресло через подлокотник, свесив через него ноги. - Ну, наш хранитель никуда не делся. Это Огненный Львёнок и он всегда здесь, просто наблюдает за тобой и другими неофитами, что приходят сюда. Я думаю, что это часть распределения. Задумчиво покусала губу. - А вообще Полная Дама это по-большей части страж, нежели хранитель. Она должна была охранять вход в нашу гостиную.

Кэр Лаэда: - Ну раз она Хранитель, то должна, по моему мнению... П устье только не обижается..., пробормотал Кэт... - А вот старших я тоже тут не видел... Как-то странно... Я читал, что гриффиндорцы очень дружные, всегда вместе, толпой..., мальчишка пожал плечами. - Может после того как арку спешили им запретили толпой собираться?, пошутил Кэт и вдруг засобирался... - Лады, прости, я побегу дальше дома изучать... Был очень рад с тобой познакомится...

Лола Уильямз: Пожала плечами. - Судя по выжженному пятну, я думаю она больше не на что не обижается. Покачала головой. - Просто обычно неофитов встречают не все ребята с Гриффиндора. Такое бывает редко, но бывает. Да и у старшекурсников занятость намного выше, чем у нас, зеленых. Они не всегда могут встретить молодых. Улыбнулась мягче: - Но если ты попадешь к нам, то однозначно познакомишься со всеми старшими. Мы правда дружные. Мы - команда. Мы очень дружные. Будь ты гриффиндорцем, ты бы понял это весьма ярко. Хотела ещё что-то сказать, но мальчик быстро засобирался. Подняла бровь от удивления. - Хм, ну раз считаешь, что узнал достаточно, то можешь идти. Надуюсь увидеть тебя уже в мантии одного из четырех цветов факультета. Улыбнулась и помахала рукой.

Магнус Кэмпбэл: Зашел в довольно-таки тесное помещение. Красные диваны, красные кресла, красные дети. Детей не было. Вообще никого не было. Прошел к камину. Настоящий, каменный. С дровами. А зачем столько подушек? Гриффиндорцы любят комфорт? Сильно любят? Сел в ближайшее кресло. Раз никого нет, то и разрешение спрашивать не надо. Венки на стенах. Охотничий рог в венке. Не школа, а бесконечный праздник. Вздохнул, вспоминая серую, строгую и совсем бездушную школу родного города. Поболтал ногами. Поспать может? Свесил ноги на пол, удобно укладываясь на думке. Надо будет, растормошат. И задрых со страшной силой.

Хель Теон: Неторопливо спустилась вниз, зевая и приводя шевелюру в порядок - дабы степень встрепанности была хоть примерно допустимой. Гостем, ради которого и проснулась, оказался неофит. Спящий неофит. Несправедливость! Но, в общем-то, тенденцию к спать она понимала вполне. Шепотом позвала домового эльфа, попросив принести какой-нибудь еды. На всякий случай - на двоих. И принялась за принесенный... завтрак? да, наверное, завтрак, намеренно громко стуча столовыми приборами о посуду. И сама проснется, и поест, и мальчика разбудит. Вероятно.

Магнус Кэмпбэл: Спал. Во сне видел чудную огромную лошадь с тремя ногами и рогом. Сзади. Неправильный единорог. Лошадь скакала, громко стуча копытами по мостовой из металлических кружек и тарелок. А за лошадью неслась стая бобров с реактивными ранцами. Они кричали призывные марши и грызли елку. Длинную, толстую елку с шишками и граммофоном. Резко открыл глаза. - Катастрофа, - сел на диване, смотря в одну точку, - Это ж надо такому присниться, - потер глаза и помотал головой из стороны в сторону. В одиннадцать лет нормальным детям такое точно не снится. За спиной раздался звук. Из сна? Обернулся. - Ой, - уставился на девушку с персиками. Нет. С яичницей? Или что вообще можно кушать в это время суток, - Здрасти, - поздоровался на случай реальности неожиданной гостьи. А вдруг привиделось? - Приятного аппетита. А вы не галлюцинация? - поинтересовался, сразу решая два вопроса: настоящая или не настоящая девушка, сон или не сон. Во сне галлюцинация точно не признается, что она такая и есть.

Хель Теон: Успела дожевать свой завтрак, прежде чем неофит проснулся. Однако же крепкие нервы у нынешней молодежи! Когда мальчик-таки сел и выдал более чем неочевидный вопрос, окончательно встряхнулась от сонливости. Кажется, будет весело. Пожала плечами, беря с подноса небольшое яблоко. - Учитывая, что я в Замке нахожусь потенциально гораздо дольше тебя, шансов, что это ты - моя галлюцинация, куда больше, согласись? Откусила сразу большой кусок яблока и принялась прожевывать. Через пару секунд молча кивнула на еще одну порцию еды на столике.

Магнус Кэмпбэл: Галлюцинация оказалась не только с аппетитом, но и разговаривающая. Сообразил на лице вежливую улыбку. Даже с собственными умственными расстройствами следует быть приветливым. Особенно, когда они считают тебя последствием уже своих особенностей. - Спорный вопрос, - присмотрелся к старшекурснице, - Время - штука относительная. А вдруг вам кажется, что вы дольше меня присутствуете в замке? А на самом деле, это всего лишь "кажется"? - задался философским вопросом, пододвигаясь к столику. Засунул нос в миски с едой. - Спасибо, - положил в тарелку немного чего-то похожего на кашу. Или это другой гарнир? Пахнет вкусно, - У вас часто случаются видения? - с видом заправского доктора обратился к девушке, величаво взмахнув рукой. - Вещие, или так? Ни туда, ни сюда? - положил ложку с завтраком в рот. Первый прием пищи? Значит, завтрак. Пережевал, - Хуже, наверное, если мы взаимная галлюцинация, - осмотрел комнату. - Ой, да, - встрепенулся, совсем забыв представиться, - Меня зовут Магнус. Вам это, конечно, известно, но если я все-таки ваше видение, то вряд ли. Вот как вас зовут - не знаю, - подозрительно посмотрел на при-виденчистую гриффиндорку.

Хель Теон: Мальчик и правда веселил. Под его рассуждения яблоко очень быстро закончилось, но тянуться за вторым расхотелось - ну не влезет же. - В общем и целом, главное - это то, что мы кажемся друг другу. Так что остальные детали уже не так важны, разницы-то от них никакой. Приятного аппетита, ага. Откинулась на спинку кресла, вяло размышляя, что полагается что-то рассказать про Гриффиндор. Вот прям точно полагается. - А? Видения? Боюсь, из меня плохой ученик профессора Трелони - подобным я не страдаю. Крепкая и устойчивая психика - это наше все, как говорит моя мама. Взмахнула в воздухе ладонью, вроде как приветствуя. - Ага. А меня Хель. И определенно я еще не такого возраста, чтобы звать меня на "вы". Но если очень хочется... Со вздохом встала с теплого места, направляясь к камину и заполняя там из котла один из деревянных кубков. - Вот, на десерт. Глинтвейн - это наша традиция. В общем-то... Да, еще раз, но теперь уже по правилам. Меня зовут Хель Теон, я уже много лет гриффиндорка... и сегодня мне выпала честь рассказать про Дом Огня. Традиция номер два - это спросить, что ты сам знаешь про нас. Вдруг знаешь, а, Магнус? С надеждой посмотрела на мальчика. Может, удивит?

Магнус Кэмпбэл: Дожевал содержимое ложки, принимая бокал с каким-то горячим и пахучим напитком. Поднес к носу. Понюхал. Ничего не понятно. Высунул язык и осторожно потыкал им в содержимое кружки. - Ой! - выдернул обожженный язык из стакана, махая на него рукой. Поставил кружку на стол. Обиженно держась за пострадавшую часть тела, пробормотал. - Фафофофяфифафоффь! - возмущенно поморгал на обидчика. Кружка не поморгала в ответ. Засунул язык обратно, не решаясь пока ускорять знакомство с глинтвейном. С сомнением посмотрел на девочку. - Кажемся друг другу? Это прям фильм ужасов. И кто из нас кого должен слопать в конце? - не скрывая любопытства принялся разглядывать человекоядную гриффиндорку. - О. Хорошо, - облегченно выдохнул на слова об отсутствии необходимости "выкать", - Не люблю всякие "позвольте, соблаговолите, прекрасная леди". Голову сломаешь, пока выучишь, кто там кого соблаговолять должен. Буду "тыкать", - прислушался к имени неизвестного пока профессора. Решил не уточнять. А что толку? Все равно рано или поздно придется с ним познакомиться. - Нууу..., - задумчиво посмотрел на потолок, - Гриффиндор, вроде, факультет огня. Не зря вы свою картину спалили. Вот. Наверное, вы сначала делаете, потом думаете. То есть, у вас желание сделать порой несется впереди долгих размышлений о том, нужно ли это делать. Огонь, он как чистая энергия. Желание созидать и разрушать. Секундный толчок к действию. Поэтому для окружающих гриффиндорцы кажутся порывистыми, нерациональными, бурными и буйными. Иногда. И конечно, готовыми к шагу вперед. Несмотря ни на что. Так говорят о храбрости, - замолчал. Объяснение вышло сумбурным. Что сказать сверху? Посмотрел на старшекурсницу, теперь ее очередь объяснять.

Хель Теон: Обернулась на камин. Ну да, под котлком вроде как вполне ярко огонь горел... Ну, пусть привыкает к испытаниям. Слопать? Хмыкнула. - Наверное, все же я. Я больше, старше и умнее. Три в одном - страшная сила. Залезла на диван с ногами, готовясь слушать, едва прозвучали первые слова про факультет огня. Ну, хоть не храбрость с первых же слов - уже хлеб. - Картину, как я понимаю, технически не мы спалили. После этой ремарки замолчала, не перебивая. В конце зевнула. - Я как, сильно буйная и порывистая? И это... бурная, вот. Дотянулась-таки до еще одного яблока - красивые же! - и принялась им хрустеть. - Храбрость - это шагать вперед, не думая? Магнус, а как же тогда гриффиндорцы вообще выживают в нашем весьма непростом мире, если они такие... Дурашки?

Магнус Кэмпбэл: Оторвался от завтрака. Послушал. Помолчал. И как отвечать на все эти вопросы, особенно если ты раньше вообще не слышал, что такое Хогвартс, маги-волшебники, гриффиндор и прочие радости жизни. - Больше, старше, умнее и вместительнее. Правда, кому кого есть? - посмотрел на второе доедаемое гриффиндоркой яблоко. Аппетит отменный, - А у вас тут неофиты не пропадают, случаем? - поинтересовался осторожно. - Не знаю. В тихой девочке гриффиндорец водится? Вдруг ты сегодня спала хорошо, завтракала отлично. Птичек слушала. На арфе играла. Настроение лучше некуда. Вот и не производишь впечатление бурной, буйной и порывистой? - улыбнулся, предполагая в шутку ответ на вопрос, - А сейчас вот палец на ноге об диванную ножку стукнешь и все. Баста ежику, - поерзал на диване, чтобы окончательно не потонуть в мягких подушках. - Кто ж ее знает? Храбрость эту? Я в философии не очень. Может это, когда ты готов совершить поступок, даже если тебе грозит опасность? - пожал плечами. Взял в руки чашку с глинтвейном. - Как выживают? Ты же сама говоришь: умнее, сильнее, больше? Кто смел, тот и съел, - улыбнулся, отпивая содержимое стакана, - Ой. Оно фруктовое что ли? - посмотрел в бокал, затем на девочку. - Почему дурашки? Я так не говорил, - непонимающе помотал головой, - Разве ощущать жар сердца, эмоцию, страсть - это плохо? Или глупо? Без них вообще ничего не построить. Вера в себя, чувства, внутренний огонь. Они и дают человеку силы действовать. Идти к мечте, пусть и все вокруг против, - отпил еще немного, пытаясь понять, что же тут наварено.

Хель Теон: Усмехнулась. - И да, верная характеристика потенциального противника - уже половина успеха. Собралась всерьез ответить на слова неофита, но успела только поделиться рассказом про глинтвейн. - Фруктовый. Искренне не понимаю, когда и кто там успевает чего намешать, но алкоголя точно нет. Зато согреться вечерком - самое то. А потом ощутила по связи с Домом, которая и не терялась никогда, что Магнус-то... - Поздравляю с распределением, Магнус. Выяснять, дурашки гриффиндорцы или нет, мы теперь будем вместе. Улыбнулась тепло, окончательно расслабляясь. Предложила. - Когда допьешь, предлагаю пойти наверх. Кабинет декана и прочие ужасные вещи - я просто обязана тебе их показать. Ну и да... обсудить концепцию Гриффиндора нам теперь полагается вот уж точно. Усмехнулась довольно.

Магнус Кэмпбэл: Почувствовал как чего-то куда-то влетело и все произошло прямо внутри. Охнул, чуть не выронив чашку и... постиг дзен. Помолчал, хлопая глазами. Так вот, какой ты, скачок из петли в петлю. Залпом выпил остатки глинтвейна, косясь на вполне живую и ни чуточку не протянувшую ноги Хель. - Спасибо, - выдавил из себя хрипло, ставя на стол осушенную кружку. - Было впечатляюще. Как после центрифуги, правда, в ней мне бывать не приходилось, но предполагаю, близко, - тряхнул головой, отгоняя кучу новых воспоминаний и ощущений. - А хранитель у вас, - запнулся, - То есть, нас. Ничего такой, с чувством юмора, - поднял взгляд на старшекурсницу, вставая с кресла. - Думаю, про дурашек оно само, в ходе процесса, так сказать, выяснится, - улыбнулся и пару раз подпрыгнул на месте, возвращая то, что могло не вернуться. На всякий случай. - Ужасные вещи? Среди которых кабинет декана? - попытался представить, как же должен он выглядеть, и чего там должен хранить декан, чтобы заслужить такое наименование. Любопытство победило. - Люблю ужасные вещи. Готов посмотреть и приложиться в почтении, - кивнул, дожидаясь направляющего посыла.

Хель Теон: Понимающе кивнула, глядя на приходящего в себя мальчика. Но быстро погрустнела. - Это он только в Лабиринте такой. Тут с ним... все не настолько в порядке. Он уже не пытается нападать и кусаться, но... В общем, позвать ты его можешь, но вряд ли получится какой-то осмысленный разговор. Вздохнула, вспоминая все свои попытки вернуть Львенка в норму. - Про дурашек-то? А то. Парочку раз почти умрешь, еще парочку - спасешь кого-нибудь... и сразу все понятно станет. Встала, потягиваясь и направляясь к двери. - Пустынности Башни не удивляйся, в последнее время у гриффиндорцев привычка - проводить время где-то в других местах. То ли потому что все друзья там, то ли потому что при последней попытке собраться нас всех чуть не прибило. Направилась в сторону кабинета декана, как и было обещано. - Пока идем, ты вопросы можешь придумывать, а домовые эльфы тебе форму подготовят, а то дело ли - в фиолетовом ходить.

Джек Дункан: Выбежал из-за поворота, нацелившись на ближайшую дыру в стене, и чуть не налетел на какую-то девицу. Подружку белобрысой, судя по странной одежде. Чертыхнулся про себя. И не говоря ни слова рванул в сторону, в еще какой-то пролом.

Хель Теон: Едва они вышли из гостиной, как что-то совершенно непонятное пролетело мимо - и то хлеб, что не в нее вписалось. На чистых рефлексах потянулась, крепко цепляя за край воротника... мальчика? Незнакомого мальчика. И почему-то без формы. Ухватилась покрепче, чтобы находка точно не сбежала. И пожелала, чтобы ее силы и веса хватило на удержание убегающих. - Ты кто такой?

Джек Дункан: Ворот внезапно врезался в горло, но, не сразу поняв, что вообще происходит, пару метров протащил за собой небелобрысую девицу. Остановился, одновременно осознавая, что новое помещение похоже на каменный мешок, и что кто-то в него все-таки вцепился. - Ты чего? - развернулся к местной. Попытался перехватить оба запястья девчонки, пока еще чего не выдумала. А то вон Генри так как-то обзавелся расцарапанной физиономией один черт знает при каких обстоятельствах. Пакостное было зрелище. Особенно как все это загноилось.

Хель Теон: Когда пойманный и все же удержанный - большими усилиями! - мальчик остановился, они уже оказались в гостиной. Ну ведь только же ушли отсюда, так нет, надо вернуться. Не удержалась и показала язык. - А ты чего? Носишься, сбиваешь тут. И вообще, отпусти! Вывернула руки, пока странный неофит не успел перехватить ее за запястья. Вздохнула. - Ты неофит, да? Примерно как Брок? Тоже на старости лет решил поучиться в Хогвартсе? Только не говори, что вот так ты бежал со Слизерина! С интересом принялась разглядывать какой-то уж очень ободранный вид мальчика... нет, уже и правда скорее паренька. Ну точно - второй Брок!

Джек Дункан: Опешил и отступился. Странная какая-то девчонка. - Извини, - произнес оторопело. - Задел тебя? Одернул одежду и глянул по сторонам, окончательно убеждаясь, что выхода тут нет никакого. - Нет. Я Дункан. Я... Чуть не ляпнул, что он заблудился. Но вовремя прикусил язык. Похоже, его считают каким-то местным. Надо что-то соврать что ли. Глядишь, своему скорее выход покажут. - Ага. Как брок, - подтвердил. Хорошо бы еще знать, что такое это "брок"? Вдруг что-то съедобное? А Хогвартс и Слизерин? Это так города ближайшие называются? - Почти, - прибавил. - Снейп послал меня туда, - указал на видневшийся в пролом лес. - А я не найду дорогу. Заблудился. Лестницу наверх только нашел. А вниз - ни одной целой.

Хель Теон: Миролюбиво ответила, чувствуя неловкость и за свои действия - как-то слишком резко. - Да нет, все в порядке. Еще раз привет, Дункан. Меня зовут Хель. Хель Теон. И я тут вроде как куратор. Обвела рукой гостиную. - Гриффиндора. Последующие слова все окончательно прояснили. - Снейп? Тогда все понятно! Он отправил тебя знакомиться с факультетами и даже не предложил мантию? Покачала головой. - Тебе дорогу куда искать-то? Лестницы в Хогвартсе всегда такие, замок над учениками явно издевается. Ну или тренирует нас, тут как поглядеть. Обернулась на дверь - как там ее новый гриффиндорец? Но тот уже вроде исчез. На всякий случай кинула петлю в кабинет декана, чтобы поймать его там. И окончательно сконцентрировалась на пареньке. - Проходи, садись. Сейчас. Позвала домового эльфа. - Принеси, пожалуйста, неофитскую мантию вот на него. Ткнула на новенького. И довольно улыбнулась. - В общем, у нас тут у неофитов принято спрашивать, что они знают про Дом Огня... Давай не отходить от традиции, что ль? Подошла к камину, чтобы налить в кружку глинтвейна.

Джек Дункан: Посмотрел, на что указывает Хель. Куратор... руин? Классное занятие! Интересно, за это платят что-нибудь? Или это как сторож? Смерил взглядом девчонку. Какой же из нее сторож? Любой встречный вышибет из нее дух. Так только, собак отгонять. - Нелегкая работа, - заметил с сочувствием. - Семью кормишь? Прошелся вдоль стены. - Да. Знакомиться, - подтвердил. - Только мы договорились, что сначала я дров принесу. Поэтому я искал, как выйти. Встал у окна. - К тому лесу мне. Глянул по сторонам. И куда же тут присесть? - Я по... Даже поперхнулся, когда к ним подошел некто. В жизни не знал, что бывают такие уродцы! Или он болен чем-то? - Что с ним? - спросил, когда карлик вышел. - Он болен? С подозрением посмотрел на Хель. Ладно, уродство - дело десятое. Но почему низкорослый такой худой? И в тряпке ходит? Это что - нормально? Еще под впечатлением от увиденного повторил непонимающе: - Дом... огня? Я не слышал о таком. Это там, где сжигают мертвецов? Снова уставился на карлика, который вернулся с чем-то в руках и протягивал ему. Подошел ближе, присел на корточки. - Приятель, ты в порядке? - спросил у глазастого. Взял какую-то материю темного цвета, повертел в руках, не сразу соображая, что это такая одежда. - Слушай, - обратился снова к карлику, - может, себе оставишь? У меня вон куртка есть. А тебе нужней. Не хочешь? Отложил принесенное в сторону на камни. - Давай тогда меняться - я тебе свою куртку. Идет?

Хель Теон: Фыркнула - неофит ей попался с юмором. - Можно и так сказать. Хотя стипендии тут у нас... Махнула рукой. Надо учиться больше, тогда и стипендия будет нормальная. Но куда ей тратить деньги, с другой стороны? Удивленно переспросила. - Дров? Но зачем? Я попрошу принести домовых эльфов, если тебе очень надо. Их куда... прямо в кабинет директора? Нахмурилась, совершенно отвлекаясь от глинтвейна. - Дункан, ты магглорожденный, да? Никогда еще не видел домового эльфа? Это - наши помощники. Они не больны, они просто так выглядят. Поверь, гоблины и того хуже! Скривилась. - Да почему тебе Снейп ничего не объяснил, а? Место, где мы находимся - Хогвартс, школа волшебства. В ней четыре факультета. Ну или Дома, как тебе будет угодно. И Гриффиндор - мой факультет - еще зовется Домом Огня. Вздохнула. - Как я понимаю, ждать от тебя рассказов не приходится. Замерла, с приоткрытым ртом глядя на общение неофита и домового эльфа. Это за что же ей такое счастье досталось - настолько неподготовленное?

Домовой эльф: Принес мантию и отдал с поклоном. Испуганно замер, когда ему начали предлагать одежду. А потом взвыл, ударяясь головой об пол. - Плохой Добби, плохой Добби! Хотят прогнать! Простите, простите! И исчез, не зная, как еще спасти себя от одежды.

Джек Дункан: Кивнул. О стипендиях слышал. Их давали бедным, но способным ученикам в школах для богатеньких. И если Хель как-то выбилась наверх - это было хорошо. Мало кому такое удается. Он всего-то и слышал, что о двух таких случаях - троюродном брате Триши и соседе Крейна. Но Триша любила присочинить, это все знали. А Крейн был сам недалекого ума - увидел на соседском мальчишке форму и сразу навыдумывал, что у того есть стипендия, и можно за его счет поживиться. Дубина! - Кого?- изумился. С сомнением посмотрел на Хель. Если у нее есть стипендия, она не может быть дурочкой, которая умом как пятилетняя и верит во всякое. Собирался уже весомо сообщить, что никакой он не сомнительнорожденный, и отец у него был, но ... опять эльфы? И гоблины? Волшебство? - Стой! - вскинул ладонь в останавливающем жесте, пока не появились драконы и единороги. Взъерошил на голове волосы. Волшебства, конечно, не бывает. Значит, девчонка... немного двинулась? В больницу бы ей. Подлечить голову. Или домой. - У тебя есть родня? - спросил. - Родители, братья-сес... Черт! - дернулся, когда карлик забился в припадке. Попытался схватить и остановить беднягу, но тот исчез. Точно так, как недавно исчез Снейп. Резко обернулся к Хель, ожидая, что и та исчезнет. - Что это было? - спросил, на миг забывая, что ждать внятного ответа от душевнобольной не стоит.

Хель Теон: Жалостливо посмотрела на паренька. Это ж каким... магглом надо быть, чтобы настолько всего не знать? Но и директор тоже молодец, мог бы подготовить своего нового ученика к тому, что мир интереснее, чем нам кажется. Захотелось тяжко вздохнуть, но вместо этого только улыбнулась. - Ну вот хоть Добби. Послушно замолчала. И удивленно ответила. - Ну да, есть. А что? Не выдержала и просто подошла ближе, осторожно касаясь плеча Дункана. - Давай уже надевай мантию и садись, хорошо? Я постараюсь тебе все объяснить. Вернулась к камину. - Домовые эльфы так перемещаются. Они могут появиться там, куда их позовут. Профессоров, деканов и кураторов факультетов они слушаются полностью. Ученикам и магистрантам могут помогать. А вообще, тяжело, наверное, живя с магглами, вдруг узнать, что ты волшебник - и оказаться в Хогвартсе, да? Нахмурилась. - Твоя семья... она пострадала от Министерства, да? Ты поэтому здесь? Но почему ты не попал на учебу как все, в одиннадцать лет?

Джек Дункан: Потер глаза. Хель не исчезла. И даже говорить продолжала. Кажется, это он сам головой приложился, и мозги надо ему поправлять. Черт! Никто ему не будет ничего поправлять, конечно - запрут в каком-то свинарнике, как буйного, и все на том. Пожал плечами, больше не зная, кто тут психопат, а кто вообще видение какое-то. - Ты не сумасшедшая, да? - уточнил, усаживаясь прямо на пол. На ощупь притянул к себе то, что Хель назвала мантией. На деле это было похоже на что-то среднее между сутаной и девчачьим халатом. Сунул сначала одну руку в рукав, потом сообразил, что надо бы куртку снять. Вытащил руку, снял куртку и нацепил халат. Может, это он в аварии голову повредил? Может, ему еще полегчает? Отлежится недельку-другую, и полегчает. Хотел уточнить, с кем это он жил, и почему Хель их так называет, но девчонка вколотила последний гвоздь в крышку гроба его мозгов. Волшебники. Ой, не полегчает ему. Видать, будет как старый Смит - пускать слюни и мычать. Тоже, видать, волшебником себя считал. Или эльфом. - Ты домой хочешь? - спросил после размышлений. Расстелил свой куртку недалеко на полу, позвал собеседницу: - Садись! Провел рукой по волосам, не беря в толк, зачем бы это какому-то министерству могла понадобиться его семья? - Нет, вроде. Отца грузовик сбил. Мать отравилась газом. Я был мелкий тогда. Какая там учеба. Меня в приют забрали. Там я и учился. Я ж не из богатых, мне школа и все такое не положена. А здесь... Огляделся по сторонам. Надо бы тут не засиживаться. Ночью похолодает, и с таким дырами в стенах будет несладко. - Ты если домой хочешь, пойдем со мной? Я помогу тебе добраться.

Хель Теон: Дункан в сознании прочно переплывал из категории "почти взрослые, разумные" в категорию "дети малые". Поэтому и вести себя соответствующе показалось весьма разумно. - Нет, определенно нет. Это бы быстро вычислили, даже если бы вдруг сие и произошло. Улыбнулась мягко, глядя, как мальчик превращается в хотя бы внешне адекватного неофита. - Конечно же хочу. Но учеба - важнее. Если не получить образование, то кому ты потом нужен? А я хочу с папой в его аптеке работать. Так что магистратура по Зельеварению - наше все, как говорится. Осторожно подошла и села на предложенное место. Удобно устроиться вышло не сразу, но все же сладила и с этим. - Ох. Прости. Видимо, что-то произошло, раз директор не смог тебя найти. Ты вырос среди магглов, а теперь... - Домой? Ну я как бы тут живу. В этой башне. Только выше, там у нас спальни. А гостевые спальни для неофитов - в оранжереях Хаффлпаффа. Там очень уютно. Переночуешь там, а завтра дальше с факультетами знакомиться пойдешь. Остановилась. Куда это дальше? - Так. Хотя нет, сначала - с моим факультетом, с Гриффиндором. Как думаешь, если мы - Дом Огня, то какие люди могут здесь учиться?

Джек Дункан: Даже почти обрадовался, когда среди странной абракадабры всплыла вполне понятная аптека. Ну, хоть не на драконах летать - и на том спасибо! - Тут на аптекарей учат? - уточнил. Попытался представить себя в роли помощника аптекаря. Конечно, место хорошее, но не про него. - Да, ничего, - пожал плечами. - Навряд ли я очень уж нужен этому директору. Удивился: - Живешь? Здесь? Снова усомнился в психическом здоровье Хель. Кто ж захочет жить на руинах? - Это не мое дело, конечно, но у тебя что, проблемы с полицией? Добавил тут же: - Ты не думай - я не разболтаю. Уверенно качнул головой. - Я лучше пойду. И тебе бы лучше тут не оставаться. Найдешь себе другое какое-то место, где учат. Решительно поднялся. - Давай, идем. По дороге поговорим. И про огонь тоже. Посмотрел по сторонам. - Как думаешь, у этого мелкого можно едой разжиться? А то кто знает, сколько нам топать. Невольно взглянул на остатки своих ботинок. Вот же ж! Нашли когда развалиться! Не могли в приюте - там бы хоть новую пару выдали.

Хель Теон: Моргнула. Логика мальчика поражала. - Тут учат много чему. А потом ты сам выбираешь профессию - в зависимости от того, чему учился в Хогвартсе. Пожала плечами. - Директору все ученики нужны. Вроде как в этом его уж точно не обвинить. Кивнула, оглядывая гостиную. Ну да, не прибрано, но не до такой же степени, чтобы кривить нос! Раздраженно ответила. - А чего не нравится? Вполне уютно, между прочим. И никаких проблем у меня с аврорами нет. Запоминай, в магическом мире полиция - это аврорат. Практически с удовольствием поняла, что общение с Дунканом подходит к концу. - Едой? Вопрос с идти вместе решительно не заметила. Куда еще идти на ночь глядя. Позвала другого домового эльфа и, не сводя взгляда с Дункана, попросила собрать корзинку еды как для пикника.

Джек Дункан: Философски заметил: - Так я не прятался. Был бы нужен - нашел бы. Внезапно обнаружил в халате карманы. Сунул руки - ничего, конечно. - Ну... Даже не сразу нашелся, как объяснить, что не так с этими руинами. - У тебя дома разве так? Тут бы дыры в стенах заделать. Печку поставить. Коврик какой на пол. Мебель сообразить. Хоть старую взять. Можно ж перетянуть ее, поправить пружины. Стулья какие. Чтоб было на чем сидеть. Тогда бы и было уютно. А так... пойдет дождь, сыро станет. Зимой вообще выстудит все. Усмехнулся, услышав странное слово. - Как принцесса из сказки, что ли? У моей сестры была кукла такая. Аврора. С интересом обернулся к вернувшемуся карлику. На этот раз не решился заговорить с ним, наблюдая со стороны. Не удержался и подошел к месту, где глазастый только что стоял и исчез. Провел в воздухе рукой. Хмыкнул негромко. - Это мне? - удивился целой корзине, когда карлик вернулся. Не без заминки протянул руку. Еда хоть не пропадет? - Спасибо, приятель. Мне нечем тебя отплатить пока, но если встретимся еще - я тебя не забуду. Развернулся к Хель. - Не передумала?

Хель Теон: Вздохнула. Посмотрела на Дункана. Кажется, не издевается. - Зачем ему тебя искать? И тут же поняла, что нет, издевается же! - В смысле? Вот диван, вот кресло, вот камин, вот глинтвейн, что еще тебе требуется, странный ты человек? Обида за свою Башню как-то оказалась совсем сильна. Молча дождалась, пока домовой эльф исчезнет, поклонившись. Этот хоть не стал нервно реагировать, а просто сделал дело и ушел. И то хлеб. - Не передумала что? Встала, отряхнулась и вдруг хмыкнула. Надо за этим странноватым неофитом приглядеть. А как лучше приглядеть, если не находясь рядом? - Иду, иду.

Джек Дункан: Пожал плечами. - Я не знаю. Ты ж говоришь, что ему ученики нужны? Покрутил головой. Невидимая мебель. Ясно, понятно, обычное дело. - Эм... Хорошо, - озадаченно выдал, не зная, что еще сказать. - Отличный... диван. Кресло тоже... здоровское. Как я только не заметил! С сочувствием посмотрел на умалишенную. Кто-то все-таки ударился головой посильнее, чем он. - Идти. Со мной. Думал уже прощаться с новой знакомой, но та все же решилась. - Ты не бойся, - подбодрил. - Я тебя в обиду не дам. Наклонился и подхватил с пола куртку. - Где живут твои родные?

Хель Теон: Уточнила с нарочитой ласковостью. - У него уже есть, не переживай. Ты, я, полная школа учеников. Мальчик, кажется, был определенно не в себе. Наверное, не зря в одиннадцать лет забирают учеников в Хогвартс. Позднее - для психики уже тяжеловато. - Да я-то не боюсь... Помялась. Он реально собирается идти куда-то? - Дункан, но ведь там вокруг лес... и вечер. Может, все же переночуешь... здесь? Неподалеку? Вздохнула в очередной раз. - В Лондоне наш дом. Это было самой удобной формулировкой, определенно.

Джек Дункан: Запихал куртку в корзину так, чтобы прикрыть еду. Подошел к дыре в стене, осмотрел окрестности. - А до города далеко? Может, деревушка какая есть поблизости? Обернулся к девчонке. - Нет. Тут нам точно не надо оставаться. В лес мы далеко уходить не будем. Я костер разведу, не замерзнем. Поедим вот, - указал взглядом на провиант. Кивнул. - Знаю. Мы год назад с Кирком и Бушем хотели туда бежать. Так что, я знаю, как нам туда добраться. Но сначала надо найти город, чтоб я понял, где мы. Отошел от дырявой стены. - Ты знаешь, как выйти наружу?

Хель Теон: Дождалась, пока Дункан налюбуется видом за окном. И уже почти весело хмыкнула. - Ага, есть. Хогсмид зовется. Интересно, мальчику еще просто не сказали про барьер - или он наивно не верит в то, что это возможно? В домовых эльфов же тоже явно не верил. - Ты... очень целеустремленный, Дункан. Только надо устремляться на другие цели - факультеты, Лабиринт, учеба... Однако благоразумно это мнение оставила при себе. Все крепче и крепче верилось, что у мальчика что-то не в порядке. Может, после смерти родителей повредился в психике? - Знаю. Пошли. И первой направилась к выходу из Башни. Надо еще немного понаблюдать. Может, это просто розыгрыш такой неоригинальный?

Джек Дункан: Повторил: - Хогсмид. Не слышал такого. Ладно, разберемся. Пожал плечами на то ли похвалу, то ли оценку. - Какой есть. Кивнул, выражая готовность следовать за Хель. - Веди. Двинулся следом за местной жительницей. На всякий случай нацепил на голову капюшон от халата - зачем-то же он нужен?

Аша Cалливан: Гостиная Гриффиндора, как и предыдущая, встретила новогодней атрибутикой. Аша мысленно позабавилась своеобразным предпочтениям обитателей школы. Из студентов здесь тоже никого не оказалось, поэтому девочка, чтобы занять себя на время ожидания, принялась разглядывать портреты и всякие мелочи, которыми была заставлена гостиная факультета в крайне хаотичном порядке.

Эндриана Эбигейл: Проходя мимо гостиной, заметила что-то с интересом рассматривающую девочку. Тихо зашла и пристроилась рядом, устремляя взгляд туда же, куда и она. Произнесла вдумчиво: - Сколько времени прошло, а я ни разу не смотрела на эти картины. Ты довольно наблюдательна. Улыбнулась неофитке. - Я Эндри, а ты... - бегло прочитала имя на нашивке, - ... Аша, верно? Интересное имя. Указала на диван, жестом показывая присесть. Подошла к камину, наливая в кружку глинтвейна. - Уже была на других факультетах? - спросила между тем. Протянула девочке напиток, а сама устроилась в кресле, настраиваясь на беседу. Пояснила: - Это глинтвейн. Безалкогольный. Такая... традиция. Вновь улыбнулась девочке и продолжила: - Что ж, рассказывай, что ты знаешь о Гриффиндоре.

Аша Cалливан: Девочка выросла как будто бы из земли. Аша могла поклясться, что ещё пару секунд назад рядом с ней никого не было! - Ого, ты так тихо подошла, - улыбнулась гриффиндорке, - приятно познакомиться, Эндри. Надо же, еще одному человеку имя девочки показалось необычным. Почему же Аша всю жизнь не задумывалась о том, что оно значит? А ведь и правда - имя было нетипичным для её городка. Впрочем, это не столь важно сейчас. Мысленно подсчитала, сколько петель она кинула из главного холла. - Получается, что я сейчас на всех факультетах сразу. Решила, что посещать их по очереди - слишком долго и непродуктивно. Спасибо, - отсалютовала бокалом с глинтвейном, - традиция, говоришь? А почему не правило? - улыбнулась Эндриане, рассматривая красноватую жидкость в бокале, - насколько мне известно, алкоголь запрещен несовершеннолетним. Как будто бы это кого-то когда-нибудь останавливало. Смущенно улыбнувшись, продолжила: - Я ничего не знаю о Гриффиндоре, к сожалению. Но, судя по всему, символ вашего факультета - лев, - указала пальцем на резьбу, которой была украшена ручка кресла. Основываясь на опыте посещения других факультетов, Аша сделала вывод, что символика так или иначе присутствовала в обстановке гостиных. - Храбрость? Гордость? Независимость? - вбросила несколько предположений-ассоциаций, которые были связаны у неё с этим животным, - хоть что-то угадала? - улыбнувшись студентке, отпила глинтвейн.

Эндриана Эбигейл: - Мм, - протянула вдумчиво, - знаешь, я даже об этом не задумывалась. Возможно, дело в том, что правило кто-то создает и следит, чтобы его выполняли, а традиция... она просто есть и все. Живет сама по себе, без надзирателя. Как глинтвейн. Он здесь был до того, как я пришла, есть сейчас, и мы им каждый раз угощаем неофитов. Это как вкус нашего факультета, то, с чем он ассоциируется. Так что почему бы это не назвать традицией? Пожала плечами. - Некоторых этот запрет не волнует - в Хогвартсе такие напитки достать не такая уж и проблема. Впрочем, - подмигнула девочке, - я тебе это не говорила. Склонила голову на бок, приподнимая бровь. - Магглорожденная? Кивнула, подтверждая догадки девочки. - Лев. Это наш Хранитель. И огонь. Он - часть каждого гриффиндорца, в большей или меньшей мере. После распределения ты поймешь, как именно наши факультеты становятся частью нас, а пока это... трудно объяснить. И вновь кивнула. - Да, в какой-то степени ты права. Но начнем с начала. Гриффиндорцы - это огонь, который может помочь, а может и больно обжечь - все зависит от того, как ты его используешь, от того, друг ты или враг ему. Конечно, все студенты, даже если они принадлежат одному факультету, не могут быть одинаковыми, и мы тоже не исключение, но тот огонь, что есть у каждого, он нас объединяет. Некоторые гордливы, некоторые даже очень. Храбрость... она есть у каждого человека, но проявляется не всегда и не везде. Гриффиндорцы храбрые, бесспорно, но я с легкостью могу назвать храбрым любого человека, который однажды преодолел свой страх. А это может произойти как и в одиннадцать лет, так и в сто, когда ты уже давно отучился на другом факультете. Многие говорят не про храбрость, а про то, что Гриффиндор - это самоотверженность, самопожертвование. Но я считаю, что любой человек, будь он гриффиндорцем или нет, пожертвовал бы собой ради того, кто ему действительно дорог. К примеру, за семью чаще всего люди стоят горой. И это скорее... чувства, говорящие за них. Ты ведь наверняка и сама пожертвовала бы собой ради родителей, родственников, просто людей, которые тебе дороги. Независимость... обычно домом свободы называют Рейвенкло, но, как по мне, под это определение больше подходит Гриффиндор. Эти факультеты похожи, не смотря на все их различия, в общем-то. Гриффиндорцы независимы в том плане, что они живут только по своим правилам, их не волнует, кто, что и где сказал. Мнение окружающих - это лишь на время. Мы не притворяемся, а живем так, как есть. Какие мы есть. Конечно, это зависит от твоего восприятии свободы. Заправила мешавшие волосы за уши. - Главное, запомни пока что одно - все, что я только что сказала, можно оспорить, а можно забыть и строить свое собственное представление о нашем, да и любом доме. На каждое правило есть исключение, и это... неплохо. Наверное. Как бы там ни было, не делай выводы, исходя только из нашей беседы. Сейчас ты - неофит, как никто другой, способна мыслить объективно. И, в любом случае, каждый из домов будет говорить только хорошее о себе. Все эти красивые слова в последствии могут оказаться только словами. Так что спрашивай о том, о чем обычно молчат. Например, что на счет нас - мы довольно ленивы. Как я уже сказала, гриффиндорцев мало волнует мнение окружающих, и поэтому мы действуем только в наших интересах. Поэтому у нас еще нет кубка. Но у нас лучшая студентка Хогвартса, пусть и слегка надоедлива - это все равно лучше, чем кубок. Вздохнула. Кажется, наговорила чего-то лишнего. - Что же еще... задавай вопросы? И знаешь что нибудь про магию дома?

Аша Cалливан: - В таком случае, ваш факультет теперь ассоциируется у меня с чем-то очень вкусным, - улыбнулась гриффиндорке, отметив про себя, что уже успела уговорить почти половину стакана. То ли так хотелось пить, то ли глинтвейн так сильно пришелся по душе. Молча кивнула, подтверждая предположение Эндрианы о том, что она родилась в семье магглов. Аша не очень любила это слово. Сразу вспоминалось, с каким презрением его озвучивали в приюте, словно маггл - это что-то заразное, не достойное даже взгляда. С учетом того, что свое детство Аша провела среди обычных людей, она воспринимала подобное отношение болезненно. Но никогда этого не показывала, потому что знала, что понимания она в любом случае не дождется. Эндриана тем временем рассказывала о принципах Дома. Девочка говорила много и долго, иногда немного сбивчиво. Из того, что было озвучено, Аша сделала вывод, что Гриффиндор - это во многом о чувствах. Да и гриффиндорка, сидевшая напротив, была прекрасным примером - она не просто сухо обрисовала концепцию, а делала это весьма эмоционально, не скрывая любви к Гриффиндору и акцентируя внимание на том, что факультет можно именно почувствовать изнутри. На собственной шкуре. Заулыбалась, когда Эндриана причислила лень к одному из признаков гриффиндорца. Как самокритично. - А мне кажется, что то, ленив человек или нет, не зависит от факультета. К тому же, с ленью можно работать и избавляться от неё. Так говорят по крайней мере, я лично не проверяла, - последняя фраза сопроводилась лукавым блеском в глазах. - Про магию Дома мне рассказали, да. Я знаю, что у каждого факультета она индивидуальна. Так что мне очень любопытно, какая особенность присуща именно Гриффиндору.

Эндриана Эбигейл: Приподняла бровь. - Правда? А мне он жутко не нравится. Но приятно слышать. Решила не расспрашивать девочку о ее происхождении - похоже, она и сама не хотела об этом говорить. - В Хогвартсе никто не смотрит на твой статус крови, не переживай, - попыталась подбодрить неофитку. Хотя и слово "магглорожденная" вызывало не самые приятные чувства. - Не все, по крайней мере, - добавила смущенно. Улыбнулась. - А ты схватываешь на лету. Правильно, никакая черта характера не характеризует всех студентов факультета. И, разумеется, с ленью можно бороться, но ленивый человек вряд ли этого захочет. А мы... мы не совсем ленивы, вернее, не всегда, но большую часть времени. Когда нам что-то надо, мы можем этого добиться. Опять таки, если это в наших интересах. Дождалась, пока девочка опустошит кружку и мысленно попросила дом дематериализовать ее прямо из рук неофитки. - Вот такая особенность. Порой очень нужная.

Аша Cалливан: - На вкус и цвет, - улыбнулась Эндриане на её слова про глинтвейн, - судя по тому, что на всех факультетах мне предлагают абсолютно разные напитки, с разнообразием кухни в Хогвартсе нет проблем. Домовики работают на славу. И, как только Аша произнесла эту фразу, её живот отозвался негромким урчанием. Девочка поняла, что проголодалась за то время, пока посещала гостиные факультетов. Надо бы что-то перекусить перед тем, как идти на распределение. - Как по мне, так это не лень, а расстановка приоритетов, - прокомментировала слова гриффиндорки, - ленивый человек даже ради того, что ему нужно, вряд ли будет прилагать усилия. Даже вздрогнула от неожиданности, когда стакан пропал из рук. Мозг отреагировал так словно стакан сам выпал, поэтому движение было неконтролируемым и машинальным. - Он прям насовсем? - с удивлением смотрела туда, где только что был предмет. Магия чем-то напоминала ту, что она увидела в башне Рейвенкло, вот только там предметы не исчезали полностью, а только лишь пропадали из зоны видимости, - любопытно. Спасибо, за наглядную демонстрацию, - улыбнулась девочке, - и за рассказ про Гриффиндор. А мне пора, пожалуй. Ещё немного и отправлюсь на распределение, - поделилась с третьекурсницей, ощущая даже некое предвкушение. Было любопытно, что именно её ждет. Попрощавшись с Эндрианой, покинула гостиную Гриффиндора.

Эндриана Эбигейл: Улыбнулась, выслушивая девочку. - Ты довольно умна для своего возраста. Я могу догадываться, на какой факультет ты именно попадешь, но это навсегда останется только догадками. Распределение часто... непредсказуемо. Кивнула. - Насовсем и навсегда. Хотя, возможно, когда-нибудь на Гриффиндоре найдется комната со всеми исчезнувшими вещами. Или однажды ночью они обрушатся на нас в спальнях. Встала, когда девочка собралась уходить. - Главное... на распределении будь сама собой. И удачи, - искренне сказала и помахала рукой вслед. Бывает же, оказывается, вполне адекватные неофиты. Оглянула пустующую комнату и, вздохнув, вышла из гостиной.

Теодора Фидлер: Нашла гостиную, огляделась, улыбнулась. Симпатичненько так, очень симпатичненько. Конечно, тут, как она поняла, был всего один камин, меньше, чем четыре слизеринских, но все равно было тепло и уютно. Ну понятно, это же Дом Огня. Если бы тут с потолка свисали сосульки, было бы... странно. - Ау? - кажется, никого не было. Ну ничего, можно посидеть в кресле и изучить наконец всякие буклетики, до которых раньше руки не доходили. Лучше поздно, чем никогда. Если кто-то из гриффиндорцев ещё не сгорел, а они вполне возможно обладают устойчивостью к огню - надо спросить - он рано или поздно сюда придет. Ну, очень сильно на это надеялась. Устроилась поудобнее и начала читать что-то, рассеянно вертя между пальцами прядь волос. Почему нет картинок?

Джон Доу: Дошел до гостиной и почти уже собрался растянуться на ковре возле камина, когда обнаружил, что в гостиной кто-то есть. Кто-то... странный. Осторожно поздоровался: - Ээ... Привет. Ты... Ты же человек, правда?

Теодора Фидлер: - Привет, - прекратила попытки понять, как работает эта их странная магия Домов, и как вообще работает магия, и откуда она берется, и почему у одних людей есть способности, а у других нет... Наконец-то появился какой-то человек, вроде живой, вроде даже гриффиндорец. Замечательно. Поморгала, услышав вопрос, даже покруче, чем вопросы Дженни Брентон. На всякий случай посмотрела на свои руки. Встала. - Ну... По-моему, да. Ноги две, руки две, голова... - потрогала голову, - одна. Глаза два. Нос один. Зубов тридцать два, если тебя это интересует. Или этого недостаточно? Ладно, если у тебя какие-то сомнения, можешь потом сдать меня в лабораторию рейвенкловцам для опытов, а сейчас я сюда пришла чтобы познакомиться с Домом Огня. Ты же гриффиндорец, правда? - села обратно в кресло и с любопытством посмотрела на парня. Может, он брат Дженни Брентон, и они оба никогда не выходили на улицу? Бедняжки.

Хель Теон: Заглянула в гостиную, чувствуя, что с непривычки и три временные петли - это уже очень много. Присвистнула, заходя окончательно. - Ого, живой Доу, а не «ну он здесь был полчаса назад»! От неожиданности даже забыла, что Доу, в общем-то, ей полагается не любить. Повернулась к неофиту. - Привет. Меня зовут Хель. Кажется, я тебя видела за ужином в Большом зале уже кучу раз, да?

Джон Доу: Смутился слегка. Извинился: - Прости. Просто ты очень... необычная. На вид. Я про таких людей больше читал, а вживую не видел. А это... ну... Понизил голос: - Не болезнь же, правда? То есть, не ожог или что-то такое? Бросил быстрый взгляд на Хель. Поднял глаза к потолку. Интересно, зачем ей живой Доу - сделать неживым поскорее? Утонил ровно: - Ты меня искала?

Теодора Фидлер: - Привет. Меня зовут Тедди, - сообщила вроде бы гриффиндорке, представившейся Хель, - Может и кажется, может и видела, - поморгала и повернулась к тому, которого назвали Доу. - Кхм. Спасибо, конечно. Да нет, не болезнь. Жить не мешает, смерть не ускоряет, - вздохнула, внимательно посмотрела на парня, потом на девушку, - Слушайте, а какой сейчас год, а? Я начинаю подозревать, что переместилась назад во времени. Вроде конец двадцатого века был, когда я сюда ехала, - попыталась вспомнить детали и покивала - да, определенно, на календарь она тогда с утра посмотрела. - Но в любом случае, вы же гриффиндорцы, да? Мне нужны именно гриффиндорцы. Между прочим, я вас долго ждала. Что такое там у вас происходит интересное, что времени заскочить в гостиную нет? - полюбопытствовала, почесав нос, который почему-то зачесался.

Хель Теон: Фыркнула, но как-то без особого задора. - Считай, искала ради того, чтобы найти. Нашла. Подошла к камину, наливая бокал глинтвейна и относя его девочке. - В смысле, какой год? Вроде не менялся. Не стала акцентировать внимание на странных вопросах. Вместо этого вздохнула. - Что-то происходит точно. Но я просто, гм, все как-то не тут и когда спокойно. А вообще, странности в Хогвартсе - это норма. Села на подлокотник свободного кресла. - А зачем тебе гриффиндорцы? Кроме знакомства с факультетом?

Теодора Фидлер: - Спасибо, - взяла бокал чего-то явно незнакомого. Все тут, что ли, сговорились травить бедных ни в чем не повинных неофитов? Ну ладно, можно и попробовать. Попробовала. Сладко. Вроде съедобно. И год не менялся - замечательно. Просто это Хогвартс. Надо привыкнуть. - Странности - это здорово, особенно хорошие странности, приятные, так сказать. Но всякие смертельные опасности и неразрешимые загадки - тоже ничего, когда все хорошо заканчивается, - пробормотала, потом поморгала, пытаясь придумать, зачем гриффиндорцы. - Кроме знакомства? - повторение вопроса - отличный способ потянуть время, - Даже не знаю. Хотя... Мне кажется, гриффиндорцы должны быть классными. А ещё мне, может быть, тоже хочется каких-нибудь странностей, участвовать в том, что происходит, что бы это ни было, а то зачем я в Хогвартс приехала? А гриффиндорцы наверняка должны знать, куда идти, чтобы гарантированно нарваться на неприятности, - предположила, зачем-то задумчиво рассматривая бокал, - Или я не права, и, э, животное, соответствующее Дому - лев только потому, что львы обожают долго спать на солнышке в своей саванне?

Джон Доу: Протянул понимающе: - Ааа. И моргнул, услышав странное предположение. Уточнил с интересом: - Переместилась назад? Как? Но вообще-то сейчас и есть конец двадцатого века. Может, ты переносилась из конца двадцать первого? Там все... ну... такие? Бросил быстрый взгляд на Теон. Посоветовал: - Знаешь, лучше искать что-нибудь осмысленное, а не чтобы найти.

Хель Теон: Помотала головой, запутавшись вообще во всем, что говорилось в гостиной. Жалобно сказала. - Ну вы сговорились, что ли? Максимальная степень непонятности в словах - это еще надо так ухитриться! Все, сдаюсь. Отвечая на конкретный... отчасти вопрос, да, приключений много. Но для этого надо куда-то ходить - кроме учебы, приемов пищи и собственной спальни, которой у тебя еще вроде как бы и нет. Что же касается льва и солнышка... Вздохнула. Посмотрела на Доу. Вроде как гриффиндорца Доу. - Его тотемное животное - ленивец. Вроде лежит, спит, а потом как свалится тебе на голову, сразу не поздоровится. Все гриффиндорцы такие, в общем-то. В смысле что разные. Огонь же тоже - то пожар, то свеча, то камин, а то непонятное что-то. Вот и выходит, что Эндриана у нас явно отвечает за поиск приключений, а Доу - за лежание на боку. Фыркнула. - А я отвечаю за ворчание, конечно же! Предлагаю тебе на секунду представить, что на тебе тоже красная мантия - и рассказать, за что ты бы отвечала на Гриффиндоре. Каким бы огнем ты была?

Теодора Фидлер: Постаралась не закатить глаза, а только покачала головой, не понимая, серьезно этот Доу или шутит. - В конце двадцать первого будет зомби-апокалипсис, и всем уже будет плевать на цвет кожи, - сообщила, немного в этом сомневаясь. Может, зомби будут есть только азиатов, например, кто их знает. Послушала Хель, вслед за ней снова перевела взгляд на "ленивца", который Доу, который не некая Эндриана. А он нравился все больше. Ленивцы крутые. Потом взгляд вернулся к Хель, и задумчиво уплыл к камину. Можно было бы сказать что-нибудь вроде "Адский огонь, сжигающий все на своем пути и уносящий тысячи жизней", но она же так не думала на самом деле, да? - Может быть, костер? Небольшой, не страшный. Достаточно горячий, чтобы поджарить маршмеллоу, недостаточно горячий, чтобы кто-то обжегся. Такой костер, вокруг которого собираются, чтобы играть на гитаре, петь песни и рассказывать истории. Я люблю истории. Больше, чем приключения, я люблю рассказы о приключениях. Костер согревает всех вокруг, объединяет их и слушает их истории. Вокруг - темный и страшный лес, может быть, с волками. А рядом с костром - отдельный теплый и веселый мир с хорошими песнями, - поморгала, пожала плечами, - Я бы хотела быть именно таким костром, наверное. Не знаю, получится ли, но, по-моему, это очень здорово, - вопросительно взглянула на Хель, потому что ленивец, кажется, мог разговаривать только о путешествиях во времени. Или нет? Кто его знает.

Джон Доу: Уточнил обеспокоенно: - Это точно? Откуда дровишки? И тут же с явным почти профессиональным интересом ленивца полюбопытствовал: - И кто же начнет этот апокалипсис? У нас расцветет некромантия? Если что, чур я первый за некромантическими заклинаниями! Кстати... Почесал репу. - Выходит, ты - зомби? Перевел взгляд на Хель. Пробормотал: - А тотемное животное Теон - старушка на лавочке. Буду просто счастлив услышать список твоих грандиозных свершений за последние два года, Теон.

Теодора Фидлер: Удивленно поморгала. Веки уже устали, слишком часто за последнее время им приходилось моргать, слишком часто приходилось удивляться. Задумчиво смотрела на потолок, сделав ещё пару глотков непонятно чего. - Вот ты и начнешь, видимо. Желаю удачи, - посмотрела на гриффиндорца, прикидывая, может ли он начать апокалипсис. Снова поморгала, не очень представляя, что отвечать на следующий вопрос. Оба варианта - "Конечно, я зомби, а что, не похожа?" и "Конечно, я не зомби, а что, похожа?" - казались одинаково привлекательными. - А что, похоже? Надо лучше маскироваться, - сокрушенно покачала головой, выпила одним глотком бокал непонятно чего и покрутила в руках прядь волос, - Хотя мы вроде уже выяснили, что я человек, нет?

Хель Теон: Улыбалась, слушая описание Теодоры. В конце только кивнула, задумчиво глядя в камин. Костер звучал... просто замечательно. Очнулась, только когда Доу в очередной раз проявил остроумие - кажется, она начинала вспоминать, за что конкретно этот вариант гриффиндорца ей не нравился. Вздохнула. - Список этот слишком велик, Доу, чтобы у тебя хватило терпения дочитать его до конца. Поэтому нет, список не покажу. И широко улыбнулась девочке. - Вот примерно про это и Гриффиндор. Храбрость, смелость, приключения - это тоже про нас. Но главое - это то, что мы все разные, но всегда находится то, почему мы вместе. Если вон Доу попадет в беду, - ткнула пальцем в этого самого Доу, - что вообще не очень-то и невероятно, то на гриффиндорцев он может рассчитывать. А если он сделает что-то неправильное... Мы не слизеринцы, которые принимают тебя такой, какая ты есть, просто потому, что ты на Слизерине. Гриффиндорец всегда будет верен себе и своим принцип, своему сердцу, поэтому точно скажет, если ты неправа, что ты неправа. Поможет при этом, впрочем. Запуталась в очередной долгой мысли и просто махнула рукой. - Предлагаю тебе сходить в Лабиринт. Вернешься оттуда огоньком - узнаешь все на своем опыте. Кем-то другим - постепенно тоже поймешь, кто живет в Доме Огня. А говорить можно бесконечно - и за этим у нас к рейвенкловцам, они умеют.

Теодора Фидлер: Слушала Хель, даже на время перестав портить прическу. Звучало круто. Попыталась вспомнить, есть ли у слизеринцев что-то про "принимать тебя такой, как ты есть". Разве не наоборот? Хотя Слизерин наоборот - это Гриффиндор. Дженни Брентон все время противопоставляла Слизерин Гриффиндору. Хель вот тоже. И обе - Рейвенкло, почему-то. Кажется, больше всего тут не любят именно рейвенкловцев. Кивнула. - Да, думаю, неплохая идея. А он где? - перспектива всю оставшуюся жизнь бродить в поисках какого-то лабиринта была заманчивой, как и перспектива остаться в этом удобном кресле, но, пожалуй, и самой уже было интересно, что в этом Лабиринте решится. - Кстати, а магия Дома... Огонь - разрушение, да? - вспомнила, что говорила Дженни Брентон. Ну да, должен же кто-то разрушать то, что создают ребята из Дома Воды.

Хель Теон: Улыбнулась, когда такие привычные вещи для новенькой вдруг оказались совсем не привычными. - А ты без сэра Николаса везде ходишь, да? Обычно он у нас всех провожает. На самом деле, Лабиринт не так уж и сложно найти: выходишь во двор, проходишь чуть в сторону озера, видишь странную тропинку со странной загадкой - и дело сделано. Что касается магии Дома... Пожала плечами. - Разрушение звучит как-то злобно, но да. Попросила у Дома о помощи. - Как-то так и происходит. Очень помогает, но имеет ограниченные возможности. Как и у всякой способности, которая могла бы помочь стать непобедимым. Усмехнулась. - А еще у нас Хранитель - Львенок. Такой милый и пушистый. Большую часть времени. Правда, кажется, заскучавший в последнее время, но тут уж что поделать.

Дом Гриффиндор: Кубок с остатками глинтвейна в руках у Теодоры вдруг вспыхнул совершенно не обжигающим, а лишь слегка согревающим пламенем, чтобы через пару секунд рассыпаться яркими исчезающими в воздухе искрами.

Теодора Фидлер: - Спасибо, попробую, - немного сомневалась в своих шансах найти Лабиринт по инструкции Хель, но, в конце концов, если не получится, можно и правда найти этого сэра и спросить у него, если он ещё не забыл о её существовании. - Ого, - уставилась на свои руки, в которых вроде бы был бокал с непонятно чем, - Может звучит злобно, но выглядит определенно красиво, - попыталась вспомнить, сопровождалась ли подобными эффектами магия других Домов. Кажется, все-таки нет. И это пламя... Может, внутри неё правда можно зажечь такой приятный согревающий огонёк? Может, за этим она и приехала в Хогвартс? - Милый и пушистый, говоришь? - кажется, этот факт окончательно убедил, что Гриффиндор - лучший из факультетов, - А гладить его можно? Наверное, у него и спрошу. Ладно, тогда и правда пойду, - улыбнулась и встала с кресла. - Спасибо, Хель, спасибо, Ленивец Доу. До встречи, - помахала гриффиндорцам, вылезая через дыру наружу. А что за дыра - так и не спросила. Ну и ладно.

Джесси Кроу: Эта гостиная была целой, но все равно зашел в нее с некоторой опаской. И не зря опасался. В гостиной были люди. - Здравствуйте. - поздоровался тихо, не решаясь пройти дальше.

Теодора Фидлер: Заглянула ненадолго в гостиную, хотела было куда-нибудь убежать, но заметила неофита у входа. А неофиты - это хорошо, неофиты - это потенциальные однокурсники. Так что решила посидеть немного, посмотреть, что этот неофит из себя представляет. Покосилась на Доу - он там живой вообще? Или уже собрался превращаться в зомби? - Привет, добро пожаловать в Дом Огня, - поприветствовала бледного, как Дженни Брентон, мальчика(если это был мальчик), - Я Тедди, а ты можешь присесть. Вон то кресло скорее всего безопасно, - показала на кресло, в котором сидела, когда знакомилась с факультетом, - А потом можешь потыкать какого-нибудь старшекурсника, и он тебе что-нибудь расскажет. Ну или откусит голову. Это как повезет. Мне вот повезло. А остальным первокурсникам - не очень, так что я вроде чуть ли не одна на курсе. С любопытством уставилась на бледного мальчика, гадая, а не родственник ли он Дженни Брентон.

Джесси Кроу: - Привет - без улыбки поприветствовал девочку с именем медвежонка и покосился на предложенное кресло. Там будут кнопки? Но на кресло сел. Отказываться себе дороже. К счастью кнопки в конструкцию не входили. Или девочка забыла, в которые из кресел она спрятала сюрприз. -Меня зовут Джесси. С ужасом взглянул на девочку. Все было две хуже, чем он думал. Этот приют ещё страшнее предыдущего. Здесь ещё чаще старшие обижаться младших. Поежился и кивнул: - Спасибо, все понятно. Встречаться со старшими учениками совсем не хотелось. - Прости, пожалуйста. Ему казалось, что теперь у девочки будут неприятности из-за него. Если он ослушается и не обратится к старшим ребятам, те могут выместить злость на Тедди. - Я поговорю с ними. Спасибо.

Теодора Фидлер: Бледный мальчик(или все-таки нет?) Джесси, кажется воспринял все это всерьез. Восхитилась, но постаралась не показывать этого восхищения, мало ли, вдруг испугается. Попыталась придумать, что с ним делать дальше, пока старшекурсники не соизволят что-нибудь предпринять. - Пожалуйста, - ответила на многочисленные спасибо и плюхнулась на ближайшее подходящее для сидения место. - Может, ты что-нибудь расскажешь? Знаешь, Гриффиндор - это Дом Огня. Может, у тебя есть какие-нибудь истории из жизни, связанные с огнем? - поинтересовалась, рассматривая Джесси и надеясь, что он что-нибудь расскажет потому что истории - это здорово. Вообще, надо развести в центре гостиной какой-нибудь необжигающий костер и заставлять всех рассказывать истории.

Джесси Кроу: Нечего ведь было рассказывать. Опустил голову, вцепившись в плечо рукой. Не любил огонь. И рассказать онем не мог. Он ведь должен быть благодарен, что на него тратили время и деньги. Он должен понимать, что ему желают только добра. И он сам виноват во всем. - Огонь жжется - сказал тихо, почти прошептал. Облизнул пересохшие губы и посильнее натянул рукава куртки на руки, словно желая спрятаться. - Очень больно жжется. - добавил чуть громче и взглянул на девочку.

Теодора Фидлер: Наблюдала за Джесси, не очень понимая, чем вызвана такая реакция. Наверное, есть какая-нибудь история, но рассказывать он не хочет. Ну и ладно. - Да, есть немного. Огонь может быть злым, причинять страдания, сжигать всякие хорошие штуки. Но ведь он может очень сильно помочь - дать свет, тепло, да и он просто красивый. Огонь в камине, - махнула рукой в сторону камина, - согревает эту комнату, и не обожжет тебя, если ты не будешь туда лезть, не подойдешь слишком близко. Если ты просто поднесешь к нему руки, тебе будет тепло и приятно. Огонь не хочет причинить тебе зла, и Дом Огня не хочет. Ты не обожжешься, если будешь держаться на расстоянии или если не будешь бояться, - пожала плечами, посмотрела на этот самый огонь. - Неужели огонь не кажется тебе красивым?

Джесси Кроу: Красивый ли огонь? Уставился на пламя в камине, пытаясь понять и перенести слова девочки на этот огонь, а не тот, что обжигал его. Какой ответ она хочет получить. Это было легко. - Да, он красивый. Она ведь хотела услышать именно это? Зато теперь он знал, что от дома огня надо держаться подальше и ты будешь тогда цел.

Теодора Фидлер: - Что-то по тебе не заметно, - вздохнула, задумчиво покрутила между пальцами прядь волос, рассматривая огонь, который и правда был красивым. Неужели кому-то это не нравится? - Ладно, а в какой Дом ты хочешь попасть? Какая стихия тебе ближе? Водой можно захлебнуться, от холодного воздуха - простудиться, а земля может под тобой провалиться? - решила вернуться к попыткам понять, что такое этот бледный мальчик и отойти от попыток найти в нем огонь.

Джесси Кроу: - Не знаю. - таков было ответ на вопрос девочки. Разве что-то изменится от того, что он хочет? У него и прав-то нет - хотеть. Его кормит государство, эта школа, она же и сама решит, куда его деть. Может и впрямь отправят обратно в один из приютов. - Я не должен был быть здесь. Мне говорили про другое место. Прости, это моя вина.

Теодора Фидлер: Снова вздохнула и почесала нос. - Почему ты так думаешь? Мне кажется, если ты попал в Хогвартс, это не просто так и это не ошибка. Ты ему зачем-то нужен. Знаешь, гриффиндорцы следуют за своим сердцем. У тебя же есть сердце? Может, прислушаешься к тому, что оно говорит? Иногда сердце знает, что тебе надо делать, гораздо лучше, чем ты сам, или те, к кого ты привык слушаться. Что говорит твое сердце? - была почти уверена, что он снова скажет "не знаю", но вдруг. Уставилась на бледного мальчика, уже собираясь спросить, что с ним такое сделали, что он стал... вот таким. В Хогвартсе есть психолог какой-нибудь?

Джесси Кроу: Чуть удивлённо моргнул, ведь девочка говорила странные вещи. Она хотела знать его мнение? Его редко спрашивали о его мнении. А если и спрашивали, тут же говорили, что он не так думает. Какое мнение хочет услышать она? Что он должен сказать, чтобы она осталась довольной? Не было никаких подсказок. Он и впрямь очень глупый, раз не понимает девочку. Склонил голову на бок и прикрыл глаза, прислушиваясь к чему-то внутри себя, пытаясь осознать и понять то, что он чувствовал. Наконец, он снова посмотрел на девочку: - Прости, мне надо в туалет. Ты не подскажешь дорогу? Мало верил в то, что школа его выбрала. Просто потому, что он оказался магом? Да и сердце он своё не слышал. Оно стучало, но он разучился с ним говорить.

Теодора Фидлер: - Чего? - удивленно уставилась на мальчика, - А, дорогу сказать сложно, лестницы все время меняются, двери исчезают... это где-то внизу. Но ты подожди, я тебе ещё хотя бы магию Дома покажу. Правда, я ещё никогда не пробовала... У тебя есть что-нибудь ненужное? - огляделась, ища что бы такое уничтожить, но кресла и диваны вроде были нужны, а свои вещи было как-то жалко. Где там старшекурсники брали бокалы и странный напиток? - Знаешь, тебе же придется, что-то решать, что-то выбирать... Тебя не возьмут ни в один дом только если ты будешь стоять на месте и ничего не делать, - пробормотала, вспоминая лабиринт и не представляя, что там Джесси будет делать.

Джесси Кроу: В этом месте не было туалета. Тихо вздохнул, ведь сердце знало лучше. А оно хотело в туалет, а тот неизвестно где. - Бери, что хочешь. Да у него и не было ничего. В кармане нашлась только ручка. Протянул ее девочке. Из этих разговоров все больше узнавал о лабиринте, но почему он должен делать выбор. Дурак же не может выбрать верно. Или им все равно? - Я понял. Спасибо.

Теодора Фидлер: - Знаешь, Джесси, если ты вдруг решишь, что попал в Хогвартс не случайно, я думаю, Гриффиндор может много тебе дать. Хотя, с другой стороны, я сама только-только поступила, что я в этом понимаю, - легкомысленно пожала плечами и посмотрела, что там бледный мальчик протягивал. - О. Ручка. Спасибо. Она тебе точно-точно не нужна? Потому что если получится, то она того... дематериализуется. Хотя можешь попросить у слизеринцев новую, - покрутила в руках ручку, попыталась вспомнить все, что говорили старшие из разных Домов про то, как эта Магия Домов работает. Мысленно обратилась к Дому Огня, обозначив свое желание сжечь эту ручку и то, что не помешала бы помощь со стороны этого самого Дома.

Хогвартс: Ручка вспыхнула на мгновение - и исчезла.

Джесси Кроу: - Спасибо. Будет, как всегда. Ему все дадут, а он будет за это платить. Нельзя быть неблагодарным. Испуганно вздохнул. Ручка, которую ему подарили в прошлом приюте... Теперь ее не было. Но ничего другого, что он мог бы предложить девочке, ни в карманах, ни в сумке, не лежало. Да даже его сумка была неизвестно где. Ещё немного посмотрел на то место, где только что лежала его ручка. Она не появилась. - Большое спасибо, что показала. Наверное, это все. Тихонько поерзал в кресле, потому что сердце не врала, но уйти пока не мог. Девочка ещё не разрешила сделать это. Поэтому терпел.

Теодора Фидлер: - Оно работает! Ты видел, ты видел? - с восторгом посмотрела на Джесси. Если после того, как получилось первое заклинание, было как-то неудобно прыгать от счастья перед Дженни Брентон, то сейчас хотя бы немного выразить радость было можно. - Это, короче, дематериализация. Разрушение. У крутых гриффиндорцев при этом красивые такие спецэффекты получаются. Хотя для тебя может и не очень красивые. Но у слизеринцев способность обратная - материализация, и ты можешь попросить их материализовать тебе... да хоть такую же ручку, и может они даже согласятся. Вот. Ладно, ты, наверное, хочешь пойти искать туалет, так что не буду тебя задерживать. Или тебе хочется что-нибудь узнать о Доме Огня? Может, я даже могу ответить на какие-нибудь вопросы.

Джесси Кроу: Глаза уже были несчамтными, но девочка разрешила идти. Способность, которая была у учеников этого факультета... Она пугала, как и старшекурсники, бьющие маленьких. Бедная Тедди. Но, может, она станет, как они? - Спасибо, у меня нет вопросов. Встал с кресла, ещё раз взглянув на то "ничто", которое осталось от ручки. - До свидания. Попращавшись с девочкой, вышел из страшной комнаты.

Теодора Фидлер: - Пока, увидимся на лекциях, надеюсь, - помахала мальчику, вздохнула. Странное, наверное, у него впечатление получилось. Впрочем, он и сам странный. Но если он и правда будет ходить на лекции, это будет лучше, чем ничего. Развалилась на диванчике, решив пока не делать ничего, хотя потом, конечно, надо будет пойти куда-нибудь заняться какими-нибудь важными делами.

Магнус Кэмпбэл: Насвистывая прилипчивый мотивчик, спустился из спальни. Чуть не впаялся на повороте в узкую арку. Башни, конечно, тема, но неудобно до жути. На карликов каких-то делали. Большой зал лучше. Место развернуться есть. Вырулил в гостиную. Где-то тут был глинтвейнчик хваленый. Осмотрелся и двинул к камину. Котелок булькал над огнем. Вроде для питья. Остановился. Наполнил кружку, обитающую рядом, на приставной тумбе. Обернулся, чтобы присесть на диван. - Ох ты ж! Дернулся, расплескивая содержимое чашки. На диване уже кто-то обитался. Незнакомый и женского пола. Сменил руку на кружке, махая обожженной. - Ты кто? Подозрительно поинтересовался у девчонки. Мантия Гриффская. Надо же. - Чот раньше тебя не видел?

Теодора Фидлер: C интересом наблюдала за появлением странного кудрявого мальчика. Гриффиндорца. Ровесника вроде как. Так что, получается, другие первокурсники все-таки существуют? Да ещё и софакультетники? Что-то не верилось. Скорее какой-нибудь слизеринский шпион. Да, точно. Продолжила наблюдать за шпионом с все нарастающим подозрением. Ходит тут, значит, как у себя дома, вкусную штуку без разрешения наливает, настоящих гриффиндорцев не замечает... это, кстати, значит, что и шпион из него никудышный. Поморщилась, стряхнула с носа попавшие туда горячие капельки. Шпион был каким-то совсем неуклюжим. - Я девочка. Тедди, - ответила на вопрос, представилась, подвинулась немного на диване, принимая сидячее положение, - Ага, я тебя тоже не видела, очень приятно, - прищурилась, вглядываясь в шпионскую мантию и пытаясь найти, чем она отличается от нормальной человеческой гриффиндорской. Хотя скорее всего ничем, потому что это и есть мантия ни в чем не повинного бедного гриффиндорца, которого этот самый шпион укокошил. Вон даже имя оставил. Присмотрелась к нашивке. Мангус, ага. Бедный Мангус. - Ну и как дела... Мангус? - хихикнула, смешное же имечко. Сразу захотелось манго. В Хогвартсе дают манго?

Магнус Кэмпбэл: Поискал глазами стул. Нечто колченогое мостилось рядом с каменной аркой камина. Пододвинул ближе. Уселся, прислушиваясь к натужному скрипу. - Что они с несчастной табуреткой делали? Задал вопрос больше в пространство башни, чем конкретно кому-то. Поднял глаза на новенькую. - Вижу я, что ты девочка. А что, кто-то промахивался? Недоверчиво покосился на софакультетницу. - Говорят, какой-то новенький пришел? Не поймешь. Имя девчачье. Тощий, голосок тонкий. Отпил из чашки. Кислятина. Скривился, оглядываясь в поисках сладости. - Слушай, тут сахарница не пробегала? Как это пить можно? Кисляк же. Отбросил волосы, залезшие в глаза. Удивленно глянул на первокурсницу. - Чо? Какой еще Мангус? Сама ты Мангус. Есть хочешь? На Мангусы потянуло. Ма-г-нус. Древнеримское имя, между прочим, не всякие хухры-мухры. Гордо запрокинул голову, изображая римского полководца. Гая Юлия Цезаря. На монете видел. Бабушка показывала. Коллекционная.

Теодора Фидлер: - Ну, некоторые думают, что я зомби, и вообще не человек. Но я просто девочка, честно, - понаблюдала за табуреткой. Может, сжечь её? Нет, правда, костер в центре гостиной Дома Огня - это отличная идея, разве нет? - А, Джесси? Ну, он вообще странный, - неопределенно пожала плечами. Удивленно покосилась на шпиона. Сахару ему, видите ли, захотелось. Ещё чего. Вообще, неправильный шпион какой-то, выглядит как ангелочек, имя свое не помнит. Покивала, слушая, про то, что никакой он не Мангус. Конечно ты не Мангус, ты шпион. - Да-да, я понимаю, сложно жить с таким именем. Мангус, это ж надо было придумать... приходится всякое про римлян выдумывать... Но я не буду смеяться, Мангус, честно-честно, - ещё пару раз кивнула и с умилением уставилась на ангелочка-шпиона с чудесными кудряшками, которые так замечательно выглядели под этим углом, - В общем, я с тобой, Мангус. И дай эту штуку, если пить не будешь, - протянула руку за чашкой. Вкусная штука и без сахара вкусная.

Анастасия Романова: Заглянула в гостиную. Двое вели беседу. Похоже ребята были первокурсникам, максимум второй курс. "Отлично! Не придется выслушивать пафосных речей и чувствовать себя абсолютной неумехой." -Привет! - шагнул по направлению к присутствующим.

Теодора Фидлер: - Привет-привет, - махнула рукой вошедшей. - Заходи, присаживайся. Это вот Мангус, как манго, - поспешила представить шпиона до того, как он начнет нести что-то про римлян. - А я Тедди, как мишка. Расскажешь что-нибудь?

Анастасия Романова: - Я Несси, как чудовище из озера. - улыбнулась ребятам и присела на свободное кресло. "Медведь, фрукт и чудовище - хорошая компания" - Да особо нечего рассказывать, у меня была вполне нормальная жизнь до приезда сюда, Брожу знакомлюсь с факультетами, уже хочу скорей пройти распределение, неопределнность немного напрягает. Лучше вы расскажите про факультет? Давно распределились? Как тут вообще новеньким живется? Хочется услышать из первых уст. - поудобней устроилась в кресле, еще раз обвела взглядом гостиную и посмотрела на бойкую Тедди.

Теодора Фидлер: - Приятно познакомиться, чудовище, - вежливо кивнула, потом задумчиво покрутила между пальцами свободной руки особенно кудрявую прядь волос. - Я совсем недавно распределилась, максимум пару неофитов назад. Живется классно - декана ни разу не видела, как и почти никого на факультете, вот тут Мангус откуда-то взялся. А рассказать о факультете... Может, ты даже лучше расскажешь. Ты была на Слизерине? Во многом Гриффиндор - это Слизерин наоборот. О, ты можешь перевернуть все, что знаешь о Слизерине и рассказать, что получилось? Мне даже интересно, - отпустила кудряшку и наклонила голову к плечу.

Магнус Кэмпбэл: Удивленно покосился на новенькую правым глазом, левый неодобрительно косился на кружку с кислятиной. Получилось не очень. Собрал глаза вместе. Зомби? Как из фильмов? Настоящие? Присмотрелся к софакультетнице. Вроде слюнями на мантию не капает. Черепушку прогрызть не норовит. На автомате протянул кружку. Пусть уж лучше глинтвейн пьет, чем остатками мозгов закусывает. Хотел спросить про кладбище, где выкопали, но тут в Гостиную забрела неофитка. - Ма-г-нус. Не Ма-н-гус. Проскрипел под нос, но так, чтобы Тедди уловила. Бодро помахал пополнению. Тубуретка скрипнула громче и опасно накренилась. Взмахнул руками, опираясь на стену, задрапированную бардовой простыней. - Салют, Нессям! Как оно в озере? Рыбка клюет, магглы не браконьерят? Дружелюбно полюбопытсвовал, прислушиваясь к общению девчонок. Повернулся к Тедди. Потер зачесавшийся нос, поерзал на сидушке, восстанавливая равновесие. Отлепился от каменной кладки. - Ни откуда я не взялся. Тут и был. В спальне сидел, по башне шарился. Приключений на свою... голову искал. О, Несси. А на Слизе по-прежнему сидит такая бледная, нервная. Глазом недобро ведет, палочкой почем зря машет? Вспомнил собственное распределение и общение со Слизами.

Анастасия Романова: Ну вот почему нельзя просто выдавать брошюру всем новеньким, эти плутания по замку занимают столько времени, что кажется, прошла вечность и не одна. Еще раз кивнула мальчику. - Нормально в озере, магглы достали, вот решила в школу пойти, а то тысячилетнее бездумное поедание рыбы и пугание рыбаков парядком надоело. - А эта девушка, Дженни, на столько ужасна? Конечно, чувство собственной важности ей не занимать, и не все,что она сказала близко мне, но может стоит узнать ее получше? - обратилась к Магнусу и не дождавшись ответа продолжила. - Говорите Гриффиндор это Слизерин наоборот. - прикрыла глаза и потерла переносицу припоминая, - Значит так: вы не признаете правил, как правило, идете вперед не оглядываясь назад, прошлое вам менее важно чем будущее, вы спешите откидывать авторитеты и опыт прошлого, встаете на защиту справедливости, даже против вашего софакультетника. И еще ваш Дом наделяет вас способностью разрушать предметы. Подводя итог могу сказать, что вы достаточно веселые ребята, но иногда переходите рамки и ваши действия могут принести больше вреда чем пользы. - испытующе посмотрела на ребят.

Теодора Фидлер: Отпила немного вкусной штуки, которой вовсе не нужен было больше сахара. Ну, может, ложечку. Но и так сойдет. Покосилась на шпиона, который все ещё путал буквы в своем выдуманном имени, приподняла брови, услышав его описание, видимо, Дженни Брентон. Ну, может, он и не слизеринский шпион. Вообще, он гораздо больше похож на рейвенкловского шпиона. Да, точно. Послушала про Слизерин наоборот по мнению Чудовища, покивала. - Ага, в принципе по-моему это неплохое описание гриффиндорцев. И разрушать предметы - это можно, да. Мангус, разрушишь что-нибудь? - решила, что есть шанс, что шпион все-таки не шпион, и это отличный способ проверить. - Ну и ещё, в Доме Огня есть огонь. Ты, может быть, удивилась, что у нас всего один камин, в то время, как в Доме Воды их... сколько? Три? Четыре? Много, короче. А ведь в высокой башне не теплее, чем в подземельях. Но мы не мерзнем, потому что у нас есть огонь, в нас есть огонь, и все вместе мы согреваем наш дом и друг друга. Ну, я так думаю, - выпила ещё немного вкусной штуки и покосилась на шпиона-ангелочка, который может быть и просто ангелочком, и которого действительно зовут Мангус. Хихикнула.

Магнус Кэмпбэл: Слушал девчонок, качая ногой на скрипящей на разные лады табуретке. Развалится она или так и будет гриффиндорской инвалидкой? Удивленно глянул на Тедди. - Могу колченогую доломать. Пойдет? Еще можно окно выбить. Или вазу с лестничного пролета запустить. Взялся перечислять, на что успел положить глаз со дня зачисления. Замолчал. Похоже, слушать надо было внимательнее. - А-а-а. Многозначительно протянул и достал из кармана удобную штуковину для письма. Положил на стол и мысленно обратился к дому, прося дематериализовать карандаш. - Кстати, Несси, особенного гриффиндоского отварчика не хочешь? У нас тут целое ведро кипятится. Махнул рукой на котел с глинтвейном, булькающий на слабом огне.

Хогвартс: Карандаш коротко вспыхнул и исчез.

Анастасия Романова: - Здорово! - посмотрела на Магнуса, потом на Тедди- Хороший способ избавляться от хлама. Главное не спалить что-то нужное! Подошла к булькающему отвару, налила в одну из кружек, вдохнула аромат- довольно приятный, немного резковатый с корицей, отпила, поморщилась: - А сахар у вас тут водится? Немного кисловато, - не дожидаясь ответа, поставила кружку на тумбочку и продолжила. - Эмм...Наверное это все что мне нужно было узнать. Пожалуй я пойду. Еще раз посмотрела на ребят. Все таки есть у них общие черты, эта страсть с которой они оба говорят про разрушения.

Теодора Фидлер: Понаблюдала за Мангусом, который зачем-то носил с собой карандаш. Зачем ему карандаш, если он не ходит на лекции? Кажется, он все-таки был гриффиндорцем, ну или умел уничтожать вещи взглядом. Ну так неинтересно. - А ещё это отличный способ избавляться от вещей того, кто тебе не нравится, так что с гриффиндорцами лучше не ссориться. Что, и тебе сахара? Откуда же вы, такие сладкоежки, беретесь? - вздохнула, покосилась на ангелочка, потом перевела взгляд на неофитку, которая собралась уходить. - И у нас есть милый такой Львенок-хранитель, - сообщила Нэсси, пожала плечами, - Ну, если ты ничего больше не хочешь узнать, увидимся на лекции! По крайней мере со мной, - улыбнулась и уставилась на несчастную табуретку Мангуса. Откуда он её взял-то?

Анастасия Романова: С этмими не ссорься, с теми не ругайся. Какие все воинственные, того и гляди война начнется. А лев-хранитель это хорошо, они красивые и величественные. Всегда хотела погладить живога льва. Размышляя о своем, пошла к выходу, на полпути спохватилась: - Увидимся! - махнула на прощание, уже переключившей свое внимание на Магнуса девочке, кивнула мальчику и вышла.

Теодора Фидлер: Закончила рассматривать табуретку, со вздохом взглянула на Мангуса, который, кажется, был самым обыкновенным гриффиндорцем, и потому ничего интересного из себя не представлял. - Ладно, мне ужасно интересно, что нового произошло у меня в другой петле, так что я пойду. Может, вернусь. Может, даже сахара принесу. Если из-под кресла вылезет кто-нибудь из моих сородичей, ну, зомби, и захочет съесть твои мозги, ты кричи громко, я посмотреть хочу, - вскочила с дивана, поставила куда-то чашку с остатками вкусной штуки и, выбежав за угол, свернула петлю.

Чак Кинг: - Ку-ку, есть тут кто? - сказал, заходя в гостиную.

Теодора Фидлер: Забежала обратно в гостиную, проверить, жив ли Мангус. Кажется, пока зомби не появлялись. Хотела было убежать обратно, как заметила неофита. Появилось ощущение дежавю. Только этот мальчик не был похож ни на Дженни Брентон, ни вообще на девочку. Вот и хорошо. - Привет, Куку, я Тедди, а это вот Мангус. Ага, как манго или как мангуст, как тебе больше нравится. Проходи, садись, расскажи какую-нибудь страшную историю, основанную на реальных событиях, - предложила, решив, что кудрявый ангелочек уже заснул, как Доу, и помощи от него не дождешься.

Чак Кинг: - А почему тебя зовут как мальчишку? - спросил, усаживаясь на предложенное место. "Чудные какие, у одного имя как фрукт", - подумал, скользнув взглядом по кудрявому молчаливому мальчику. - "Вторая похожа на атомный взрыв. Надеюсь, выйду отсюда живым." Усевшись, даже не подумал о том, чтобы представиться. Хочет звать его "куку", он совсем не против. А вот рассказывать истории... - Я пришел, чтобы узнать получше про твой факультет, - начал, понимая, что от него чего-то ждут. Наверное, вопросов. - Ну, знаешь, в чем ваша фишка, что умеете, почему я должен выбрать именно вас? Захотелось немного потроллить девочку, уж больно вид у неё был вызывающий. - И что с вашим входом, почему выглядит так, будто кто-то его взорвал? Неудачный эксперимент с лаком для волос?

Теодора Фидлер: - А, я когда мелкая была, с дредами ходила, и все думали, что я мальчишка, это было забавно, и я сокращала свое имя, как Тедди. Но если хочешь быть моим врагом, можешь называть меня Дорой, - предложила мальчику, полагая, что он вполне подходит на роль врага - на девчонку не похож, и кудряшек милых нет. - Не хочешь рассказывать страшные истории? Ладно, давай поговорим о Гриффиндоре. Узнать получше? Ну тогда расскажи, что уже знаешь. И предположи, что мы умеем и какая у нас фишка на основе того, что ты слушал раньше и видишь тут. Ну, вроде того самого входа. Я, кстати, у старших спрашивала, но внятного ответа не получила, так что и сама не знаю, - пожала плечами, решив не уточнять, что спрашивала только у Доу, у которого нормальных ответов наверное не дождешься. - А выбираешь не ты, выбирают тебя, и если ты не понравишься Гриффиндору, у тебя будет меньше шансов сюда попасть, - добавила, предполагая, что так оно и есть, хотя кто знает этот странный Хогвартс и этот странный Лабиринт.

Чак Кинг: - Дора звучит очень мило, - хищно ухмыльнулся. - Обязательно буду тебя так называть, если достанешь. Одного уже нажитого как минимум недруга ему было, видимо, мало, так что вполне можно причислить к таковым девчонку из Гриффиндора с волосами в виде вороньего гнезда. Да и расслабляться меньше захочется. С этими девчонками лучше вообще не расслабляться, как часто говорил его дед. Что до того, будто бы это факультет его будет выбирать... в это верилось с трудом. Вряд ли он тогда вообще куда-то попадет, и таки будет отправлен в Дурмстранг. Ведь, если посудить, он пока ни с кем не поладил и ничто ему ещё не показалось близким и родным. - Я знаю, что тут не учатся гении, высокородные аристократы и добрые праведные люди тоже, - ухмылка превратилась в улыбку и расширилась неимоверно. - Про особенности ничего не скажу. Скорее всего, судя по входу на факультет, вы либо без тормозов, либо без границ. Либо и то, и другое вместе. Вероятно, умеете взрывать профессионально. Не только двери, но и свои волосы. Что тут ещё добавить? В приюте не планировалось, что воспитанники отправятся куда-то кроме Дурмстранга. Так что про Хогвартс рассказывали немного. И большую часть всего пришлось нагло выдумать, чем Чак занимался много и часто, когда не имел достаточной информации или хотел разыграть кого-нибудь.

Теодора Фидлер: - Ничего ты не знаешь, Куку, - вздохнула, - Нет, ты не прав, на Гриффиндор вполне могут попасть и гении, и аристократы, и добрые праведные люди, никто не будет им мешать. В Дом Огня попадают разные дети, но у них есть кое-то общее, и они все идут путем этого Дома, чтобы это общее в себе найти и развить. Тормоза и границы... Да нет, не сказала бы. Границы есть всегда, и даже гриффиндорец должен знать, когда остановится, но по сравнению со Слизерином с этим попроще. А взрывы... ну это тоже по-разному бывает. Гриффиндорцы могут и не любить взрывы. Ладно, - поправила волосы, которые, между прочим, были причесаны максимально аккуратно, насколько возможно причесываться, не распрямляя волосы. Эх, с дредами было проще... - Давай попробуем ещё раз. Гриффиндор - это Дом Огня. О чем это тебе говорит? - устроилась поудобнее и, оглядевшись, заметила вкусную штуку, которая всем почему-то казалась кислой. Ладно, если Куку будет хорошо себя вести, можно будет ему предложить, а если плохо - вылить на голову. Благо у него нет кудряшек, которые можно было бы испортить.

Чак Кинг: Серьезность девочки поражала. То ли она обиделась за свой факультет, то ли просто была букой. Оставалось надеяться, что верным был первый вариант. - О том, что вы все поджигатели и в любой момент можете загореться? Было непонятно, то ли ему действительно недоступны метафоры и все с ними связанное, то ли хотелось продолжать их маленькую игру. Но устроиться поудобнее это не помешало. А вот сладости и кислости совсем не заинтересовали. Еда была всего лишь топливом в системе понятий Чака.

Теодора Фидлер: - Поджигать прикольно, да. Кстати, ты знаешь, что даже до распределения можешь ходить на лекции? Там на Заклинаниях как раз поджигающие чары проходят, приходи, что ли, - только сейчас сообразила, что это ещё один потенциальный однокурсник, не зануда, как Джесси и Несси, и может даже будет ходить на лекции, а не заниматься непонятно чем, как Мангус. - А вот про загореться уже интереснее. Да, я бы сказала, что в каждом гриффиндорце горит огонь, иногда - сильнее, иногда - слабее, и если гриффиндорца обидеть, он и правда загорится, может даже в прямом смысле. И этот огонь согревает гриффиндорца изнутри, и согревает тех, кто с ним рядом, и обжигает тех, кто подносит руки слишком близко, что-то вроде того. И огонь может быть разным, - вздохнула, вспомнив, как разговаривала о факультете с Хель. И вот почему она не может рассказывать все новичкам? Когда рассказывает Тедди, новички пугаются и убегают, даже не задавая вопросов. - Какой бывает огонь? - спросила у неофита, раздумывая, а не слишком ли он глупый, чтобы быть врагом? Впрочем, наверное, все-таки нет, это Несси была умной, а этот самый обыкновенный.

Чак Кинг: - Ого, а можно я тебя потрогаю? Ты меня сожжешь или согреешь? - спросил с крайней степенью любопытства и без всякого злого умысла, как всегда все восприняв буквально. Гореть так гореть! Не дожидаясь ответа, потянулся пальцем к руке девочки, гадая, шарахнет его током как в прошлый раз, когда он попытался сбежать из приюта и нарвался на охранное заклинание, или просто подожжет. Уж больно велик был соблазн потрогать того, кто может согревать и жечь. Понятное дело, тут сразу стало не до безумно оригинальных вопросов про огонь и возможность ходить на лекции.

Теодора Фидлер: С удивлением покосилась на мальчика. Дала ему дотронуться до руки, которая была самой обыкновенной человеческой рукой, ну разве что коричневой. - Сейчас не сожгу и не согрею, наверное, это надо, чтобы момент удачный был. Хочешь обжечься - вон в камин руку засунь. Ладно, знаешь, почему тебе не хочется называть меня Дорой? Потому что у каждого дома есть магия, которую можно использовать без палочки любому адепту, и у нас это - дематериализация. Уничтожение. Могу продемонстрировать, если у тебя есть что-нибудь ненужное.

Чак Кинг: "Ну воооот, не сработало!" - подумал с разочарованием во всем, включая хваленую магию огня. Но разочарование перекрылось внезапно вспыхнувшим огоньком интереса. Дематериализация была сама по себе бесполезна, разве что можно уничтожать прицельно вещи... или даже живых существ... - Мантия новая... а, сейчас, вот, на, - сказал, предварительно обнаружив в кармане бирку и чек. Передал все это новой знакомой, руки которой ни обжигали, ни согревали, но обещали полнейшее уничтожение. - Значит, кто-то из вас просто уничтожил дверь на факультет. И как ваш страж, не сильно пострадал? А людей вы можете уничтожать? А волшебников? А плохих волшебников и гадких людей? А целую школу? А две? А если весь магический мир? Кажется, девочке все-таки удалось прорвать плотину природного любопытства неофита. Ему, правда, больше нравилось что-то делать, а не ломать, но если таким образом он сможет поквитаться с теми, кто запихал его в приют, то ради этого можно даже принять всю их огненную философию и выучиться этому направлению.

Теодора Фидлер: - А ты уверен, что тебе это не понадобится? Ну ладно, - хотела было приступить к дематериализации, но мальчик засыпал вопросами, так что решила сначала ответить. - Вообще, то, что мы можем уничтожить, зависит от степени адепства, и, скажем, я, как адепт первой степени, вне гостиной могу уничтожить только что-нибудь маленькое, и потом надо будет долго восстанавливать силы, - произнесла с умным видом, - На территории Гриффиндора все гриффиндорцы - магистры, и могут уничтожать... большие вещи. Много вещей. Но не следует забывать, что эту силу дает нам Дом, и я думаю, если я попрошу уничтожить тебя, Дом вполне может отказаться. Ну или кто-нибудь об этом узнает и выгонит меня из школы. Не думаю, что магия одного Дома может уничтожить всю школу. Максимум - саму нашу башню. Ладно, давай попробуем... Взглянула на бирку и чек неофита, сосредоточилась, мысленно обратилась к Дому Огня и попросила все это уничтожить. Или хотя бы бирку.

Чак Кинг: Замолчал и уставился на лежавшие в руках девочки бумажки. Пока ничего не происходило, но терпения ему было не занимать... А вот ответы немного разочаровали. Если нельзя уничтожить кого хочешь, то смысл в такой способности? Разрушать созданное кем-то? Зачем? Но вслух пока задавать вопрос не стал, чтобы не отвлекать мисс атомную бомбу от ее занятия.

Теодора Фидлер: Когда все, что надо было дематериализовать, сгорело, продемонстрировала неофиту пустые руки. - Иногда это может быть полезно. Вроде можно уничтожать грязь, или если я пролью тыквенный сок на мантию, наверное, смогу его убрать. И если что-то стоит на моем пути, я могу очистить путь. Ну и, конечно, если кто-то мне не нравится, он может навсегда потерять своего любимого плюшевого мишку. Или что-нибудь ценное. Или волшебную палочку, - не была уверена, что можно дематериализовать палочку, может, на магические вещи это не действует, но неофиту об этом знать необязательно, по крайней мере пока он не попадет на Гриффиндор. - Ладно, что ещё можно сказать? Хранитель Дома - Львенок, цвета и сам видишь, декан вроде и есть, а вроде и нет, и куратор куда-то делась, так что по идее можно делать, что хочешь, и ругать никто не будет. Хотя я ещё не пробовала делать что-то такое, так что это только предположения. Вопросы? Хочешь выпить вкусную гриффиндорскую штуку без сахара?

Чак Кинг: "Ух, а это не менее прикольно, чем материализация и то, что мне показывала та слизеринка с веслом!" - подумал, понимая, что лишился совсем ненужных вещей. То есть каждый гриффиндорец получался этакой ходячей системой переработки вещей. Что могло помочь им вредить кому угодно, включая собственных же софакультетников. Хмыкнул, представив себе, что будет, если два гриффиндорца решат побороться с помощью своей коронной факультетской магии. "Да, я бы на это посмотрел", - подумал, с интересом разглядывая мисс адское пекло на предмет подвоха. - Ага, давай, - ну конечно не стал отказываться. В приюте вообще ни от чего не отказываешься, тем более, что пить-то вполне себе хотелось. Конечно, она и подшутить над ним может, типа, мелкий неопытный балбес, дай-ка я его проучу авансом за все будущие тёрки. Но подставы не боялся. Вот случится, тогда и будет разбираться, а пока самое время утолить низменные потребности своего организма.

Теодора Фидлер: Встав с такого удобного дивана, подошла к котлу с варевом, задумчиво огляделась, пытаясь понять, откуда нормальные гриффиндорцы берут посуду. Наконец обнаружила бокальчик, наполнила горячей вкусной штукой, с поклоном протянула Куку. - Вот, - плюхнулась обратно на диванчик, - Вроде пить можно, по крайней мере со мной все в порядке, как видишь. Ну как, во всех Домах уже был?

Чак Кинг: Взял бокал и кивнул в знак благодарности. Попробовал, но так и не понял, что именно. Вроде было вкусно, так что быстренько прикончил всю порцию. А пить и правда очень хотелось. - Остался Рейвенкло, в остальных уже был. Но сначала схожу поем, а то задолбался бродить по замку в поисках нужных башен и подвалов, - сказал, вполне себе дружелюбно улыбнувшись. - Ну я пойду, увидимся еще на лекциях. Спасибо, что сказала про посещение для неофитов, буду должен, - подмигнул девочке, навострив ласты в сторону выхода.

Теодора Фидлер: - О-окей удачи, - махнула неофиту, ещё меньше, чем с Джесси, представляя, куда он может попасть, - Увидимся, - в очередной раз удивилась, что вон не было никаких однокурсников, а тут бац - и появились. Остается надеяться, что с гриффиндорцами так же будет, и они внезапно появятся. Вытянулась на диване, уже забыв, что куда-то шла.

Чак Кинг: Помахав рукой, вышел из гостиной. Потягиваясь, похлопал себя по животу, предвосхищая отличную трапезу. Заодно можно будет хорошенько обдумать все, что узнал, а после сделать выводы и отправиться в сторону лабиринта.

Анастасия Романова: Забежала в уже знакомую гостиную. К счастью, Тедди была тут, не придется бегать по в ему замку. Быстро подошла к девочке. - Тедди, пивет еще раз.Тут такое дело.. мм с Магнусном девочку нашли примерно трех лет, она как и ты... ну... такая же... темнокожая, - прозвучало не очень, но по другому и не скажешь, - У тебя нет младшей сестры? - торопливо добавила, - Только ты не подумай, что я считаю буд-то все темнокожие люди родственники или знакомые, просто решила уточнить, чтобы исключить этот вариант. Ума не приложу откуда она взялась.

Теодора Фидлер: Чуть привстала, увидев Несси. Она даже ещё не распределилась, что она тут делает? - Ага, привет. Ну... если у меня и есть сестры, я о них не знаю, - вздохнула, осознавая, что единокровные и единоутробные братья или сестры наверняка есть, может даже волшебники, но кто их знает, где они сейчас... Может даже эта девочка, о которой говорит Несси. Если судить по рассказам родителей, биологический отец вполне мог забросить очередную дочурку в Хогвартс и сбежать.

Анастасия Романова: - Хм... - нахмурила брови, стоило рискнуть. - Жаль, это многое бы решило. Если хочешь, можешь к нам присоединиться, мы пока в Большом Зале у Гриффиндорского стола, не знаю сколько мы там пробудем. Еще раз спасибо, спускайся, если появятся какие идеи. С чувством некой неудовлетворенности свернула петлю, уже выходя из гостиной.

Теодора Фидлер: - Пока, - махнула рукой Несси, раздумывая над её предложением. Да нет, если даже неофиты после пары минут знакомства убегают из гостиной в слезах, страшно подумать, что случится с маленьким ребенком, пусть и черным. Вздохнула, слезла с дивана. В гостиной вроде новых кудрявых гриффиндорцев или новичков ждать не стоило, так что пошла искать что-нибудь интересное на Гриффиндоре.

Бэмби Рейнард: "Скорее в гостиную! Вдруг оттуда все поисчезают и я буду там совсем одна? Не хочу! Так интересно кто там сейчас? А вдруг там одни львы? Что за бред, Рейнард? Зачем в гостиной так много львов? Там ученики должны быть." - Всем привет, Я - Бэмби Рейнард. - приоткрыла дверь она и протиснулась в щель, радостно улыбаясь. - Я тут очень-очень хочу с вами всеми познакомиться! Можно?

Эндриана Эбигейл: С купой учебников в руках проходила мимо гостиной, как заметила непонятного ребёнка, прошмыгнувшего в гостиную. Остановилась на мгновение, но все же свернула, борясь с не особо сильным желанием рассказывать о факультете. Очень неправильно рассказывать. – Привет, – сказала с ходу, чуть не столкнувшись с неофитом. Скользнула взглядом по стоявшему ребёнку, подмечая нашивку. – Бэмби? – улыбнулась, – необычное имя. Я Эндри. Приветливо кивнула, приглашая девочку сесть. Положила учебники на стол, и подошла к камину. Налила в чашки глинтвейна, одну из которых протянула неофиту. – Везде наливают чай, а мы пьём... вот это, – пожала плечами, – всем нравится. Уселась в кресло и поставила свою чашку на подлокотник, обняв ее ладонями. – А теперь... рассказывай, что уже знаешь о Гриффиндорк, Бэмби.

Теодора Фидлер: (Не зеленые волосы) Заглянула в гостиную, надеясь увидеть там какого-нибудь кудрявого гриффиндорского однокурсника, но кудрявых однокурсников не было, а была гриффиндорская девочка и негриффиндорская девочка-морковка. Ну, тоже ничего. - Привет, - зашла внутрь, добежала до диванчика, - Я услышала, что ты хочешь с кем-то познакомиться. Это можно, да. Я Тедди, как мишка. А тебя... как-как? - подумала, что ослышалась. Кажется, Эндри собиралась рассказывать о факультете, можно было послушать. Слушать намного лучше, чем рассказывать.

Бэмби Рейнард: Только-только Бэмб пробралась в гостиную, как на нее кто-то налетел. Она было подумала, что это дядя Орел преследует ее до Гриффиндора потому что она ответила так тупо на его мудрый вопрос, как вдруг поняла, что это всего лишь девочка. - Ух ты, а я...да! Бэмби! - радостно выпалила Рейнард, рассматривая гриффиндорку. - приятно познакомиться. - покраснела до ушей. - Ого! Да это же! Да ладно, это глинтвейн? - восторженно выпалила рыжая. - Мне мама дома очень часто готовила. Это очень вкусно! Спасибо тебе! - чуть ли не запрыгала на месте от радости она и приземлилась на соседнее кресло. - Оооо! Я тут..я знаю на Гриффиндоре учатся очень храбрые и бескорыстные люди! Такие себе львята.. Основал его Годрик Гриффиндор оооо-ооочень-очень давно! - только и успела сказать Рейнард, как в гостиную вошла еще одна девочка. Такая веселая и милая - Урааа! Знакомиться! - рассмеялась неофитка и чуть не захлопала в ладоши. - Ой, Тедди! Я Бэмби! Тут в голову пришло осознание.. - Ой! Ты, как мишка, а я..как олень! Вот это да! - покатилась со смеха она. - Да мы с тобой просто зачарованный лес!

Эндриана Эбигейл: - Ого, - только и выдала на слишком активную речь девочки. - Впервые встречаю... настолько жизнерадостного человека... особенно здесь. Сейчас. С удивлением слушала Бэмби дальше, когда та так искренне обрадовалась обычному глинтвейну. - Это... здорово, - улыбнулась. - Твоя мама, должно быть, сильно тебя любит, если готовит сама для тебя. Указала на каминную полку, где только что налила напиток. - Если захочешь чего-нибудь к глинтвейну перекусить, можешь взять конфет или печенья. Помахала подоспевшей Тедди: - Ты как раз вовремя, наливай глинтвейн и присоединяйся. Облокотилась о спинку кресла, готовясь выслушать чуть больше информации, чем удалось получить. Выдохнула. - Что ж... на счёт Годрика Гриффиндора ты права. Он основал... наш факультет, и изначальными критериями отбора были именно храбрость, в каком-то роде... самопожертвование. Но с тех пор все немного изменилось. Гриффиндор - это огонь. Который может как и обжигать, так и помогать. Все зависит от того, как ты его используешь, в каких целях. Также и с нами - мы можем для кого-то быть храбрыми и смелыми, для кого-то - трусливыми и подлыми. Я не уверена, но вряд ли хотя бы один из гриффиндорцев пожертвует собой ради незнакомого человека или, тем более, врага. Кроме того, все мы в первую очередь люди... а у людей есть... человеческий фактор, свои представления о добре и зле, о жизни... в общем. Прикусила губу, поняв, что мысленно ушла от темы. - Знаешь... на Гриффиндоре все разные, и порой мне кажется, что нас... мало что объединяет. На самом деле есть что-то такое, чего бы, наверное, я не нашла нигде больше. Не проверяла на себе, но уверена, что если с кем-то из нас что-то случится, другие, зная или не зная его, придут на помощь. Только потому, что он из... них. Один из Гриффиндорцев. Замолчала, собираясь с мыслями. Рассказывать о том, в чем сама сомневается, все же сложно. Остановила взгляд на первокурснице. - Тедди... сможешь рассказать о Гриффиндоре... так, как ты его видишь?

Теодора Фидлер: Значит, не ослышалась, и морковка - олененок. Но олени не морковка, олени едят морковку... Ну да ладно, чего только в мире не бывает. - А ты мультик смотрела? Ага, лес. А ещё на нашем курсе есть Несси, как чудовище, - сообщила морковке-олененку. Решила последовать совету Эндри, налила себе вкусной штуки, села обратно. Прислушалась к тому, что Эндри говорила, пожала плечами. - Ну, во многом мое понимание совпадает с твоим, хотя по-хорошему я особо ни с кем из гриффиндорцев ещё не общалась, так что составить мнение, отличное от того, что мне рассказывали, как-то не успела. Все гриффиндорцы разные, например, как Доу и Хель, потому что огонь разный, но они и правда всегда помогут другому гриффиндорцу. Гриффиндорцы поступают... ну, так, как правильно. Как говорит огонь в сердце, как должен поступать гриффиндорец. Мне нравится сравнивать людей с огнем, говорить, что гриффиндорец может... в переносном смысле загореться чем-то и помочь загореться другим, обжечь или согреть кого-то, и все такое. Ну а сжечь что-нибудь можно и в прямом смысле, - улыбнулась, сделала пару глотков вкусной штуки, которая, оказывается, называлась как-то на "г", взглянула на олененка-морковку.

Бэмби Рейнард: - Ахах, Нэсси. Это ведь такие мангловские байки были про какого то дельфина с длинной шеей или вроде того. Ох! Что я несу! Какой ещё дельфин?! - покатилась со смеху Рейнард. - Представь только! Тут речь зашла о факультете и Бэмб слушала и улыбалась. Было здорово. Ей стало как то слишком радостно. - Честное слово, девчонки, у вас тут так хорошо! - отхлебнуда глинтвейн рыжая и радостно улыбнулась. - Обещаю, что если меня никуда не определят, то я буду летать тут, как привидение и поглощать весь ваш глинтвейн! - расхохоталась. - На самом то деле, ох Мерлин, это же любимый мой напиток! Я даже и подумать не могла.. девчонки, я тут вдруг внезапно поняла, что хочу сюда. - ошарашенно выпалила она и покраснела. - В смысле правда сюда хочу! Это странно, ведь я попала сюда несколько минут назад, и это даже не из-за глинтвейна, хотя я его очень люблю. Я вот..я была на всех факультетах и только этот кажется мне самым своим. Безумно звучит. - хохотнула. - Словно меня тянет сюда. И вы сейчас сказали про огонь. Во мне он тоже всегда был. Какой то внутренний огонь....Ох, Мерлиновы подтяжки, если меня и правда сюда определят, папа, наверно расстроится..он же хотел, чтобы я попала на Хаффплафф! - расстроенно пробубнела и уткнулась в напиток.

Эндриана Эбигейл: Решила не встревать в странные, не совсем понятные разговоры о, видимо, причудливых маггловских изобретениях, и уткнулась в кружку, выслушивая гриффиндорку. Улыбнулась и одобрительно кивнула Тедди. - Да... твой взгляд, который уже обрел форму сейчас - это уже представление... о твоем факультете, и он не может быть неправильны. На самом деле, видение нами Гриффиндора меняется постоянно. И ты можешь спросить, каким представляют наш дом студенты других факультетов, преподаватели... мнения будут отличатся. Не знаю, хорошо это или плохо, но... это так. Посмотрела на Бэмби. - Думаю, с тем, что есть в каждом из нас, тебе еще удастся познакомится позже... если, разумеется, встретишься с нашим хранителем в конце своего испытания. И вновь удивилась чрезмерно быстрой речи девочки, мысли которой явно запаздывали за языком. Усмехнулась. - Магия дома, уют, пледы и глинтвейн мало кого оставляют равнодушными. Пожала плечами. - Твои родители уже решились на такой... риск, отправив тебя сюда. А факультет... в любом случае все решит лабиринт. Но я... мы будем рады, если это окажется именно Гриффиндор. Поставила кружку на стол. - Кстати, на счет магии дома... ты ведь уже знаешь, что у каждого факультета есть своя... особенность, которой обладают его студенты? У Слизерина это материализация предметов, Рейвенкло - способность сделать из невидимыи, у Хаффлпаффа исцеление... а у нас... Остановила свой взгляд на кружке девочки, мысленно попросив дом дематериализовать ее и ее содержимое. Проследила за тем, как та, всполохнув, исчезла из рук неофита. Довольно облокотилась обратно в кресло. - Теперь задавай любые вопросы.

Теодора Фидлер: - По-моему, некоторых волшебников этот "дельфин" тоже интересует, - пробормотала, потом послушала девочку-оленя, пытаясь отделить то, что она говорит просто так, от того, что важно. Может, сейчас она испытывает то же, что испытывала сама во время знакомства с этим Домом? Кивнула словам Эндри, улыбнулась, увидев исчезновение кружки. - Полезная штука - посуду мыть не надо, просто берешь и уничтожаешь, - прокомментировала, потом решила добавить: - А хранитель у нс - Львенок, как царь зверей, только очень милый. С любопытством взглянула на морковку - от неё можно ожидать, что задаст тысячу вопросов.

Бэмби Рейнард: - Ох, ешки-макарошки, вот это да! - восторженно округлила глаза, наблюдая как кружка сгорает в руках. - Ээээй, я же не добила глинтвейн! - смешно надула губы и рассмеялась. - Девчонки, это же просто нечто! Это очень круто! Правда, я не уверена, что захочу сжигать что то из своих вещей, но с другой стороны так можно избавляться от улик или от еды, которая не нравится. Насчет улик шучу, но вот моя тетушка готовит просто кошмарную овощную запеканку по средам. Терпеть не могу это ..как его там..брокколи! - поморщилась. - Я бы его все сожгла. - довольно улыбнулась. - Ох, львёнок это так здорово! Люблю львят! - не переставая улыбаться, посмотрела на вторую девочку- И посуду сжигать наверно так здорово! Ох, не подумайте, что я какая то ненормальная. Просто так люблю огонь и не люблю мыть посуду. Любые вопросы, хммм...дай как подумать...что вы чувствовали, когда первый раз попали сюда? И как лабиринт вас сюда отправил? Что он говорил? Это было эпично или он просто пробубнел: "Иди туда то?" - хохотнула и с вниманием уставилась на девчонок.

Теодора Фидлер: Продолжила наблюдать за девочкой-оленем, чувствуя себя по сравнению с ней каким-то овощем... брокколи, ага, которое сидит такое спокойно в своем кресле и иногда что-то сонно бормочет. Наверное, и прическа за брокколи сойдет, особенно если в зеленый покрасить. Усмехнулась, пригладила волосы, надеясь, что так они меньше похожи на брокколи. - О том, что было в Лабиринте, не говорят, но это будет здорово, обещаю. А насколько эпично - зависит от тебя, наверное. А когда я впервые сюда попала... я почувствовала себя дома, я думаю. Не в гостях, где здорово выпить чаю и съесть пирожок, а дома, куда хочется возвращаться снова и снова. А может ничего не почувствовала, и это мне сейчас только кажется, - развела руками, как бы признаваясь в том, что память как у.. брокколи, - Может, уже пришло время тебе самой пойти и узнать, что произойдет с тобой в Лабиринте?

Бэмби Рейнард: Растянулась на кресле и подумала о том, что хочет остаться здесь и никуда не уходить. В конце концов им придется прислать сюда больше сотни домовиков, чтобы выпихнуть ее из этой гостиной. Тедди рассказывала о том, как попала сюда в первый раз и Бэмб все больше понимала, что у нее тоже самое. Как будто бы тут витает какой то вирус и заставляет чувствовать себя, как дома. - Ох, Тедс, ты знаешь, со мной происходит то же самое. Это даже странно как то. Я словно..мне здесь хорошо и я совсем не хочу никуда уходить. Кто знает, может виноват шикарный дизайн - не удержалась и сморозила шутку, - а может это все и правда неспроста. - улыбнулась Тедди. - Ты права. Пришло время узнать. Я больше не могу оттягивать этот момент. Девчонки, скажите мне что-нибудь перед тем, как я пойду туда, умоляю. - вздохнула и посмотрела на гриффиндорок. - Последнее слово там какое то. - улыбнулась.

Эндриана Эбигейл: И вновь с удивлением посмотрела на девочку. Усмехнулась. – Твои вопросы войдут в историю Гриффиндора, как самые нестандартные. Подставила руку под щеку, вслушиваясь в рассказ Тедди и стараясь вспомнить своё первое появление здесь. Кажется, сидела в этом же самом кресле? Или... нет. Приподнялась. Нет, ничего, совсем... ни единого образа в голове. Помнила обстановку, помнила, камин и глинтвейн, который не понравился, и... все? Обеспокоенно сжала край мантии. В любом случае, у всех это, должно быть, по-разному. Отвлеклась, когда девочка вновь заговорила. – Думаю, ты и сама все скоро узнаешь, как... и что будет. – Легко улыбнулась. – Главное поступай так, как сама чувствуешь. И что бы там ни было - удачи.

Теодора Фидлер: - Если это и правда так, приходи сюда снова, вне зависимости от того, что там с тобой решат. У тебя уже пробились рожки, Бэмби? Не забодай там кого-нибудь, - решила, что это сойдет за последнее слово, запустила руку в волосы - то ли, чтобы проверить как там с прорастанием собственных рожек, то ли потому, что руку надо было куда-нибудь деть.

Роксана Блэквуд: На этот раз гостиная была очень даже жаркая и светлая, прямо... ну огненная. Сразу видно, что здесь дом Огня. Наверняка здесь часто устраивают дружеские посиделки, а может даже вечеринки. Родители рассказывали, что на Гриффиндоре обучаются самые буйные ребята, и хоть они отзывались об этом нелестно, Рокс чувствовала, что в этом ничего плохого нет. Она кстати и сама буйная в каком-то смысле, не зря она в пух и прах столько раз ругалась с родителями и сбегала из дома. - Есть кто? - позвала она, входя в гостиную.

Теодора Фидлер: (Не зеленые волосы) - О, привет, - обернулась к вошедшей ещё одной неофитке, улыбнулась, кивнула на свободное кресло, - Проходи, присаживайся, добро пожаловать. Села поудобнее, вытащила руку из волос, с любопытством взглянула на девочку. Вот, нормальные люди, попадают в замок перед началом нового семестра, не то что некоторые. - Меня Тедди зовут, а вот это вот камин, - махнула рукой на камин, - Всего один. А вот в слизеринской гостиной их много, как я помню. Как думаешь, почему так?

Роксана Блэквуд: Рокс приветственно кивнула девочке немногим старше ее и села на диван. - Я Роксана. Как интересно, ей еще и камин представили. - Привет, камин, я Роксана, - с серьезным видом сказала она. - Почему один у вас, и много на Слизерине? Наверное, потому что гриффиндорцы горячие ребята и им не нужен камин, чтобы согреться? - предположила она с усмешкой. - На Слизерине, насколько мне известно, наоборот, жару не любят. Ну и огонь не их стихия. Будут мерзнуть, но только бы поменьше огня. Угадала?

Бэмби Рейнард: - Ох, девчонки, вы такие милые. - радостно улыбнулась. - Обещаю, что если меня определят совсем не сюда, а все таки на факультет рыжих и глупых оленей, я все равно буду приходить в гости. И поселюсь у кого то на коврике. - улыбнулась. Слова гриффиндорок ей явно были по душе. - И вы правы. Хорош уже переживать по этому поводу! Надо взять себя в руки. - Ох, Тедс, обещаю, что никого не забодаю своими огроменными рогами. - хохотнула. - Хотя, как пойдет. В этот момент в гостиную вошла новенькая. - Оооо, все. Кто-то ещё. И как у вас глинтвейна на всех хватает? Здравствуй, прекрасная новенькая девочка. Извини, но мне нужно бежать на встречу со своей судьбой! - наигранно загадочно пробормотала и ринулась к двери. - Но мы ещё увидимся. Я Бемб. - подмигнула и выслушала, как зовут новенькую. - Девчонки, оставлю вас наедине. Запомните меня, как рыжую балбеску. Люблю. - послала воздушный поцелуй и скрылась за дверью.

Теодора Фидлер: - Удачи, Бэмби, - помахала рукой рыжей девочке-оленю. Потом кивнула девочке Роксане. - Ага, я тоже так думаю. Горячие ребята - это здорово сказано. Знаешь, я не особо умею рассказывать, так что если хочешь, расскажет тебе чего-нибудь Эндри, - кивнула в сторону третьекурсницы, а то что она молча сидит, - А я буду спрашивать. Вот ты уже что-то знаешь о Гриффиндоре да? В что ты по этому поводу чувствуешь? По отношению к Гриффиндору, к огню?

Роксана Блэквуд: Роксана проводила взглядом рыжую девочку, а потом вернулась к разговору с Теодорой. - Я послушаю что-нибудь, если будет желание рассказать, - сказала Рокс. - Знаю, что это факультет самых храбрых и безбашенных. Иногда чересчур даже, но всегда с чувством чести, благородства и справедливости. Я думаю, что мне это близко. Хотя я и не бегу навстречу приключениям и волосы назад, но я бы никогда не поступила бесчестно, не подставила бы друга и всякое такое. И, хотя я из семьи, которая сколько-то там поколений училась в Слизерине, я не чувствую себя их частью, за это, кстати, часто получаю от предков, - усмехнулась. - Можно сказать, я бунтарь. Так что, возможно, мне здесь будет самое место.

Теодора Фидлер: - И почему вы все говорите про слишком и чересчур? По-моему, гриффиндорцы как раз в меру храбрые и безбашенные, а с чересчур безбашенными общаться опасно, их лучше в Хогвартс не отпускать. Хотя... - вспомнила собственное распределение, когда храбрости, наверное, было все-таки чересчур. Но это было гораздо веселее, чем сидеть в гостиной без всяких приключений. Пожала плечами. - Возможно, - согласилась с Роксаной, взглянула на камин, потом снова на девочку, - Вот говорят, что гриффиндорцы слушают сердце. А это хорошо или плохо? О, слушай, ты читала Шекспира? Как думаешь, что Ромео и Джульетта сделали неправильно?

Роксана Блэквуд: - Я сказала "иногда", это не относится ко всем. Просто, если чел чересчур храбрый, процентов на 99 это гриффиндорец, - усмехнулась она. Поступил еще один вопрос,потом еще один, довольно непредсказуемый. Роксана даже растерялась. - По мне, так они просто были еще дети, а у них любая проблема кажется трагичнее, чем есть на самом деле, - сказала она. - Сколько им там было, тринадцать-четырнадцать? Они-то точно все близко к сердцу воспринимали. Хотя кто их знает, может там реально все было слишком сложно, - пожала плечами. - Мои предки тоже не сахар, но фиг я самоубьюсь, не дождутся. Пусть терпят меня. Она даже легонько пнула носком ботинка спереди стоящий столик по ножке, потом опомнилась и убрала ногу.

Теодора Фидлер: - А тебе одиннадцать, разве нет? Так-то да, но я не про самоубийство, а про то, что к нему привело. Ну, в смысле, насколько я помню, им надо было выбрать, слушать сердце или семью. Вот тебе что важнее, то, что ты думаешь или то, что думают все вокруг? Ты будешь слушать тех, кто старше и умнее, или себя? Ведь те, кто старше и умнее могут оказаться правы, и тогда ты будешь просто глупой маленькой девочкой, - достала блокнотик и карандашик, взглянула на Роксану, - То есть, вроде это не очень важно для понимания Гриффиндора, мне просто интересно.

Роксана Блэквуд: - Ну да, одиннадцать, - подтвердила Роксана. - И я тоже ребенок. Мне на самом деле не важно, что обо мне думаю остальные, пусть думают что хотят. Что за стереотип, что надо слушаться старших, потому что они умнее? Да, они дольше прожили, но не обязательно они стали умными. Многие вообще психи, что ж, надо каждого психа слушаться, потому что мне не повезло родиться позже? К нормальным взрослым можно прислушиваться, но часто они говорят скучные вещи, заставляют делать скучные вещи. Мне нравится делать то, что я делаю, и я никому этим не мешаю, и если я что-то порчу - то это мое личное. Обычно я стараюсь никому не вредить. Она пронаблюдала за тем, как девочка достает блокнот с карандашом. - Ты журналисткой хочешь стать?

Теодора Фидлер: - Ага, ну вот и я так думаю, - кивнула, немного подумав и не без удивления осознав, что согласна с девочкой Роксаной во всем. Наверное, все одиннадцатилетние девочки одинаковые или хотя бы похожие. - Журналисткой? Не знаю, если у меня будет перо, которое само пишет, то это должно быть весело. Спрашивать и слушать интересно. А если не будет, то нет, писать не люблю, - взглянула на Эндри, на глинтвейн. Надо будет потом предложить Роксане. - Ну, как ты ощущаешь, что тебе ещё надо узнать о Гриффиндоре перед тем, как пойти в Лабиринт? Как отличить нашего хранителя от остальных, и какую способность дает своим адептам Дом? Ещё что-то?

Роксана Блэквуд: Улыбнулась Теодоре. Как приятно, что где-то тебя понимают. - Самопишущие перья - не такая уж редкость. Так что у тебя все может получиться. Главное, чтобы не как Рита Скитер, - заметила она. На последнем предложении вопросительно подняла брови. - Да, этого я не знаю, как отличить, какие способности. Подскажи?

Теодора Фидлер: - Хранитель наш - Львенок, ну ты наверное слышала, что лев - гриффиндорское животное. Может, потому что лев - царь зверей, и цвета у нас такие императорские, и вести себя надо по-королевски. Но Львенок классный. А способность противоположна слизеринской. Дематериализация, уничтожение. Уничтожать иногда бывает полезно. И гриффиндорцы уничтожают - какие-то ненужные традиции и правила, или конспекты в конце семестра... Эндри, гриффиндорцы сжигают конспекты в конце семестра? - взглянула на Эндри, потом снова на Роксану, - Показать?

Эндриана Эбигейл: Молчала, слушая разговор девочек, но не особо вникая. Нет, что-то этих неофитов и вправду стало много. Со вздохом поднялась, подошла к камину, наливая новую порцию глинтвейна. Протянула чашку... Роксане? Хотя бы имя знакомое. - Это наш... почти-официальный напиток. Тебе должно понравиться, - слегка улыбнулась. Вернулась на место. - Гриффиндор не может быть чем-то одним, мы все здесь... довольно разные. В этом и прелесть. Ты можешь быть любым, и при этом найдешь свой... свое место здесь. Говоря о человеке "храбрый", на вряд ли сможешь под тем же значением сказать "гриффиндорец". Кивнула Тедди. - Не уверена, что такая практика сможет благополучно отразиться на будущем... такие вещи много где пригодятся. Но я бы устроила костер из конспектов по прорицаниям. Ритуальный. У тебя есть еще, что сжечь? Подняла бровь, переведя взгляд на неофитку и поражаясь ее не очень то детским мыслям. При этом не совсем понимая странные слова, которые та произносила. - Ты, должно быть, полукровка? - уточнила.

Роксана Блэквуд: Слушая девочку, растягивалась в зловещей улыбке. Уничтожать - это прям по ее части. Вспомнить хотя бы, сколько раз она громила свою комнату в минуты бешенства, которая была до ужаса огромной и безвкусно роскошной. Хотя потом залепила стены плакатами рок-групп и квиддитчных команд и успокоилась. - А, ну про льва знаю, да, кто ж не знает. Сжигать конспекты тоже наверно весело, а потом прыгать через этот костер. Она посмотрела на темноволосую девочку, которая до этого молчала, а теперь протянула чашку с каким-то напитком. Роксана приняла ее и понюхала, что там внутри. - Огневиски что ли? - спросила она и отхлебнула. - Благодарю. Послушала ее речь и кивнула: - И я думаю, что все разные. Просто зачем тогда спрашивать новеньких, что такое Гриффиндор и кто такие гриффиндорцы, если все равно нет однозначного определения, которое подошло бы каждому из них? Ну и не только гриффиндорцы, я вообще про всех. Отметила про себя, что она бы все-таки попрыгала через костер конспектов, пусть даже эо не приветствуется. - Нет, я чистокровная, - внимательно посмотрела на собеседницу. - Мои родители придерживаются идеи чистой крови, фанатики, я бы даже сказала. А почему ты спросила?

Теодора Фидлер: - Если бы конспекты были очень нужны, Дженни Брентон не разрешала бы пикси их рвать, - пробормотала, вспомнив лекцию, - И прорицания, да. Кстати, ты за три курса уже научилась как-нибудь что-нибудь гадать? - спросила у Эндри, а то подниматься в Башню Прорицаний было как-то лень, может оно и не надо? Повернулась к Роксане. - Гриффиндорцы, конечно, разные, но все-таки они вместе. Они живут вместе и идут одним путем, и это можно сказать о каждом Доме. И каждый новенький с помощью всех, кого он встречает, определяется, где, и с кем, и как он будет жить во время обучения, и вопросы, наверное, должны в этом помочь, - пожала плечами, мол, я просто маленькая девочка, которая ничего не знает. Заинтересованно взглянула на девочку, когда она сказала про чистокровных фанатиков. - А как они тебя сюда отправили? Газеты не читают, что ли? Не удивлюсь, если мои родители их не читают, но чистокровные фанатики должны общаться с другими такими же, которые к Хогвартсу относятся... ну, негативно. Или нет?

Эндриана Эбигейл: Ещё больше удивилась. Огневиски? – Можно и так, – кивнула. Повернулась к Тедди. - О, - улыбнулась, кивая, - это определенно точный и оправдывающий аргумент. Устроем после ритуальный костер в честь окончания года. Только напомни. И... Роксана, – обратилась к неофитке, – если есть что сжечь, можешь присоединиться. Облокотилась о спинку, вспоминая не очень удачный опыт с гаданиями. - Я... немного да... но это такие глупости, тебе не кажется? Все эти... образы... можно подразумевать что угодно. К тому же, — Запнулась. Махнула рукой, что это не так важно. Одобрительно кивнула гриффиндорке на ее слова. Посмотрела на неофитку. - Многие считают, что за каждым факультетом стоит что-то одно, и в какой-то степени это действительно так, однако... однако всех людей не распределишь по четырем наборам качеств, и это надо объяснять. Для этого мы и здесь, – развела руками. – А еще... мы пытаемся показать, какой наш факультет изнутри, какой он есть на самом деле.... не по чьим-то рассказам и убеждениям. Приподнялась, теперь уже внимательно вглядываясь в нашивку девочки. – Блэквуд? – уселась обратно. Пожала плечами, поясняя. – Твои знания маггловедения буквально поражают. Сделала паузу, стараясь вспомнить. – Я совсем забыла... ваш... "Ше-пир"? Это ведь маггловская литература? Склонила голову набок, разглядывая девочку ещё раз. – И почему же ты здесь, раз твои родители... – замялась, – ты ведь теперь тоже... террорист.

Роксана Блэквуд: Разговоры про костер ей нравились, она-то уж думала, что повеселиться здесь не удастся. А вот про семью говорить совсем не хотелось, и она снова посерьезнела, но почти сразу напустила равнодушное выражение. Но раз придется... - Я часто сбегала из дома в город и гуляла с друзьями, из маглов, - ответила она. - Они отличные ребята, маглы в смысле, и мне нравится их музыка и их литература, иногда я кое-что таскала к себе домой, и книги в том числе. Правда, большую часть родители находили и сжигали... Так что особо не почитаешь. Вздохнула. - А у вас здесь вообще нет чистокровных что ли? Даже в Слизерине? - удивилась она. - Вообще, меня хотели в Дурмстранг отправить, но я закатила истерику. Потом они решили, что вроде как языковой барьер и все такое... Ну типа, - изобразила кавычки. - Они сами отсюда, да и вряд ли меня что-то исправит. Они меня и так террористкой считают.

Теодора Фидлер: - Ага, давай сходим сожжем, если выживем после экзаменов, - кивнула Эндри, дернула плечами при словах о Шекспире. - Есть теория, что Шекспир был волшебником. Не помню, какие там доказательства, но моя мама в это верит. Правда, она говорит, что я слишком маленькая, чтобы его читать, и я согласна, так что я только смотрела пьесы по Шекспиру, которые ставили ребята из театрального кружка старшей маггловской школы, которая у нас недалеко от дома, - закончив с Шекспирам, прислушалась к словам Роксаны. Сжигать книги? Не, маггловские писатели конечно до Локхарта не дотягивают, но они тоже ничего так, читать можно. - Чистокровные есть, почему бы им не быть, они поступили в школу ещё до того, как все это началось, или они дети террористов и тех, кто их поддерживает, или нейтральных, которые со всем этим не заморачиваются. А языковой барьер... по-моему, многие едут в Шармбатон, тебя учили французскому? Даже меня учили. Правда, я уже все забыла. А в Дурмстранге вроде учатся дети из разных стран, так что там должны быть какие-нибудь курсы для иностранцев. Все решаемо, если очень хочется. Но Хогвартс - это здорово. Мало народу, легко стать лучшей в чем-нибудь, обрадовать родителей.

Эндриана Эбигейл: Опешила. – С магглами? – неуверенно переспросила. Сжала губы. И, невольно, чашку в руке. Слушая неофитку, кажется, поняла, почему ее родители были не против избавиться от... обузы. Сказала презрительно: – Тебя совершенно не волнует честь и имя твоей семьи? Как... они могли позволить тебе общаться с этими... - сморщилась, - магглами? Нахмурилась. – Я чистокровная. Дженни Брентон, – должно быть, вы уже познакомились, Андриана Нортон, тоже со Слизерина, Макс Бэйл с Рейвенкло, другие. Конечно, не так уж и много - в основном чистокровные семьи предпочитают Дурмстранг Хогвартсу в последнее время. Покачала головой на слова Тедди. – Не совсем... не всегда. Я не смогла поступить в Дурмстранг по другим причинам, но это... это другое. Нервно накрутила локон на палец. – Угу. Лучшей в технике терроризма, – съязвила.

Роксана Блэквуд: - Возможно и был, почему нет? - согласно кивнула она. - Не обязательно же всем волшебникам искать только волшебные профессии. Захотел - и стал писателем, начал писать произведения, которые доступны не только магам, о и маглам. Теперь его имя одно из самых известных в мире, хоть и маглов, и это лучше, чем быть никому неизвестным зельедельцем в мире магов. В общем, нашел свое призвание. Заметила, как изменилось лицо Эндрианы и речь после того, что она узнала. Но лишь усмехнулась, это еще цветочки по сравнению с тем, как с ней обращались родители, так что не привыкать. - А что такое? Что ты имеешь против маглов? Лично тебе они что-то сделали? Мне нет, - заявила она. - Более того, они оказались даже человечнее моих родных родителей, которые мне и капли любви не подарили за все детство. Тебе было бы приятно знать, что тебя произвели на свет только для того, чтобы через семнадцать лет продать какому-то смазливому наследнику одного из богатеньких родов? И вообще все время открыто говорили, что мечтали о сыне, а не о дочери, и чувствовать себя никому не нужной. - Она захлопнула рот, поняв, что слишком много лишнего сказала. - Я буду сама выбирать, что мне делать, а не по чьей-то указке. Я хочу жить в нормальных, мирных отношениях с маглами, а террористами лучше назвать тех, кто этого не хочет и поэтому разжигает конфликты и войны с первыми. Она допила свой напиток и поставила пустую чашку на стол. Кажется, пора уходить.

Теодора Фидлер: С удивлением взглянула на Эндри, которая оказалась какой-то маглоненавистни... чкой? Такое слово есть? Пусть будет. Заинтересованно прислушалась к словам Роксаны. Вот есть же люди, которые несмотря на воспитание умеют... думать, что ли? Интересно, как так получается? - По-моему, это и есть... Гриффиндор. Какая-то из сторон Гриффиндора. Самой выбирать, что делать, - улыбнулась девочке Роксане, которая вроде была совсем не похожа на девочку Бэмби, но тоже вызывала какую-то симпатию, - Ты во всех Домах уже была, или какие-то ещё остались?

Эндриана Эбигейл: - Глупости, - отрезала. - Никакой адекватный маг не стал бы писать для... таких. Покосилась на девочку, поборов желание потянуться за палочкой и преподать той урок вежливости. Резко встала, грубо поставив кружку на стол. - Из-за таких, - развернулась к неофитке, - как ты, Роксана Блэквуд, до сих пор существуют грязнокровки. И твое место среди них. Своим поведением ты порочишь имя не только своей семьи, но и всего рода чистокровных волшебников. Тебе бы стоило об этом подумать. Смерила девочку хмурым взглядом. - Удачи в лабиринте, - наконец произнесла. Забрав учебники со стола, вышла.

Роксана Блэквуд: Судя по всему, некоторые стороны Эдрианы были в новинку даже для ее однофакультетчицы, и видя, как та на нее посмотрела удивленно, Роксана устало вздохнула. Вот ей родителей мало, что теперь и тут одно и то же выслушивать. - Ну ты так и не ответила, что тебе сделали маглы и чем плохи "грязнокровки". Если бы я хоть раз от всех приверженцев чистой крови услышала хотя бы одно адекватное объяснение причин их ненависти, я бы хоть знала, что это за беда такая, - с усмешкой сказала она, провожая взглядом третьекурсницу, так быстро сбежавшую. Ничего нового она не услышала, про "позоришь имя и семью" ей твердили тысячу раз, но ни разу не привели никаких аргументов, почему это можно звать позором. Так что ей было до фонаря, что там думают другие, и в особенности, такие. Поэтому, как только она вышла, быстро забила на это. - Да почти везде была, - сказала она Тедди. - До Рейвенкло так и не дошла, ну я и думала, что всякие там загадки - не мое. Туда я и не стремилась изначально.

Теодора Фидлер: Приподняв брови, проводила взглядом Эндри. Грустно ей, наверное, с такими взглядами на самом террористском факультете. - А ещё, видимо, гриффиндорцев сложно в чем-то переубедить, - прокомментировала и снова повернулась к Роксане. - А когда я на Рейвенкло ходила, у них там все загадки сломаны были, меня там только чаем каким-то странным напоили. Знаешь, Рейвенкло - это ведь воздух, свобода, свобода думать, как хочешь. Уверена, что тебе это неинтересно?

Роксана Блэквуд: - Чаем? Может, это был не чай? - улыбнулась она. - Ну, свобода думать, а не делать, насколько я знаю. Вроде как они более правильные. Я и на других факультетах вольна думать, что хочу. Но все же рейвенкловцы должны быть креативными, творческими, умными, эрудированными, в конце концов. А меня там первая же загадка остановила, я бы не смогла лишний раз из гостиной-то выйти, эти загадки бы вот тут сидели, - показала на горло. - В общем, куда попаду, туда и попаду. Пришло время это узнать. Она, наконец, встала, разминая ноги. - Пожелай мне удачи в бою, - напела она. - Пойду я в лабиринт. Она подмигнула и скрылась за дверью.

Новогодний Фей: Залетел в гостиную и сразу же направился к единственному ребенку. - Время подарков настало! - объявил торжественно. И выложил к ногам девочки ее подарки. Подарок в нарядной упаковке с запиской ""Маленькие котята всегда становятся сильными львами. А пока записывай свои великие планы сюда. С Рождеством! Э.Э." Удлинители ушей (рабочие) без записки Еще подарок с запиской "Не скучай на лекциях! от Несси" И небольшую игрушку с запиской "Смотри, чтобы не отобрали".

Новогодний Фей: Опять не нашел елку и оставил следующие подарки прямо на каминной полке. Добавил записку; "Для Джона Доу" Коробку, с запиской "Запас кофе, чтобы ничего не проспать. С Рождеством! Э.Э." И вторую коробку тоже с запиской "Тебе достался сладкий подарок, угощайся имбирными сладостями. С Новым Годом и Рождеством! Ника". Воткнул в пустую вазу парочку зажженных бенгальских огней и вылетел прочь.

Дом Гриффиндор: Следом за Феем посреди гостиной вдруг начали появляться коробки-свертки-пакетики с непонятным содержимым. Еще через пару секунд возникла елка, которую удерживали в воздухе домовые эльфы. Установив елку на законное место, они принялись споро доставать из коробок украшения и гирлянды, превращая гостиную и елку в праздничное чудо. А потом вдруг заметили тихо сидящую гриффиндорку и, радостно что-то пробормотав, исчезли, явно не собираясь выполнять свою работу дальше, когда есть лучший кандидат. Впрочем, все свертки с рождественскими украшениями домовые эльфы так и оставили, не забрав с собой ничего.

Новогодний Фей: Вернулся в комнату, так как нашлись еще подарки, которые требовали вручения. Оставил их детям и улетел. Для Джона Доу Подарок. И записка к нему "Чтобы всегда помнить о рогатых существах". Для Теодоры Фидлер И записку "Чтобы рядом всегда был лев - если его погладить, он может даже зарычать". Для Эндрианы Эбигейл И записка "Чтобы было куда записывать планы по покорению мира".

Теодора Фидлер: (Не зеленые волосы) Заскучала на диване и собиралась было пойти поесть... или поспать, когда появились подарки! Подарки! Бросилась было разбирать, но застыла, когда появились эльфы. Елка! Попыталась провалиться сквозь землю, чтобы не мешать Рождеству, но эльфы все-таки заметили. И смылись. Улыбнулась, подбежала к подаркам. Посмотрела, восхитилась, попыталась понять, кому надо будет сказать спасибо при встрече. Так и не смогла угадать некоторых, э... адресантов? и решила на всякий случай говорить спасибо всем. - Елка! - вспомнила, как сама попала в Хогвартс. Как раз где-то под Рождество. И как важно было это новогоднее настроение. Немного попрыгала на месте, потом схватила один из свертков с украшениями. Наверное, даже если разбить какие-то шары, ругать никто не будет, так что взяла парочку, красный и золотой, повесила на ветки. Отошла на два шага. Прищурилась. Снова немного попрыгала на месте. Новогоднее настроение определенно появилось.

Томас Джокер: - Простите? - Том задержался на пороге гостиной. Ему показалось, что она была пуста, но возможно, ему только показалось. Поэтому он и подал голос, дабы кто-нибудь откликнулся, если мальчик вдруг кого не заметил. После этого он увидел девочку, примерно своего возраста. - Здравствуй. Ты не знаешь, где ваш староста? - обратился Том к ней.

Теодора Фидлер: - Привет, - поздоровалась с вошедшим в гостиную мальчиком. Староста? Вспомнила, как на Слизерине искала самого главного. Ну, там было проще, там чуть ли не весь Дом в гостиной собрался. - По-моему, у нас нет старосты, зато есть куратор. А быть она может где угодно. В кабинете куратора её, по-моему, давно не видно, - пожала плечами. Наверное, можно было бы позвать Хель через волшебный медальон, только его никто так и не выдал. - А зачем тебе? Неофитам о Доме в последнее время я рассказываю, у старшекурсников какие-то суперважные дела, и если от них отвлечь, наверняка превратят в лягушку.

Томас Джокер: - Хм, на других факультетах были старосты, - пробормотал Том. Затем он снова обратился к девочке: - Тогда, может, расскажешь и мне? Я, кстати, Томас. Томас Джокер.

Теодора Фидлер: - Давай расскажу, - легко согласилась, - Садись куда-нибудь, Томас Джокер. А я Тедди. О, сейчас, - вспомнила, что глинтвейн вроде должен быть ещё теплым, налила в две кружки. Одну протянула Томасу Джокеру, другую оставила себе. Интересно, откуда берутся все эти кружки, если их постоянно уничтожают? Наверняка школа тратит на них кучу денег. - Я думаю, главное, что стоит знать о Гриффиндоре - что это Дом Огня. И, понятное дело, все гриффиндорцы разные, но во всех... горит огонь. Мне кажется, миру нужны такие огненные люди, особенно сейчас. Люди, которые могут загореться идеей и зажечь других, согреть тех, кто замерз, осветить дорогу, сжечь то, что уже ненужно... конечно, огонь может начать пожар, но иногда и пожар может принести пользу. Я думаю. Тебе нравится огонь? И как думаешь, какая у Гриффиндора магия Дома? - поинтересовалась у Томаса Джокера. Наверное, эта привычка спрашивать у неофитов, что они думают, все-таки плохая, но ничего не могла с собой поделать.



полная версия страницы